Пенсии в Азербайджане: четыре бутылки вина или картошка с луком?" />

Когда перелом ноги означает смерть

Пенсии в Азербайджане: четыре бутылки вина или картошка с луком?

Прожить на среднюю пенсию в Азербайджане невозможно. Особенно после девальвации маната. Если вас не содержат дети, в старости вам понадобится железное здоровье — ведь денег на лекарства у вас не останется.

Тупик за мечетью

От мечети Тезе Пир (это практически в центре Баку) дорога вдоль развалин ведет в узкие тупички. Кажется, что здесь ничего не поменялось еще с позапрошлого века — полуразрушенные дома, будто бы предназначенные для того, чтобы старики доживали в них свой век. Кое-где мелькают и современные пластиковые окна, сушится на веревке детское белье — молодые семьи тоже живут здесь. Продавать квартиры или ремонтировать их никто не собирается, потому что все со дня на день ждут сноса.

Дом 78-летней Тамары Мамедовой — первый в тупичке. Раньше, рассказывает она, когда по летнему времени входная дверь была открыта, все проходящие мимо непременно здоровались, спрашивали, как жизнь, соседи не раз забегали в течение дня. Соседи ее ласково называли «тетя Тамара». Но время идет, старые подруги уже скончались, молодежь обзавелась своими семьями, заботами, вчерашние девчонки уже думают о приданом для собственных дочерей, им уже не до постаревшей соседки.

Облезлая входная дверь ведет в крошечный дворик, из него — в маленькую квартирку из трех помещений — довольно просторной кухни, темной из-за отсутствия окон проходной спальни и гостиной с диваном и телевизором. «Ты не смотри, что дом маленький, здесь, было время, мы размещали на ночлег чуть ли не десять человек», — с гордостью говорит тетя Тамара.

Раскладывая на столе домашние соленья к наваристому бозбашу, [суп из баранины, картофеля и гороха], она говорит: «Я без мяса жить не могу. Тем более, сахар у меня повышенный, если вовремя не поем, уже плохо становится. А без мяса не наедаюсь. Это с детства у нас так, хоть мы и бедно жили, но на столе всегда был мясной обед».

Работать тетя Тамара начала рано — в 14 лет. «Приехали мы в Баку из Агдаша в 52 году. Отец так и не привык к жизни в городе, скончался через год. Мне было 14, а брату 12. Но брат в школе учился хорошо, а мне учеба не давалась. Вот я и пошла работать, чтобы как-то поддержать семью».

Устроилась девочка швеей на фабрику, где и проработала 42 года. Живая и энергичная, она хорошо справлялась с работой. «Меня выдвигали депутатом от нашего района, за хорошую работу!», — говорит она. При выходе на пенсию даже получила орден «Ветеран труда».

«Даже не помню, какая у меня сначала пенсия была. Эта зараза, начальница моя, сама подмахнула мой приказ об увольнении, а я же необразованная, не разбираюсь. Должна была сама пойти в бухгалтерию, чтобы мне стаж написали, у меня же сорок два года, я должна была хорошую пенсию получить. Хорошо, муж зарабатывал. А сейчас думаю, надо бы пойти разобраться, может, увеличат мне пенсию?».

Видимо, дело в том, что при оформлении пенсии неправильно указали сумму зарплаты, потому пенсия и получилась меньше, чем нужно. В итоге, тетя Тамара получает 202 маната ($120) с учетом надбавки за потерю кормильца.

Замуж Тамара вышла уже в среднем возрасте, за педагога, ветерана Великой Отечественной. Скончался он в 2003 году. «Он мне говорил: «Не переживай, детка, даже после моей смерти тебе польза будет», — рассказывает тетя Тамара.

Раз в год, на День победы, ей полагается премия — как вдове ветерана войны — когда 200 манатов, когда 300, в этом году вообще получила 500 манатов (около $300). Но тратить эти деньги она не спешит — откладывает «на черный день», на срочные неожиданные затраты: «Недавно вот кран пришлось поменять, восемь манатов ($5) потратила».

Тамара Мамедова

Бюджет тети Тамары

На вопрос, как ей живется на пенсию, она отвечает: «Ничего, живу кое-как». Благо, помогают пару раз в месяц родственники, приносят продукты, мясо. Из экономии она не включает электрический обогреватель, греет квартиру газом. Электричество «бережет» лишь для совсем уж холодов — в старых домах отопительной системы в принципе нет.

«Зимой хоть можно тепло одеться, а летом приходилось включать кондиционер, так нагорело целых 20 манатов! ($12)», — возмущается тетя Тамара.

В последние годы у нее ухудшилось зрение, слух, стали болеть и отекать ноги, поэтому она почти никуда не выходит, сидит дома. Продукты покупает в маленьком магазинчике-гараже на входе в тупик, благо, цены там не заламывают: «Раньше на базар ездила, все по дешевке брала, а сейчас даже двух шагов пройти не могу». На одежду особо тратиться тоже не приходится, есть старые запасы, «да, и куда я хожу?».

Пенсионный возраст в Азербайджане составляет 63 года для мужчин и 60 лет для женщин. Это было установлено в 2010 году. До того пенсионный возраст составлял соответственно 62 и 57 лет. Никаких льгот при лечении им не положено.

Официально, в Азербайджане медицина бесплатная, но в любой государственной поликлинике все равно есть неофициальная «система оплаты»: врач, который действительно не просит денег за свои услуги — это исключение, а не правило.

Серьезная статья расходов для тети Тамары — ежемесячная покупка «Диабетона», препарата для больных сахарным диабетом второго типа.

Дни она проводит за просмотром телевизора; раньше были и турецкие каналы, где она смотрела сериалы и кулинарные передачи, сейчас — после отмены аналогового телевидения — только местные. Можно было бы сделать кабельное — но платить еще по 10 манатов ($6) ежемесячно уже накладно.

Во время обильных дождей начала протекать крыша. «Она так прогнила, что туда даже влезать опасно, может обрушиться», — говорит тетя Тамара. Вот так и бегаю всю ночь с тазиками, плачу и бегаю. Все жду, когда же снесут эту халупу».

Мошенники

Эмилия Рагимова, 72 года, проработала в детской поликлинике завотделением без малого 40 лет. В 2011 году издали указ о принудительной отправке на пенсию всех бюджетников старше 65 лет. Эмилии ханум тогда было 67, так что пришлось уходить.

«У меня тогда получилось 165 манатов ($98). Хотя мне не раз намекали, что можно сделать больше, заплатив, кому надо. Некоторые мои знакомые так и сделали. Сейчас получаю 220 манатов ($130).

220 манатов – это не просто мало, это оскорбительно для человека, проработавшего врачом в общей сложности почти 40 лет. При этом у прокуроров, например, пенсия в несколько раз выше, потому что они, якобы, «госслужащие». А врачи не госслужащие, что ли?».

Система расчета суммы пенсии в Азербайджане несколько раз менялась, поэтому трудно проследить какую-то логику в том, кто сколько получает. Пенсии (их базовую часть) также несколько раз поднимали, но никогда — ощутимо, для большинства стариков это выливалось в прибавку в несколько манатов.

На сумму влияет время выхода на пенсию: в 2006 году систему в очередной раз перестроили и отчисления в пенсионный фонд стали поступать «на карточки», то есть, на особый счет для каждого официально оформленного работника — так называемая накопительная система. При выходе на пенсию накопленное на счету делится на 144 (считается, что это средний срок пенсионера) и прибавляется к базовой части.

У тех, кто вышел на пенсию до 2006 года, пенсии остались прежними, рассчитанными по старым методикам. В какой-то период брали за базу для пенсии зарплату за последние два рабочих года, а еще до того была система «база плюс стаж, умноженный на определенный коэффициент».

Гюльнара Эфендиева, бухгалтер: «Я спрашивала в пенсионном фонде, как они начисляют пенсию, мне ответили: «Это сложно, ты не разберешься, там разные коэффициенты».

Эта неочевидность системы подсчета — особенно в первые годы независимости — позволяла работникам пенсионного фонда предлагать людям «приписать» какую-то сумму к пенсии за взятку. Можно было услышать от домохозяйки, которой по закону полагается только минимальная пенсия: «Ну и что, что ты сорок лет работала, дам пятьдесят долларов и мне напишут столько же».

Впрочем, Гюльнара ханум говорит, что взяточники, скорее всего, просто притворялись, что делали что-то незаконное, пользуясь тем, что люди не знали, сколько им на самом деле положено.

Теперь на сайте государственного фонда социального страхования есть «пенсионный калькулятор», и для тех, кто выходит на пенсию сейчас, уже после 2006, это большое подспорье. Для них, собственно, и пенсии будут несколько выше, благодаря новой системе.

Калькулятор не учитывает надбавок за звания, награды и прочее, то есть, здесь можно посмотреть свой «минимум».

Спасайтесь сами

Севда Эфендиева работает офис-менеджером в рекламном агентстве. Фактически, она работает уже 9 лет, но официально нигде не оформлена — владельцы мелкого бизнеса часто не в состоянии платить подоходный налог и социальные отчисления. Это приводит к тому, что работники частных предприятий вообще не могут рассчитывать на поддержку государства в старости.

«Дома меня просто убить готовы за то, что у меня нет официального стажа. А я вот думаю, все равно меня будут содержать дети, кому нужны эти 200 манатов ($120) пенсии? Лучше детей побольше нарожаю. Или сама себе открою счет — лучше даже в иностранном банке — и сама позабочусь о своей старости».

Севда говорит, что все эти надежды на пенсию — пережиток Советского Союза: «Наши люди привыкли ждать какой-то халявы от государства, и в итоге гробятся по 50 лет за какие-то копейки. Раньше просто других вариантов не было, а теперь есть».

Цифры

По официальным данным, средняя пенсия в Азербайджане — 177 манатов ($105). Минимальная пенсия, она же пенсия для не работавших — 110 ($65).

Верхний предел — так называемая «президентская пенсия», которую получают Национальные герои Азерайджана — 1300 манатов ($770) после недавнего увеличения (раньше было 1000).

Геолог с 30-летним стажем, 14 лет из которых в тяжелых условиях, получает 300 ($178) манатов.

Заведующий кафедрой в вузе, стаж 32 года — 470 ($280).

Работница ковроткаческого цеха, 37 лет стажа — 155 манатов ($90).

Химик, младший научный сотрудник, стаж 30 лет — 340 ($200) манатов.

Прожиточный минимум на 2016 год в Азербайджане — 136 манатов ($80). Падение курса маната «убило» эту сумму — на нее и раньше можно было купить только продукты, а теперь на 136 манатов — или на 177, среднюю пенсию, после оплаты коммунальных услуг можно купить разве что хлеб, лук и картошку.

Для сравнения, самый дешевый билет на поезд до Тбилиси стоит 50 манатов, курс физиотерапии в государственной поликлинике — 40 манатов, лечение зуба с только начинающимся кариесом — 40 манатов, килограмм мяса — 10 манатов, пара любой обуви — от 40 манатов. На 177 манатов можно 28 дней обедать в самом дешевом кафе (и еще останется на коммунальные расходы), или купить 4 бутылки хорошего вина. Путешествия, новая мебель, красивая одежда — все это пенсионерам недоступно по определению.

Достойную старость может обеспечить разве что «президентская пенсия». Даже если вы научный сотрудник и можете позволить себе покупать одежду и каждый день есть мясо на ваши 400 манатов ($237), все равно без поддержки со стороны для вас тяжелое воспаление легких или перелом шейки бедра означает смерть.

 


Читайте также