Взгляд из Баку" />

Комментарий: что произошло в Нахичевани и повлияет ли смена власти в Армении на переговорный процесс по Карабаху?

Взгляд из Баку

Фото: Теймур Захидоглу

В

начале июня некоторые азербайджанские медиаресурсы опубликовали сенсационное сообщение о том, что отдельный Нахичеванский корпус азербайджанской армии взял под контроль 11 тысяч гектаров территории на участке границы между Нахичеванской Автономной Республикой и Республикой Армения.

Интересно, что это агентство — первоисточник новости — было создано всего лишь в начале апреля 2018 года. То есть за два месяца до этой новости.

Новость не подтвердил (но и не опроверг) сайт министерства обороны.

Нахичеванская автономная республика (НАР) — эксклав в составе Азербайджана. Она отделена от основной территории Азербайджана узкой полоской земли Армении.

Что же произошло в Нахичевани?

Вспомним хронологию:

  • 16 мая — визит Ильхама Алиева в Нахичеванскую Автономную Республику. Он заявляет, что на вооружении частей азербайджанской армии в Нахичевани есть ракеты, которые легко могут достать Ереван.
  • 17 мая — новые министр обороны и министр иностранных дел Армении приехали на границу с НАР для инспекции боевых постов.
  • 20 мая — министерство обороны Азербайджана сообщило о гибели рядового Татарова Адиля «при выполнении служебного задания на участке границы НАР и Армении». Армянская сторона заявляла, что азербайджанские части передвигали вперед к границе свои боевые посты.
  • 24 мая – азербайджанское государственное информационное агентство Азертадж информировало, что «начались плановые инженерные работы» на границе НАР-Армения.
  • 6 июня — новость о «взятии под контроль 11 тысяч гектаров территории» вокруг села Гюннют (Günnüt) Шарурского района НАР.
  • 7 июня в азербайджанской википедии появляется статья «Günnüt əməliyyatı” (Гюннютская операция), где приведена карта «освобожденных территорий».

Пресс-секретарь министерства обороны Армении Арцрун Ованисян сказал, что азербайджанская сторона попросила разрешения навестить кладбище в селе Гюннют, и что «мы не возражали». Армянские журналисты сразу же засомневались в искренности этих слов.

В целом — что на самом деле случилось на границе, можно только догадываться.

Как повлияет этот инцидент и смена власти в Армении на мирные переговоры по Карабаху

Мадридские принципы, вокруг которых ведутся переговоры по мирному урегулированию карабахского конфликта более десяти лет, основательно всем надоели. Эти принципы хороши для поддержания статус-кво, но, видимо, недостаточны для серьезного прорыва.

Очень короткое изложение, что же из себя представляют «мадридские принципы»:

  • возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха под контроль Азербайджана (формула 5+2. Пять районов сразу, Кельбаджар и Лачин позже, после уточнения статуса НК);
  • предоставление Нагорному Карабаху временного статуса, гарантирующего его безопасность и самоуправление;
  • открытие коридора между Арменией и Нагорным Карабахом («лачинский коридор»);
  • определение в будущем окончательного правового статуса Нагорного Карабаха на основе юридически обязательного волеизъявления (другими словами, референдум);
  • обеспечение права всех внутренне перемещенных лиц и беженцев на возвращение в места их прежнего проживания;
  • международные гарантии безопасности, включающие операцию по поддержанию мира (основной спорный вопрос —  состав миротворческих сил).

Статус-кво не устраивает ни Азербайджан, ни Армению.

Азербайджан – ясно, почему. Около 14 процентов территории страны контролируется соседним государством. Огромное количество беженцев.

Но почему они не устраивают Армению? Вроде бы, все в порядке. «Освободили Арцах, Миацум (воссоединение), создали пояс безопасности, теперь, ребята, давайте жить дружно».

Но есть понятие «цена конфликта». Карабахский конфликт обходится Армении очень дорого. И в материальном, и в человеческом плане. Тратятся миллионы на содержание войск на территории «непонятного» среднестатистическому армянину Физулинского района, еженедельно гибнут молодые новобранцы. Ради чего все это?

Армения — небогатая страна. В отличие от Азербайджана, там нет нефти и газа. Значительно зависит и в военном плане, и экономически от России. Поэтому, Армении будет очень трудно отказаться от предложения, сделанного Россией, если Россия будет вынуждать пойти на компромисс.

Но готовы ли власти Армении подписать мирный договор даже на самых мягких условиях? Освободить даже один район вне Нагорного Карабаха?  Похоже, что если даже власти готовы, общество к этому пока не готово.

В Азербайджане другая ситуация. Власти тотально контролируют медиа. Даже освобождение одного холма преподносится народу как «великая победа», и народ с этим согласен. Что говорить об освобождении одного, а тем более, пяти районов, не говоря о семи.

Возможно, именно этот прием «обкатывают» сейчас азербайджанские медиа, создавая эйфорию по поводу контроля над селом, которое даже на карте трудно найти.

Но армянское общество любой компромисс расценит как предательство.

Поэтому новый руководитель Армении Никол Воваевич Пашинян сделал «ход конем» — решил переложить ответственность за непопулярное, но неизбежное компромиссное решение с себя на власти Нагорного Карабаха. Он предлагает вернуть представителей армян Нагорного Карабаха за стол мирных переговоров.

Как отреагирует официальный Баку? Вполне ожидаемо: МИД Азербайджана назвал новую инициативу Пашиняна «смехотворной». Не может быть и речи о переговорах на одном уровне между Баку и Ханкенди (Степанакертом).

Но что мешает Баку тоже сделать ответный «ход конем»?

Продолжая официальные переговоры в рамках Минской группы ОБСЕ с руководством Армении, параллельно наладить контакты с карабахскими армянами?

Не спешите кидать в меня гнилые помидоры. Во-первых, основы таким переговорам положил не кто иной, как «общенациональный лидер» и «великий вождь» Гейдар Алиев.

После его указания 27 июня 1993 года исполняющий обязанности министра обороны Азербайджана (и будущий министр) Сафар Абиев звонил тогдашнему министру обороны Нагорного Карабаха Сержу Саргсяну (будущему президенту Армении) и пытался остановить наступление армян на Агдам.

13 сентября 1993 года заместитель Гейдара Алиева в парламенте, Афияддин Джалилов, встречался с министром иностранных дел непризнанной Нагорно-Карабахской Республики Аркадием Гукасяном (будущим их президентом).

21 сентября 1993 года сам Гейдар Алиев в Москве встречался и вел длительные переговоры с лидером карабахских армян Робертом Кочаряном. После этого в течение 50 дней на всех фронтах соблюдался режим прекращения огня. Алиев спокойно провел выборы и стал третьим президентом Азербайджана.

И, наконец, подпись представителей самопровозглашенной НКР стоит и в Бишкекском протоколе от 5 мая 1993, и в соглашении о прекращении огня от 12 мая.

Все это нисколько не уменьшило суверенитет Азербайджана и не прибавило легитимности самопровозглашенной НКР.

На мой взгляд, можно задействовать ресурс карабахских азербайджанцев. В решение СБСЕ о созыве Минской конференции (Хельсинки, 1992) записано, что в переговорах могут участвовать представители Азербайджана, Армении, «а также избранные и другие» представители Нагорного Карабаха.

Выражение «другие», по сути, оставляет очень широкое поле для маневров. У Азербайджана, конечно, есть и «избранные» представители Нагорного Карабаха — это народные депутаты в парламенте от ханкендинского и ходжалинского округов.

Но к ним могут примкнуть в переговорах и «другие» представители карабахских азербайджанцев, политологи и дипломаты. Пусть они и ведут переговоры с такими же «избранными и другими» представителями карабахских армян. В то время как первые лица Азербайджана и Армении будут покровительствовать этим переговорам.

А почему бы на самом деле не воспользоваться этой возможностью и не дать новый импульс переговорам? Тем более, что терять все равно нечего.

Facebook Comments

Читайте также