В результате "рационализированного голосования" на предстоящих в Армении выборах получим другой парламент. Комментарий политолога " />

Кто станет депутатом в Армении и почему

В результате "рационализированного голосования" на предстоящих в Армении выборах получим другой парламент. Комментарий политолога

Фото: Люси Саргсян

Александр Искандарян, директор Института Кавказа, политолог

Будущий парламент будет другой. Он будет плюральный, несколько менее олигархический. Новый парламент попробует стать более профессиональным, но вряд ли у него это всерьез получится. Он будет отличаться от предыдущего по полномочию. Это будет центр принятия решений, будет место, где люди попытаются находить консенсус.

 

Второго апреля 2017 года в Армении пройдут парламентские выборы, и страна перейдет от полупрезидентской формы правления к парламентской.

Граждане Армении сейчас выбирают главный орган принятия решений в стране. Они избирают тех людей, которые будут править. До этого существовала фигура президента. Нынешнее голосование менее персонифицировано. Людям за персоны гораздо легче голосовать, чем за политические партии, по крайней мере, в такой системе, которая у нас, где демократия довольно молодая.

Прогнозы

Ввиду того, что парламент по размеру стал меньше, повысилась конкуренция. И дело не в том, что мест стало меньше [105 мандатов, в действующем парламенте их 131], а в том, что первая партия должна набрать 54 процента. Судя по реалиям, правящая сегодня Республиканская партия Армении (РПА) наберет и больше. В то, что останется, должна вместиться вторая партия. Скорее всего, это будет партия «Процветающая Армения» (ППА), которая также возьмет приличное количество голосов. Для всех остальных останется почти ничего.

Такой расклад накликали на свою голову оппозиционеры. Они настаивали на том, чтобы президента убрали, затем исключили голосование по мажоритарным спискам. А по партийным спискам один человек пройти в парламент не может. Партии нужно набрать минимум пять процентов, а блоку семь процентов. Это создает сильную конкуренцию. Понятно, кто будет первым, а кто – вторым, а все остальные рвут друг другу глотки, потому что понимают, что, в отличие от прошлого раза, многие останутся за бортом.

Правила игры

С прошлой каденции постепенно складывается система правил игры парламентских выборов. В прошлом оппозиционные силы говорили, что все нелегитимно — «президент нелегитимен, парламент нелегитимен, Конституция нелегитимна, выборы нелегитимны, все сфальсифицировано, и я этому всему оппонирую с улицы». Сейчас говорят — «президент нелегитимен, парламент нелегитимен, Конституция нелегитимна, выборы нелегитимны, все сфальсифицировано, но я изберусь на этих выборах, войду в парламент и буду говорить, как все нелегитимно, превращаясь в одного из сегментов данного консенсуса». Это принципиально другая ситуация, и это не может не видеть электорат.

Кроме этого, в отличие от всех выборов до 2008 года никто не собирается набрать большинство голосов, кроме Республиканской партии. Все понимают, что не имеют просто такой возможности. Они лишь претендуют на то, чтобы быть главной оппозицией, истинной оппозицией, настоящей оппозицией, честной оппозицией, красивой оппозицией, интеллигентной оппозицией и т.д. — что называется «принятием правил игры».

Второго тура не будет. Это классическая ситуация, просто люди стесняются говорить, что проголосуют за республиканцев [за правящую партию]. Здесь тип голосования другой. Некоторые партии имеют своих приверженцев, свой электорат, и у некоторых он довольно устойчивый, например, у Армянского национального конгресса (АНК), АРФ Дашнакцутюн, Коммунистической партии, партии «Процветающая Армения. С республиканцами по-другому. Есть какое-то количество чиновников и бизнесменов, которые по каким-то своим соображениям будут голосовать за РПА. Помимо этого, люди за РПА будут голосовать в последний момент, когда  будут считать, что голосовать больше не за кого.

В Армении идет такой процесс, когда лишенные идеологии силы побеждают идеологические. Справедливости ради надо сказать, что это не только армянский, но и общемировой процесс. Времена тяжелых идеологических боев остались в прошлом. При условии менеджмента апатии, люди склоны голосовать не за слова, а за построенную в деревне дорогу, за вставленные в дом двери или окна, за зарплату, они склонны голосовать в зависимости от принадлежности к той или иной партии своего работодателя, в зависимости от района проживания.

Идеология уменьшается, и в результате такие партии, как АРФ Дашнакцутюн, Армянский национальный конгресс теряют свой электорат, наоборот, растут республиканцы, растет партия Царукяна [имеется в виду партия «Процветающая Армения», лидером которой является крупный бизнесмен Гагик Царукян].

В то же время, что говорят оппозиционные идеологические партии? «Они плохие — я хороший!». В это никто не верит, ибо об этом говорится на протяжении последних 25 лет. В 2008 году люди верили. Люди готовы были выйти, голосовать, подвергаться опасности. Сейчас никто не верит. Это и есть рационализация голосования.


Читайте также