Cитуация сегодня может быть названа так: «когда не выигрывает никто»" />

Как включиться в процессы в Абхазии и Южной Осетии

Cитуация сегодня может быть названа так: «когда не выигрывает никто»

Чашки, сохранившиеся со времен войны, вывешенные во дворе жителя села неподалеку от Цхинвали. Автор Олико Цискаришвили. Все права защищены

После катастрофической пятидневной войны в 2008 году и признания Россией государственной независимости Абхазии и Южной Осетии конфликты на этих двух территориях несколько поутихли и напряженность разрядилась.

Конфликтующие стороны провели с тех пор в Женеве 33 встречи, однако главным их достижением стал, в некотором смысле, сам факт того, что стороны способны вести переговоры, пусть и по весьма незначительным вопросам.

Абхазия и Южная Осетия находятся в парадоксальной ситуации. После признания Россией их независимости международная изоляция этих двух регионов усилилась, и они попали в еще большую зависимость от России.

«Привязка» к России приносит жителям Абхазии и Южной Осетии все больше негативных результатов. В самой России к ним относятся пренебрежительно, называя «лицами кавказской национальности», а ухудшение экономического положения в России повлекло за собой и уменьшение субсидий из Москвы.

После начавшегося в 2014 году украинского кризиса ситуация стала еще хуже. Абхазия и Южная Осетия были вынуждены поддержать аннексию Москвой Крыма и российскую интервенцию в Восточной Украине. При этом Южная Осетия проявила больший энтузиазм, а Абхазия реагировала на такой поворот событий гораздо меньшей вовлеченностью.

Признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии принесло им и некоторые преимущества. На вопрос: «Улучшилась ли ваша жизнь по сравнению с периодом до 2008 года?», многие ответят, что теперь люди чувствуют себя в большей безопасности, что у них появилась социальная поддержка — cейчас там получают такие же пенсии, как в России.

Ценой же стала ползучая аннексия со стороны России.

Для Южной Осетии это не является проблемой. В настоящее время население Южной Осетии малочисленно и вероятно не превышает 30 тысяч человек. Уже много лет столицей там фактически является не Цхинвали, а столица Северной Осетии – Владикавказ, и большинство местных жителей поддерживают идею объединения c Северной Осетией.

Для Москвы, однако, в таком сценарии окажется слишком много минусов.

Повторение крымского сценария в Южной Осетии (если этот план будет осуществлен) еще больше обострит взаимоотношения России с Западом. Ведь санкции Запада против России были введены именно как результат аннексии Россией Крыма в нарушение всех существующих международных норм. Помимо этого, такой шаг окончательно уничтожит для Москвы возможность построить какие бы то ни было взаимоотношения с Тбилиси.

Россия предпринимает попытки наладить контакты с новыми властями Грузии после того, как ненавистный ей президент Михаил Саакашвили был отстранен от власти. Однако дипломатические отношения между двумя странами не восстановлены — из-за фактического контроля Москвой Абхазии и Южной Осетии. Если Россия, следуя крымскому сценарию, официально присоединит к себе Южную Осетию, Грузия полностью отвернется от России, и Москва потеряет гораздо больше, чем приобретет.

Абхазия является еще более проблематичной для России. Регион требует все больше денег, в то вермя как в России широко распространено мнение о том, что абхазы «неблагодарные» и не ценят оказанную Москвой военную и финансовую помощь.

Несмотря на то, что Россия все еще остается для Абхазии единственным партнером и другом, большинство в абхазской политической элите смотрят на Москву с подозрением. Абхазия так и не поддержала предложенный Сурковым в 2014 году проект договора и продолжает противиться принятию важнейшего для Москвы решения – дать право иностранцам (или говоря другими словами, россиянам) право на приобретение собственности в Абхазии.

Cитуация сегодня может быть названа так: «когда не выигрывает никто». Может ли что-нибудь быть сделано при таком раскладе?

На политическом уровне возможным кажется только один ответ на этот вопрос – ничего. Позиции Тбилиси, поддерживаемого почти всем мировым сообществом, и двух территорий, поддерживаемых Москвой, выглядят несовместимыми.

У Абхазии и Южной Осетии нет никакого намерения «возвращаться» в состав Грузии. Пропасть между Сухуми, Цхинвали и Тбилиси с течением времени становится все глубже. Не стоит забывать о том, что единой страной в последний раз они были не в независимой Грузии, а в Советском Союзе.

Грузия должна признать, что не сможет восстановить юрисдикцию над Абхазией и, соответственно, начать искать другой выход из ситуации.

Это прозвучит парадоксально, но по всей видимости Грузии следует помогать Абхазии достигнуть большего суверенитета и де-факто независимости.

Имеющая более сильные «независимые» позиции Абхазия будет более открыта для возможных договоров и соглашений с Грузией в будущем. Поглощенная же Россией Абхазия, где россияне приобретут земли и собственность, будет для Грузии полностью потеряна и отчуждена.

На деле это означает, что Грузии стоит максимально поддерживать все возможности для интеграции Абхазии во внешний мир на основе ее «нейтрального статуса». Возможноти эти могут быть следующие:

• Не препятствовавать жителям Абхазии в поездках за границу.
• Дать возможность абхазским студентам учиться в Европе в рамках программы Евросоюза «Эразмус».
• Разрешить Турции легально торговать с Абхазией через море и, возможно, открыть в Сухуми консульство или представительство.
• Поддержать идею об открытии в Абхазии «информационных офисов» Евросоюза.

Эта статья является сокращенной версией текста, подготовленного региональным бюро Фонда Генриха Белля на Южном Кавказе (HBF SC) в рамках Web Dossier project. Оригинальный текст был опубликован на сайте Фонда Генриха Белля 26 ноября 2015 года. На сайте Фонда Генриха Белля сообщается, что ‘взгляды, мнения и заявления, высказанные авторами, принадлежат исключительно им и не обязательно отражают позицию Фонда».


Читайте также