Либералам стоило бы быть упорнее, когда речь идет о принципах" />

Комментарий: церковь и общество в Грузии — не слишком ли много диктата?

Либералам стоило бы быть упорнее, когда речь идет о принципах

Я думаю, что если история чему-то нас всех и научила, так это тому, что перемены бывают результатом действий отдельных людей. А вот покорное следование мнению большинства добром не кончается.

Мартин Лютер Кинг с его движением за гражданские права, а десятилетиями ранее суфражистки своим примером доказали правильность этой идеи. И этот опыт наводит на размышления, когда наблюдаешь отношение грузинского общества к Грузинской православной церкви.

Разумеется, вряд ли справедливо сравнивать борьбу против патриархата с теми обстоятельствами, в которых действовали доктор Кинг или Эмили Панкхерст. Прежде всего, потому, что нет никакой организованной группы, которая бы противостояла влиянию Грузинской православной церкви.

Церковь по-прежнему пользуется поддержкой невероятно большой части населения (предполагается, что эта цифра доходит до 95 процентов). Ей оппонируют сексуальные меньшинства, правозащитные организации и либерально настроенные граждане – но единого движения нет.

Большинство не замечает вопиющего противоречия в социальном и политическом дискурсе:

Церковь занимает почти открытую пророссийскую позицию и призывает к примирению с Москвой на том лишь основании, что речь идет о двух православных народах.

И эта позиция почти не подвергается критике грузинского общества – которое в массе своей боится и ненавидит своего северного соседа.

В обществе доброжелательно слушают антизападную риторику деятелей церкви, которая направлена против сексуальных меньшинств и в пользу запрета абортов – и не понимают, что, поддерживая церковь, они оказываются в шаге от поддержки политики Владимира Путина.

В храме Кашвети в Тбилиси, JAMnews

Но никакие тексты или видео не могут сравниться с личным опытом. Этот опыт мне лично сообщает, что корень противоречивых отношений грузин с церковью – в полном отсутствии здравого смысла.

Несколько лет назад я познакомился с девушкой, которая рассказала мне, что часто обращается за советом к священнику.

«За какого рода советами?», — поинтересовался я, предполагая, что речь идет о духовном наставничестве.

Оказалось, что она спрашивает его мнения по всем вопросам – от выбора работы до того, как строить отношения со своим молодым человеком.

Возможно, тот конкретный священник был высокодуховным человеком с разнообразным опытом, но я все же позволю себе в этом усомниться.

Я спросил, и мне было действительно интересно услышать — какого совета относительно своих профессиональных устремлений она ждет от человека, который всю жизнь провел в церкви? Разве в библии есть упоминание о том, как Христос руководил карьерой своих учеников?

А также — как тот, кто принял обет безбрачия, может давать советы об отношениях с молодым человеком? Тут стоит взять в расчет то, что Грузинская православная церковь обращается к молодым женщинам с призывом рожать и рожать как можно больше детей – но только вначале нужно обязательно выйти замуж.

Та девушка отвечала с упорством, мол, он (священник) мудрый человек, он очень умный. Она повторила это несколько раз и ушла.

А какое-то время назад мы с женой отправились на церемонию крещения дочери ее друзей. Родители решили назвать девочку Ноэль.

Священник был пожилой человек с длинной бородой. Он спросил, как решили назвать девочку. Когда выяснилось, что имя не грузинское, обстановка накалилась.

Он сообщил родителям, что имя ему не нравится — и потребовал, чтобы они выбрали другое имя. Родители, как выяснилось, предвидели эти трудности — и сразу предложили имя Тинатин. Они договорились, что дома все равно будут звать ребенка настоящим именем.

На этом стороны сошлись, и церемония продолжилась.

Я был потрясен таким вмешательством в частную жизнь людей и спросил родителей, почему они подчинились и даже не возражали? Они пожали плечами и объяснили, что ожидали такого развития событий и все равно дома девочку будут звать Ноэль.

Я понял, что им не хотелось устраивать скандал. Все же на крещение были приглашены гости.

Но я лично считаю, что люди должны отстаивать свои принципы. И если даже такие либерально настроенные грузины, как родители Ноэль, этого не сделают — то этого никто не сделает.

Когда священник отказывается крестить ребенка, потому что, по его мнению, было выбрано «неправильное имя», — в этот момент религия превращается в культ.

Многие с полным правом могут назвать меня лицемером, поскольку на моей собственной свадьбе священник проворчал, глядя на мою жену: «Почему все наши красивые девушки выходят замуж за иностранцев?»

В свою защиту скажу, что жена рассказала мне об этих его словах гораздо позже. Но, возможно, я бы тоже тогда предпочел, чтобы не было шума, чтобы мои друзья и родственники, приехавшие из Франции и Англии, получили удовольствие от этой необычной церемонии.

Мы все, кто живет в Грузии, знаем, как в обществе возмущены фактами, подтверждающими, что государственные структуры прослушивают наши телефоны и читают переписку, и протестуем против этого.

Но есть какое-то противоречие в том, что никто в Грузии, даже либерально настроенные люди, не требуют того же от церкви — чтобы она прекратила вмешиваться в их личную жизнь.

 

Тим Огден — британский журналист, в настоящее время живет в Тбилиси
∗ Комментарий был впервые опубликован в 2017 году

 

 

 

Facebook Comments

Читайте также