«Новая конституция временная, она просуществует ровно столько, сколько «Грузинская мечта» будет во власти», - говорят эксперты" />

Конституция «Грузинской мечты»

«Новая конституция временная, она просуществует ровно столько, сколько «Грузинская мечта» будет во власти», - говорят эксперты

ფ Фото: Сторонники «Грузинской мечты» после выборов в парламент. 08.10.2016. REUTERS/Давид Мдзинаришвили

Парламент девятого созыва на осенней сессии поставит на голосование проект конституционных поправок, в результате чего Грузия получит новую конституцию. Проект уже утвержден в двух чтениях. То, что в этот спорный документ внесут существенные изменения, уже никто не ожидает.

«Это историческое решение, — говорит председатель парламента Ираклий Кобахидзе, — мы меняем крайне несовершенную конституцию на современную, европейского типа».

В новой конституции действительно много таких изменений, которыми гордилось бы не одно государство. Например, в переходных положениях зафиксировано, что конституционные органы должны сделать все, чтобы обеспечить интеграцию Грузии в Евросоюз и Североатлантический альянс.

В конституции  появится запись, согласно которой свободное пользование интернетом является гарантированным конституционным правом человека. Таким же как, например, право на справедливый суд.

Также будет гарантировано право граждан на качественное медицинское обслуживание.

Помимо этого, есть и другие изменения, которые, в принципе, не вызывают особых споров. Например, минимальный возраст для кандидатов в депутаты увеличен с 21 до 25 лет, а для кандидатов в президенты с 35 до 40 лет.

В проекте конституции также не указано, что парламент должен находиться в Кутаиси (Кутаиси наряду с Тбилиси был объявлен парламентским городом в период правления Михаила Саакашвили).

Впрочем, как утверждает оппозиция, это мелочи, которые в политических дебатах в качестве аргументов использует власть, чтобы перенести внимание с наиболее значимых фундаментальных поправок.

Главное, в чем власть и политические партии не смогли прийти к согласию, и что критикует Венецианская комиссия, — порядок и правила выборов в парламент и избрания президента.

Избирательная система

Сегодня в Грузии действует смешанная избирательная система: в парламенте 150 мест, 77 депутатов избираются по пропорциональной системе, 73 – по мажоритарной.

Политические партии и неправительственные организации считают, что такая система не способствует созданию конкурентной избирательной среды и зачастую играет на руку тем силам, которым по справедливости в  парламенте делать нечего. Это подтвердилось в ходе последних выборов: правящую «Грузинскую мечту» не поддержала и половина избирателей (партия набрала 48 процентов), однако за счет мажоритарных депутатов партия получила конституционное большинство и из 150 депутатских мандатов получила 115.

Политические партии и НПО уже достаточно давно требуют отмены мажоритарных выборов и полного перехода на пропорциональную систему. Этого требовала и «Грузинская мечта», будучи в оппозиции, хотя после прихода во власть изменила подход к этому вопросу. Как подсказывает опыт, правящую политическую силу мажоритарные выборы вполне устраивают — мажоритарные выборы, как правило, с использованием административного ресурса, выигрывают кандидаты от власти, и депутатские мандаты распределяются в пользу именно правящей партии.

Действующая конституция Грузии была принята 24 августа 1995 года. Она менялась 33 раза. Наибольшее количество изменений было внесено в период с 2004 по 2010 годы — в период правления Михаила Саакашвили. В 2004 году в конституции появилась запись о должности премьер-министра. Минимальный возраст судей был снижен до 28 лет, депутатов – до 21 года. В 2010 году полномочия президента подверглись сокращению, и в противовес усилена роль правительства и парламента, а сам парламент перенесен из Тбилиси в Кутаиси.

«Грузинская мечта» признает несправедливость мажоритарной системы выборов, но упразднять ее не спешит – ближайшие парламентские выборы, которые состоятся в 2020 году, «Грузинская мечта» готова провести по смешанной системе. Согласно новой конституции, мажоритарная система будет упразднена только в 2024 году.

Политической оппозиции и гражданскому обществу не нравится и пропорциональная система выборов, предлагаемая «Грузинской мечтой»:

Новая конституция запрещает политическим партиям объединяться в блоки перед выборами. И это в то время, когда неизменным остается пятипроцентный проходной барьер. Помимо этого, голоса, полученные партиями, не преодолевшими избирательный порог, полностью переходят только к той партии, которая займет первое место.

Оппозиция указывает на то, что нынешняя пропорциональная система выборов несправедлива хотя бы еще и потому, что не оставляет маленьким партиям никаких шансов быть представленными в парламенте.

Венецианская комиссия в промежуточном заключении, обнародованном 16 июня, одобряет полный переход на пропорциональную систему выборов, называя его шагом вперед, но пятипроцентный барьер, передача голосов проигравших партий одному победителю, запрет на создание блоков заметно ухудшит функционирование такой избирательной системы.

Президент

Согласно новой конституции, меняется и закон о выборах президента.

Президентские выборы в Грузии должны состояться осенью 2018 года. Выборы будут историческими, поскольку они последние прямые, т.е. когда президента будет выбирать население страны. Его полномочия в качестве исключения будут продлены на год и составят шесть лет. Уже в 2024 году жители Грузии лишатся права выбирать президента, этим будет заниматься коллегия выборщиков. В коллегию войдут 300 человек: 150 членов парламента, по 13 представителей Верховных советов Абхазии и Южной Осетии, 124 представителя органов самоуправления.

Отмену прямых президентских выборов власть объясняет переходом Грузии на парламентскую модель управления, а в парламентских республиках президент избирается именно непрямыми выборами.

Но и тут в действиях властей оппозиция усматривает двойные стандарты, поскольку в государствах, где президент избирается непрямым голосованием, парламент является многопартийным. «А конституция, предлагаемая «Грузинской мечтой», не оставляет шансов парламенту быть многопартийным», — говорит политический секретарь оппозиционной Республиканской партии Тамар Кордзая. По ее словам, «Грузинская мечта» устроила избирательную систему таким образом, что у нее конституционное большинство будет не только на ближайших парламентских выборах, но и в будущем.

«Обратите внимание, кто войдет в коллегию выборщиков — депутаты парламента, в котором большинство у партии власти, представители местных органов самоуправления, большая часть которых также из «Грузинской мечты». Мы получаем президента, назначенного одной партией, и он будет подотчетен этой партии», — говорит Кордзая.

Семья

В конституции будет закреплено новое определение семьи. Если в действующем основном законе говорится, что «брак является добровольным союзом равноправных людей», то в новой конституции уточняется, что «брак является добровольным равноправным союзом мужчины и женщины, заключенным в целях создания семьи».

Правозащитники считают, что новое определение является дискриминационным, поскольку неженатые люди и их дети не будут считаться семьей.

В отношении этой статьи есть замечания и у Венецианской комиссии. В ее заключении подчеркивается, что конституция ни в коем случае не должна определять брак как союз между мужчиной и женщиной: «Грузия является членом Совета Европы, следовательно, должна юридически признавать однополых партнеров».

Проблема легитимизации

Власти в процессе обсуждения проекта конституции почти полностью игнорировали основные замечания и требования оппозиции. Это создает основному закону страны еще одну серьезную проблему.

«Мы получили такой проект конституции, с принятием которой не согласна ни одна политическая сила, и, соответственно, степень доверия к ней будет довольно низкой», — говорит ассоциированный профессор Батумского университета имени Шота Руставели юрист Малхаз Накашидзе.

По его словам, к конституции, которая устанавливает превосходство одной партии над остальными, отражает взгляды только одной политической команды, уровень доверия не может быть высоким по определению:

«Именно поэтому в Грузии, едва придя к власти, правящая партия тут же кидается менять конституцию. К сожалению, эти поправки никогда не были основаны на консенсусе и согласии».

Несмотря на то, что никто не ожидает того, что власть пойдет на уступки в таком принципиальном вопросе как избирательная система, оппозиция все-таки предлагает продолжить диалог и не принимать спорный документ в ускоренном порядке. О том же самом просит и Венецианская комиссия. Однако правящая команда намерена принять конституцию до выборов в органы местного самоуправления (они пройдут в Грузии 21 октября). По мнению экспертов, принятием конституции до этих выборов власть пытается продемонстрировать избирателям свою силу.

Более того, правящая команда спешит настолько, что не собирается дождаться окончательного заключения Венецианской комиссии, которое будет обнародовано шестого октября, поэтому «Грузинская мечта» обратилась к комиссии с просьбой предоставить предварительную версию заключения.

«Им известно, что третье слушание и голосование мы намерены провести в конце сентября. Власть действует в пределах регламента. Мы не ждем, что заключение Венецианской комиссии окажется негативным», — говорит первый вице-спикер парламента Тамар Чугошвили.

Вердикт конституционалистов таков — конституция с недостаточной легитимностью просуществует ровно столько, сколько «Грузинская мечта» будет находиться во власти. После этого начнется новый длительный период пересмотра конституции.

Что думает народ?

Согласно итогам социологического исследования, проведенного в Тбилиси Американским национально-демократическим институтом (NDI) в период с 18 июня по 9 июля, только 32 процента респондентов осведомлены об изменениях в конституции. 59 процентов из них заявили при этом, что недостаточно информированы об этих переменах.

Согласно опросу, только два процента опрошенных присутствовали на публичных обсуждениях, которые были организованы в масштабах всей Грузии.

Помимо этого, всего шесть процентов считают, что конституционные поправки соответствуют взглядам населения; по мнению 47 процентов, поправки соответствуют частично; по мнению 32 процентов, они совершенно не соответствуют.

 

 

 

 

Facebook Comments

Читайте также