Четыре причины того, почему в Украине, Молдове, Азербайджане и Грузии детство для многих сопряжено с жестокостью" />

Защита прав детей: страны восточной Европы не справляются

Четыре причины того, почему в Украине, Молдове, Азербайджане и Грузии детство для многих сопряжено с жестокостью

В последние годы права детей и защита семейных ценностей превратились в одну из самых популярных политических идей в Восточной Европе. От России и Беларуси до Грузии и Молдовы десятки движений пытаются заработать политический капитал на инициативах, «ограждающих детей от аморального влияния» или «укрепляющих семью».

В результате плодятся законы вроде запрета “пропаганды гомосексуализма среди детей” или ограничений репродуктивной свободы женщин, которые становятся мощными инструментами политической мобилизации. Но они никак не решают главную проблему — как защитить детей Восточной Европы от систематического нарушения их прав. В некоторых странах ситуация становится только хуже.

В рамках русскоязычной “Медиасети”, объединяющей независимые медиа Восточной Европы, мы решили поговорить о проблемах, с которыми сталкиваются дети в Украине, Молдове, Азербайджане и Грузии. Почему детство для многих в этом регионе сопряжено с жестокостью? Мы нашли четыре основные причины.

1. Война

Украина: каждый седьмой житель – младше пятнадцати лет.

Авдеевка после обстрела, Украина, апрель 2017. Screenshot с видео Громадское

Дети все чаще становятся одними из основных жертв военных конфликтов во всему миру. По оценкам ЮНИСЕФ, в условиях боевых действий сегодня растет 250 миллионов детей – такого количества не было со времен второй мировой. Украина после начала войны в 2014 году стала своего рода региональным центром по нарушению прав детей. Боевые действия идут в Восточной Украине, наиболее плотно населенном регионе страны, и дети, что называется, попадают на передовую.

Они лишаются права на начальное образование (многие школы закрылись или даже стали объектами бомбардировок), они превращаются в беженцев – 215 тысяч детей были вынуждены покинуть дома вместе с семьями. Наконец, дети теряют родных. Одна из тем, о которой нечасто говорят – украинские сироты войны. Громадское  рассказывает историю двух девочек— семилетней Жени и четырехлетней Саши, которые во время обстрела в Авдеевке 13 мая потеряли родителей. Их родственники сейчас оформляют документы на опеку. Помочь деньгами таким детям, как Женя и Саша, украинские власти не могут, потому что нет соответствующего закона, и просят о помощи благотворительные организации.

Четырехлетняя Саша осталась сиротой, ее бабушка работает в Авдеевке уборщицей, денег у нее немного. Фото: screenshot с видео Громадское

Бабушка второй осиротевшей девочки, Саши, работает в Авдеевке уборщицей, денег у нее немного, но, говорит, помощи ждать неоткуда. Других родных у них нет. Общаться с журналистами женщина не хочет, потому что не верит в то, что кто-то им сможет помочь: «Появится какая-то новая сенсация и все. А мне хочется, чтобы ребенок жил в нормальных условиях, чтобы не было этих взрывов, чтобы она не вздрагивала».

История этих двух семей из Авдеевки не уникальна. В каждом прифронтовом населенном пункте есть десятки людей, которые из-за обстрелов остались без крова, без вещей, документов, без родных и близких. О себе они должны позаботиться сами. Материальной компенсации из государственного бюджета в таких случаях не предусмотрено. Помогать жителям городов и поселков в зоне боевых действий могут только местные органы власти из скудных собственных бюджетов.

Украинцы в зоне боевых действий совсем не защищены, отмечают и в офисе украинского омбудсмена. Валерия Лутковская в интервью Громадскому рассказывает, что офис совместно с представителями власти и правозащитниками ищет механизмы, которые бы действовали сразу, а не «когда-нибудь потом»:
«Позиция многих представителей власти, к сожалению, такова — мол,  давайте сначала закончим антитеррористическую операцию, а потом со всем разберемся. Закроем все уголовные производства, будут признаны пострадавшие и тогда они смогут получить помощь. Слишком много „если“. Необходимо разрабатывать этот механизм сегодня».

2. Домашнее насилие

Молдова: каждому пятому жителю нет восемнадцати лет.

Муж Татьяны, убивший троих сыновей, был приговорен к 30 годам тюрьмы. Молдова, апрель 2017. Фото: Марина Чобану 

По данным последнего доклада Всемирной организации здравоохранения “Европейский доклад о предотвращении жестокого обращения с детьми”, в Европе ежегодно 44 миллиона страдают от физического насилия, а 55 миллионов подвергаются эмоциональному насилию. Как следует из доклада, количество убийств в 2,4 раза выше в странах Восточной Европы с низким и средним уровнем доходов.

Молдова — вместе с Азербайджаном и Албанией  — европейские лидеры по жестокому отношению к детям. В материале Ziarul de Garda авторы подробно разбирают причины.

Татьяна в один день похоронила всех троих сыновей: пятилетнего Валерия, трехлетнего Олега и Штефана, которому был всего год и несколько месяцев. После многих лет унижений и насилия со стороны пьющего мужа Татьяна решила уехать на работу в Кишинев. Она сообщила социальному работнику в селе и мэру поселка, что хочет забрать и детей, но боится своего мужа, который угрожает ей убийством. На это социальный работник ответила, что сначала необходимо доказать факт домашнего насилия с тем, чтобы детей отпустили с матерью. В противном случае дети останутся с отцом – ведь у него есть дом и условия для проживания детей.

«Он позвонил мне. Я поняла по голосу, что он был пьян. Я сказала ему, что если он хочет, чтобы мы были вместе, то мы должны переехать в Кишинев, что у меня нет сил терпеть столько побоев. Он начал оскорблять меня. После разговора я не могла уснуть, у меня болело сердце». Через несколько часов соседка передала ей ужасающую новость. В ночь с 15 на 16 июля муж, находившийся в состоянии сильного алкогольного опьянения, зарезал троих сыновей, впоследствии попытавшись совершить самоубийство. После этого случая социальный работник из села уволилась. Суд приговорил отца к 30 годам тюрьмы.

Насилие над детьми – комплексная проблема, причины которой находятся коренятся на разных уровнях общества. Более склонны к насилию в отношении детей молодые и/или одинокие родители, родственники, у которых есть психические расстройства, члены семьи, у которых есть проблемы с алкоголем и наркотиками. Кроме того, многие виновники жестокого обращения в детстве сами имели травмирующий опыт. Все эти факторы только усугубляются в таких странах, как Молдова. Самая бедная страна Европы занимает одно из первых мест по числу трудовых мигрантов за границей — родители вынуждены оставлять своих детей на близких, которые полностью зависят от переводов из-за границы. В таких семьях складывается тяжелый психологический климат.

Даниэла Сымботяну: когда врач или полицейский считают, что насилие – личное дело каждого, это само по себе препятствие. Кишинев, апрель 2017. Фото: Катерина Александр

С 2014 года на уровне каждого населенного пункта в Молдове действуют своего рода команды по проблемам опеки, состоящие из социального работника, полицейского, врача, представителя службы социальной помощи и примара (представителя местной власти). В случае выявления угрозы для детей команда должна разработать индивидуальный план действий и обеспечить поддержку как ребенку, так и родителям, чтобы разрешить кризис. Но иногда проблема в тех, на кого возложены задачи по защите детей, считает Даниэла Сымботяну из Национального центра по предупреждению насилия над детьми:

«Они тоже люди, они тоже разделяют некоторые ценности и отношение к социальным проблемам, в том числе к феномену насилия. Когда человек, тот же врач или полицейский, считают, что насилие – это личное дело каждого, и оно должно решаться внутри семьи, это само по себе создает препятствие для своевременного вмешательства».

3. Слабость закона

Азербайджан: каждый четвертый  – младше пятнадцати лет

Село Губинского района, Азербайджан. Май, 2017. 

Низкий уровень демократии негативно отражается на правах человека в регионе, в том числе и на правах детей. Насилию над ними способствует не только слабое законодательство, но и отсутствие на государственном уровне работающей системы защиты детей. Азербайджан, где доля “детского населения” больше, чем в других странах Европы, держит печальное первенство по уровню насилия в отношении детей.

Мейдан ТВ рассказывает историю бакинской семьи Джафаровых. Третьего августа 2016 года Зулейха Джафарова, мать троих детей, задушила собственную 14-летнюю дочь Элсану. Как выяснилось, незадолго до трагедии дочь попала в больницу, жаловалась на боли в животе. После обследования врачи сообщили, что девочка не девственница. Мать долго пыталась заставить дочь сказать правду о том, с кем у нее была близость, и в итоге подала в полицию заявление об изнасиловании. Оказалось, что насильником Элсаны был ее двоюродный брат. На суде свое преступление она объяснила тем, что “хотела положить конец этому позору”.

Закон о противодействии бытовому насилию был принят в Азербайджане еще в 2010 году, но он не работает. Азербайджан. Май, 2017. 

Закон о противодействии бытовому насилии был принят в Азербайджане еще в 2010 году, но он не работает, считают эксперты. Например, жертвам избиений очень трудно получить охранный ордер, чтобы защитить себя от угрозы. Юрист общественного объединения «Дети Азербайджана» Фариз Акберов объясняет, почему: «С одной стороны, слабая информированность населения, с другой – осуждение со стороны общества. Сын, получается, должен пожаловаться в полицию на собственного отца. Вчера, например, поступила жалоба, но дети не стали подавать заявление на отца в полицию, побоялись осуждения окружающих». Если бы эти ордеры выдавались, можно было бы предотвратить некоторые преступления, считает он.

4. Бедность

Грузия: каждому шестому – меньше  пятнадцати лет

devochka crop version 1.jpg

Попрошайничество появилoсь в Грузии в 90-е годы. Постепенно просящие милостыню люди сильно помолодели — сейчас на промысел все чаще выходят дети. Тбилиси, 2010 год. Фото: Диана Петриашвили

По оценкам Международной организации труда, около 218 миллионов детей от пяти до семнадцати лет выполняют работу, не соответствующую их возрасту. Почти две трети таких детей подвергаются самым тяжелым формам детской эксплуатации — от работы в непосильных условиях сельхозпредприятий до рабства. Основная причина, толкающая их на это, — чрезвычайная бедность. На протяжении десятилетий в Грузии ежедневно совершаются преступления против детей, но общество бездействует. В материале JAMnews рассказывается о том, как детей в стране, где уровень бедности до сих пор один из самых высоких в Европе, принуждают к попрошайничеству.

Детей, которые попрошайничают в вагонах тбилисского метро, много. Но этот мальчишка почему-то запомнился — он разносил маленькие иконки. Ему от силы лет девять, но, наблюдая за тем, как он раскуривает сигарету, можно дать намного больше.

— Ты что же, больше не продаёшь иконы? — я киваю на пустой стакан, куда он собирает милостыню. 
– Нет, я теперь пою, — расплывается в улыбке пацан, — за это лучше платят. С утра уже 35 лари (13 евро – прим. редакции) сделал!
Подъезжает поезд, двери открываются. Мальчик заходит в вагон и затягивает песню. 

Уже через минуту, на скамью рядом со мной опускается другая товарка. Она высыпает на ладонь содержимое пластикового стакана и начинает считать. Ребенок у нее на коленях норовит дотянуться до рассыпанной на руке мелочи.
‘Сколько ему?’ — спрашиваю я, когда счет закончен, а поезда все нет. Женщина отвечает легко, почти приветливо и подробно — год и четыре месяца, самый младший. Дома ждут еще трое — старшему пять, среднему три и младшему два года. 

Она получает от государства пособие, но сумма, по ее словам, мизерная, поэтому и выходит на промысел.
Я узнаю удивительные подробности об этой «работе»: график ненормированный — с восьми утра и чуть ли не до полуночи. Приходится нанимать няню – она обходится десять (3.7 евро) лари в день. Это примерно треть дневного заработка. Если ходишь одна, то зарабатываешь намного меньше. Поэтому бездетные нередко берут детей «в аренду» — это стоит 15-20 (5.5-7 евро) лари в день.

Попрошайничество появилoсь в Грузии в 90-е годы. Постепенно просящие милостыню люди сильно помолодели — сейчас на промысел все чаще выходят дети.

Министерство юстиции Грузии разработало пакет законодательных изменений. Согласно ему, детям, живущим и работающим на улице, будет присваиваться «статус бездомного», а работники социальных служб получат право обращаться в соответствующие органы Минюста Грузии для предоставления тому или иному бездомному ребенку документов. Только изменит ли новшество на самом деле положение детей? Ведь они выходят на улицу не по собственному желанию, а по наущению или под давлением взрослых — родителей, родственников, знакомых.
Правозащитники считают, что новый законопроект не устранит проблему, и поэтому рассматривать ее нужно не в социально-экономическом аспекте, а в юридическом — как совершаемое преступление.
«Изменения, которые рассматривает парламент, не решают главной проблемы, — считает руководитель неправительственной организации «Партнерство за права человека» Анна Абашидзе. — Предположим, я жертва насилия в семье. И государство переводит меня в приют, обещает кормить, поить, но с моим насильником абсолютно ничего не делает. Я не понимаю, почему мы должны быть так романтически настроены по отношению к насильникам-родителям, которые выбрасывают своих детей на улицу и заставляют попрошайничать. Это равносильно убийству».


Читайте также