Ни для кого не секрет, что жители Абхазии ездят лечиться в Грузию" />

Жить или умереть

Ни для кого не секрет, что жители Абхазии ездят лечиться в Грузию

Да, ни для кого не секрет, что жители Абхазии ездят лечиться в Грузию. Вполне вероятно, что число людей, воспользовавшихся помощью грузинской медицины, исчисляется сотнями.

На днях в грузинском издании Аbkhazeti.info появился рассказ о том, как на границе Ингур абхазский пограничник пропустил без документов 6-летнего ребенка в критическом состоянии.

Очевидцы свидетельствуют — пограничник говорил, что его мать болеет онкологическим заболеванием, и ее лечат грузинские врачи. «Мою мать грузинские врачи на руках носят. Даже если потеряю работу, я пропущу этого ребенка на границе», — говорил абхазский пограничник.

Также недавно был случай, когда гражданин Абхазии благодарил в Facebook грузинских врачей и всех, кто помог спасти его близкого родственника.

Редко когда воспользовавшиеся помощью грузинской медицины готовы открыто и публично выразить благодарность за это, поскольку коллективное общественное мнение таких людей осуждает. Однако обращение большого числа людей за медицинской помощью в Грузию — это реальность.

В последнее время об этом говорят все более открыто. Но в обществе вопрос продолжает стоять именно так: что вынуждает абхазов ехать на лечение в Тбилиси, и что все-таки важнее — жизнь или принципы.  

Низкий уровень медицины в Абхазии

У вопроса два измерения — сугубо гуманитарное и политическое. А главная причина — в критически неудовлетворительном состоянии медицины в Абхазии.

Руслан Смыр, врач-хирург республиканской больницы, считает главными проблемами нехватку современного оборудования и отсутствие специалистов по некоторым специальностям — кардиохирургия, детская хирургия по разным направлениям, аллергология, инфекционисты и другие.

«В результате человек оказывается перед выбором, куда ему ехать — в Россию или в Грузию. Грузия создает условия для того, чтобы наши граждане туда ездили и бесплатно лечились. И люди едут».

В основном, говорит Руслан Смыр, это онкология, травмы после аварий, инфекционные заболевания, а также ВИЧ и гепатит.

«У меня с самого рождения проблемы с почками. Лечиться в России у меня возможности нет, поскольку я один обеспечиваю свою семью. Если я буду заработанные деньги тратить на свое лечение, моим детям нечего будет есть», — говорит сухумец Юрий Гиндия.

В Грузии у него живут родственники, и через них он выяснил все детали.

«Когда я приехал в Тбилиси — меня уже там ждали, приняли хорошо. Находился я там примерно месяц, за все это время никто у меня не просил денег, лечение было абсолютно бесплатным. Хочу еще отметить высокий уровень медицины, вся аппаратура новая, врачи квалифицированные, а клиника современная. Первый курс лечения я прошел, скоро планирую снова поехать».

Юрий говорит, что когда знакомые узнали, что он лечится в Тбилиси, некоторые назвали его предателем. «Но я не считаю, что я предал свою родину. Я лишь принял помощь, которую мне не могут дать у себя в стране», — говорит он.   

«Я поехала лечиться в Грузию, потому что у меня были проблемы по женской части. В Абхазии нет таких гинекологов, которые смогли бы провести мне операцию. В Грузии у меня есть родственники, и через них я вышла на эту программу», — это рассказ про еще один аналогичный опыт, только женщина, рассказавшая свою историю, попросила не называть ее имени.

«Меня положили в частную больницу. Это очень хорошая больница, и врачи там очень хорошие. Если ты из Абхазии — тебя автоматически кладут в лучшую клинику. И не было такого, чтобы меня просили взять гражданство Грузии, это бред. Мне благополучно провели операцию, и это вовсе не значит, что я предала родину», — говорит она.

Политика после того, как ушла политика

Автором идеи организации медицинского обслуживания в Грузии для жителей Абхазии и Южной Осетии можно считать Михаила Саакашвили. Но в годы его правления программа была политизирована. Тем, кто хотел приехать, приходилось становиться гражданами Грузии, по крайней мере, получать паспорт и потом страховку, записанную на этот паспорт. И это не все.

Пациент из Абхазии или Южной Осетии мог столкнуться в больничных коридорах со съемочной группой телевидения, которая приехала снимать о нем репортаж.

Одним словом, хотя людям и помогали, но это были пиар и политика в чистом виде.

Теперь все иначе. Лечение в клиниках Грузии — уже сугубо личный для конкретного пациента вопрос, а не «политический проект». Никто не навязывает гражданство, хотя принимают жителей Абхазии по-прежнему бесплатно и в лучших местах. К тому же вокруг этой темы нет пиара. 

Но, разумеется, политика из этой программы никуда не делась.

Желанные — только этнические абхазы

Такой вывод можно сделать хотя бы потому, что жители Гальского района, в большинстве своем граждане Грузии, не могут воспользоваться бесплатной и лучшей медицинской помощью в рамках программы.

Кроме того, по имеющейся у меня информации, без особой охоты в грузинских клиниках принимают и граждан Абхазии неабхазской национальности.

«Гальцев в Грузии  по этой программе не лечат, потому что они грузины и потому что граждане Грузии. Некоторые консультации у врачей могут быть получены со скидкой. Но только некоторые! Дорога до Тбилиси гальцам обходится в 120 лари [$ 60], потом за многие процедуры надо платить», — рассказала жительница района, которая тоже не захотела себя назвать.

В итоге возник противоположный поток — многие из тех гальцев, у кого есть абхазские документы, едут лечиться в Сухум.

Перспективы — еще больше возможностей для абхазов в Грузии

В 2016 году в селе Рухи в Зугдидском районе Грузии, то есть непосредственно у самой линии границы с Абхазией, планировалось строительство современного многопрофильного медицинского центра на 220 мест. Там будет самый лучший в Грузии медицинский персонал — врачи сейчас проходят стажировку в клиниках разных стран, в том числе в Европе, в России и Израиле.

Рядом с медицинским центром планируется построить трехзвездочную гостиницу.

По сообщениям грузинских медиа, на проект будет потрачено около двадцати миллионов долларов. Работать здесь будут около 600 человек.

Символично то, что в советское время в Рухи проводились фестивали грузино-абхазской дружбы. Теперь дружбу будет символизировать медицинский центр.

Жизнь или принципы

Руководство Абхазии отвечает на сложившуюся ситуацию ужесточением условий пересечения границы с Грузией. Но эффективность этих мер сомнительна.

Во-первых, в крайних случаях сами медицинские учреждения в Абхазии обращаются за помощью к грузинским коллегам, и были случаи, когда реанимобили из Зугдиди приезжали в Сухум забирать больных.

Во-вторых, попасть в Грузию не проблема из Сочи, откуда и в Батуми, и в Поти ходит морской транспорт.

«Несколько лет назад из-за ошибки сухумских врачей я чуть не потеряла своего новорожденного малыша. На реанимобиле мы доставили его в Тбилиси, и грузинские врачи спасли его. Если бы не это, мой ребенок просто бы умер», — рассказывает еще одна жительница Сухума (по ее просьбе имя не называется).

Она говорит, что после той истории в Абхазии был большой скандал на государственном уровне. «Фактически звучало, что политические интересы важнее жизней наших детей. Но я второго ребенка решила рожать в Грузии, прошлой зимой у меня родилась прекрасная девочка в Тбилиси».

Совершенно очевидно, что в Абхазии в скором будущем не появится тот уровень здравоохранения, который позволит получить качественную помощь, не выезжая из страны.

«Проблема в том, что у нас зачастую бывают больные, для которых нужно целую новую больницу построить, чтобы их вылечить», — говорит хирург Руслан Смыр.

«У нас нет рентгена, который сможет хотя бы определить лейкоз, не говоря о специалистах и оборудовании, которые нужны, чтобы его лечить. В моей практике был случай, когда камни из желчного пузыря попали в протоки, и эту операцию мы уже не могли сделать и вынуждены были отправить пациента в Россию».

Отчасти проблема может быть решена, если между Абхазией и Россией будут отрегулированы формальные вопросы, и больные смогут получать там медицинскую помощь. Но все равно конкурировать с грузинской медициной будет сложно.

Круг людей, которых спасли в Грузии, ширится. За счет их близких формируется широкая база достаточно лояльно настроенных по отношению к этой стране людей. В этом не было бы ничего плохого, если бы в самой Грузии к Абхазии относились как к соседней стране, с которой необходимо настроить нормальные отношения.

Но учитывая политические планы Тбилиси по интеграции Абхазии в «грузинский мир», ситуация выглядит непрогнозируемой на долгосрочную перспективу.

Выходы: 1) запрещать; 2) презирать; 3) развиваться

«Я никогда не пойму людей, которые едут на лечение в Грузию, считаю их предателями. Ведь это грузины убивали наших братьев, а сейчас мы едем к ним лечиться. Лучше взять деньги в долг и поехать в любую другую страну, чем туда», — считает житель Абхазии Тенгиз Киут.

Эти два выхода из ситуации – запрещать и/или презирать тех, кто выбрал жизнь как приоритет над ценностями – достаточно популярны в обществе. С другой стороны, если Абхазия уже состоялась как страна, как комплекс политических и идеологических ценностей — тогда недоверие к людям, которые ездят в Грузию по тем или другим причинам, демонстрирует лишь глубоко лежащие в сознании комплексы прошлого.

Мы живем в эпоху предельной мобильности. У людей есть возможность выбирать и как и везде в мире — ехать туда, где лучше продукты, где более качественная медицина, где можно больше заработать и так далее. Рядом с нами есть целая страна, которая хотела бы быть предельно привлекательной для граждан Абхазии. В Грузии нет такой экономики, которая могла бы привлечь трудовые ресурсы из Абхазии или создать особо привлекательную среду обитания. Но там, где Грузия может дать качество жизни, она это дает.

Проблема не в том, что люди ездят туда лечиться. Проблема в перманентном коллапсе, который переживает Абхазия. Мы будем терять человеческий капитал и не обязательно в связи с Грузией. Очень многие связывают свои жизненные стратегии с Россией или какими-то другими странами.

Пока у нас не начнется настоящее развитие, мы в долгосрочном плане будем проигрывать борьбу за будущее.

Мнения, высказанные в статье, передают терминологию и взгляды авторa и не обязательно отражают позицию редакции


Читайте также