Показ фильма о "парнях из самолета" в грузинских кинотеатрах начинается 20 апреля" />

Грузия: «Заложники», или когда известен финал

Показ фильма о "парнях из самолета" в грузинских кинотеатрах начинается 20 апреля

Мировая премьера фильма «Заложники» состоялась на 67-м Берлинском кинофестивале. С 20 апреля фильм Резо Гигинеишвили выйдет в грузинский прокат. В основе сюжета – трагическая история с угоном самолета, произошедшая в 1980-х годах в советской Грузии.

«Заложники» — фильм о реальном событии. Событии, произошедшем 18 ноября 1983 года. В тот день семеро молодых грузин пытались угнать из тбилисского аэропорта самолет ТУ-134, вылетавший в Батуми.

План был таким – вооруженные угонщики должны были посадить самолет в Турции, а оттуда перебраться на Запад. Там их ждала хорошая жизнь – свобода, Америка.

Но все пошло по-другому. Угонщики изменили план, обнаружив, что после нескольких часов полета самолет приземлился не в Турции, а опять в Тбилиси. Спецназ взял штурмом самолет. На борту находилось 57 пассажиров. В результате ожесточенной перестрелки погибло семеро человек, среди них – два угонщика. В уголовном деле записано, что в самолет попало 108 пуль, выпущенных снаружи.

Среди угонщиков находились 22-летний актер Гега Кобахидзе и его студентка и жена Тина Петвиашвили. За день до угона самолета у них была свадьба.

Двое из угонщиков погибли во время перестрелки. Остальных суд приговорил к высшей мере наказания – расстрелу. Смертного приговора избежала только Тина Петвиашвили – единственная женщина среди угонщиков. Ей дали 14 лет.

Режиссер Резо Гигинеишвили восемь лет изучал тему – собирал материалы, читал архивные материалы МВД и семей погибших, вместе с автором сценария, драматургом Лашей Бугадзе вникал в старые интервью, протоколы допросов.

Несмотря на то, что перед режиссером не было задачи создавать документальное кино (в фильме даже имена героев изменены), вырваться из замкнутого круга оказалось невозможно. Поскольку тема «самолетных парней» не раз становилась и будет становиться предметом политических спекуляций. На многие вопросы, связанные с ней, и по сей день нет ответов, и на этот счет и сегодня высказываются резко противоположные мнения, как, впрочем, и 34 года назад.

Главные герои фильма, Ника (Ираклий Квирикадзе) и Тина (Тина Далакишвили)

Несколько дней до свадьбы, свадьба, угон самолета – в фильме все вертится вокруг этих трех эпизодов.

Не имеет значения, что смотришь, — финальную сцену, в которой правоохранители ведут бледных от страха, окровавленных бунтарей, угонщиков самолета, или кадры свадьбы, на которых танцуют счастливые жених и невеста, – на протяжении всего фильма тебя окружает гнетущая зловещая атмосфера.

Эмоционально и стилистически фильм действительно очень остро передает историю, запоминаются эти инфантильные, самоуверенные лица, на которых то отражается мужество, то мелькнет иногда страх. Но без знания контекста он остается историей о мальчиках, которые в 80-х пытались угнать самолет. Попытались и все.

Возможно, ощущение некоей недосказанности возникает именно потому, что огромный многослойный материал подведен к одному фрагменту угона самолета, и это не дает возможности анализировать и в полном объеме видеть всю картину.

Кто на самом деле заложник? Тот, кто пусть и путем насилия пытается вырваться из тисков, или тот мирный человек, который оказался в заложниках в захваченном самолете? Несмотря на то, что название фильма не дает однозначного ответа на этот вопрос, акцент делается на инфантилизм, панический страх в героях, а в конце фильма — после беседы Тины с матерью Ники — понимаешь, что авторы не сумели полностью дистанцироваться от героев. Несмотря на попытку осторожно пройти по самому краю истории, определенный оттенок мифичности в фильме все-таки ощущается.

Вспоминается эпизод – самолет вынужденно сажают в Тбилиси, угонщики не выпускают заложников. Два заложника истекают кровью, есть раненые. Решают кого-то из заложников выпустить, чтобы передать сообщение. В самолете слышны монотонные голоса. Вдруг видишь маленькие ручки, мальчик — заложник — сидит и в темноте играет электронной игрушкой «Ну погоди!» — ловит в корзину яйца. При этом слезы из глаз льются ручьем.

Самая же выделяющаяся сцена – на следующий день после свадьбы. Вечер. Дом Ники. В комнате гости — продолжают праздновать, заодно и провожают молодоженов в аэропорт. Ника и Тина медовый месяц намерены провести в Батуми. На самом выходе из дома лицо Ники словно мрачнеет, он, будто вспомнив о чем-то, возвращается домой. Он обходит всех – кого-то целует, кому-то что-то говорит, шутит, кривляется, даже залезает зачем-то под стол. Камера следует за ним и фиксирует каждое проявление эмоций. Фоном слышится какая-то музыка, точнее, какофония, напоминающая оркестровый шум перед репетицией, нестройный, мешанину звуков. Смотришь этот эпизод, слышишь эту шумиху и возникает непередаваемое чувство тревоги.

Идеально созданную клаустрофобную среду и Советский Союз в такой близости давно не видела. Это бесспорно заслуга художника фильма Котэ Джапаридзе и оператора Владислава Опелянца. Хорош и актерский состав, особенно Дареджан Харшиладзе, сыгравшая роль матери Ники. А еще ритм, ритм фильма, на протяжении всех 103 минут ни на секунду не дающий расслабиться.

«Заложники» — драма. Драма без катарсиса.

Facebook Comments

Читайте также