Правозащитники говорят, что его будут пытать в российской тюрьме. Но министр юстиции Грузии уверяет, что прокуратура России гарантировала "человеческое обращение" " />

Кто такой Рамзан Ахъядов, которого Грузия передала России

Правозащитники говорят, что его будут пытать в российской тюрьме. Но министр юстиции Грузии уверяет, что прокуратура России гарантировала "человеческое обращение"

Рука задержанного протестующего в полицейском автобусе

Власти Грузии передали России Рамзана Ахъядова – гражданина РФ, чеченца по национальности, который разыскивался в связи с обвинениями в терроризме, вербовкой людей в ряды Исламского государства, а также участием в боевых действиях в рядах Исламского государства в 2013-2015 годах.

В Грузии экстрадиция Ахъядова вызвала резонанс – местные политики и правозащитники обвинили власти в нарушении европейских конвенций и беспрекословном выполнении приказов Кремля.

Власти Грузии в свою очередь утверждают — они получили гарантии прокуратуры РФ, что с Ахъядовым будут обращаться по-человечески.

_________________

Рамзана Ахъядова, 1979 года рождения, Москва искала через Интерпол.

Ахъядов был передан Москве утром 19 сентября.

«Ахъядов прибыл в Грузию из Турции, где также помог террористической организации», — это все, что сообщила министр юстиции Грузии Тея Цулукиани.

«Большего об этом деле я не могу сказать», — заявила министр.

• Мнение: две родины. В чем разница между Россией и Украиной

• Мнение: «Забудьте, что Путин не либерал. Вспомните его войны»

JAMnews побеседовал с адвокатом Ахъядова Александром Тателишвили.

Он сообщил, что Рамзан Ахъядов жил в Кутаиси со своей семьей с 2016 года. У него был небольшой бизнес, Грузию он покидать не собирался и рассчитывал получить здесь гражданство.

Александр Тателишвили говорит, что грузинские правоохранители арестовали Ахъядова совершенно случайно — девять месяцев назад в Кутаиси его остановила полиция за неправильную парковку, и именно тогда выяснилось, что он находится в розыске по линии Интерпола.

Последние девять месяцев Ахъядов провел в пенитенциарном учреждении города Рустави. Вопрос об экстрадиции в Россию обсуждался одновременно с его арестом.

Ахъядов обратился к властям Грузии с просьбой не передавать его России. В прошении он указал, что в России у него нет надежды на справедливый суд, а в тюрьме его ждут пытки и бесчеловечное обращение.

Служба миграции Грузии отказала задержанному в предоставлении статуса беженца или другого гуманитарного статуса. Ахъядов опротестовал это решение, но дело проиграл.

По словам адвоката, в деле Ахъядова множество вопросов. Защитник утверждает, что в деле подшиты только постановления прокуратуры России, и никаких доказательств вины Ахъядова нет.

«Проблема в том, что экстрадиция была только на основании постановлений прокуратуры России. Ничего другого — ни показаний свидетелей, ни каких-то фото- или видеоматериалов, ни доказательств, например, факта пересечения границы Сирии в деле нет.

Никто даже не потребовал у российской стороны каких-то дополнительных доказательств вины Ахъядова. С тем же успехом можно было прислать любое постановление о розыске и передаче любого человека.

Но ведь необходимо соблюдать хотя бы минимальный стандарт документированных предположений?! Вот так вслепую, в конце концов, разве можно доверять России? Международные конвенции обязывают нас проявлять большую осторожность, когда ситуация касается передачи людей этой стране», — говорит адвокат.

Гарантия от прокурора России

Прежде чем передать Ахъядова России, «грузинская сторона получила от РФ письменные гарантии того, что несмотря на серьезные обвинения Рамзан Ахъядов будет находиться в человеческих условиях», — говорит министр юстиции Тея Цулукиани.

Она считает, что после получения письменных гарантий нет оснований продолжать считать, что Ахъядову что-то в России угрожает.

«Страсбургские стандарты предписывают, что подобные гарантии нельзя ставить под сомнение, — заявила Цулукиани. — Для меня лично как для бывшего юриста Страсбургского суда каждый чеченец, каждый кистинец [этнический чеченец Грузии], наш гражданин или гражданин другой страны был и остается приоритетом. Поэтому мы получили от Российской Федерации письменные гарантии, где говорится, что несмотря на тяжесть статей обвинения Ахъядов будет содержаться в нормальных условиях в тюрьме.

Ему не угрожает та проблема, которая квалифицируется как нарушение Европейской конвенции. Речь о статье, подразумевающей запрет пыток, защиту права на жизнь и т.д.».

«Человека отправили на пытки»

В отличие от министра юстиции гарантиям российской прокуратуры не верят ни оппозиция Грузии, ни правозащитники.

Передача Ахъядова России вызвала острую реакцию политически активной части общества.

«Еще вчера этот человек был здесь, а сейчас он подвергается пыткам в России! Не защитили его! Не простим этого!», — пишет на своей странице в Facebook один из лидеров оппозиционной «Европейской Грузии» Елена Хоштария.

По ее словам, «это еще одно откровенно пророссийское и бесчеловечное решение властей Грузии».

Европейская конвенция по правам человека обязывает государства, состоящие в конвенции, изучить в подобных случаях все риски, которые имеет экстрадиция, а грузинская сторона этого не сделала, сказал в беседе с JAMnews руководитель проекта «Центр прав человека» Уча Нануашвили.

«Вот так беспрекословно, без изучения доказательств вины, только на основании запроса прокуратуры — это является нарушением прав человека», — говорит Нануашвили.

По его словам, мотивация властей Грузии настолько непонятна, что остается предполагать, что «власть открыто выполняет требования Кремля, стараясь не вызвать его раздражения».

«Туда, где существует вероятность применения пыток, человека не передают», — говорит Нануашвили.

Что происходит в российских тюрьмах?

В российских тюрьмах пытки – это обыденное явление, что подтверждается отчетами международных организаций.

Согласно отчету Совета Европы, Россия занимает первое место по смертности среди заключенных – здесь на одну тысячу заключенных приходится шесть умерших.

Несколько свежих фактов. 20 июля независимая «Новая газета» опубликовала видеозапись с пыткой заключенного Евгения Макарова сотрудниками ярославской колонии №1. У него связаны руки, его бьют дубинами по пяткам. Время от времени его обливают водой, а потом заставляют снять брюки и нижнее белье.

22 июля в Брянске в 6-й колонии заключенный скончался в результате полученных побоев. Сотрудник тюрьмы просто задушил его.

Российский правозащитник, руководитель фонда «Русь сидящая» Ольга Романова говорит, что пытки в российских тюрьмах стали настолько рядовым делом, что даже государственные телеканалы не чураются их показывать.

«Достаточно в поисковой строке YouTube набрать слова «пытки, зона, колония, Россия» и выскочат сотни ссылок. Об этом, к слову, и гостелеканалы не раз говорили. Например, недавно о пытках в челябинской тюрьме целую передачу показали по местному региональному телевидению», — говорит Романова.

По ее словам, сегодня пенитенциарная система России закрыта как никогда:

«Никто за эти безобразия не несет наказания по нескольким причинам. Во-первых, это строго закрытая система. Независимых наблюдателей в эту систему вообще не допускают. Нет никакого контроля. Очень сложно пройти в колонию для проверки, чтобы понять, насколько защищены там права человека. И, во-вторых, эта система все больше и больше закрывается из-за тотальной коррупции», — говорит правозащитница.

По ее словам, население тоже фактически уже привыкло к страшным новостям из тюрем:

«К этому уже все привыкли. Это уже обычные правила в камерах предварительного заключения, в колониях, в отделениях полиции и ФСБ. Посмотрите хотя бы свежие новости — дело «Сети» в Пензе, страшная смерть бизнесмена Пшеничного в Санкт-Петербурге в камере предварительного заключения – у него позвоночник был перебит и так называемый «кипятильник» во рту», — говорит Романова.


Читайте также