Многие представители ЛГБТ-сообщества вынуждены покидать страну, а их семьи испытывают давление " />

Жизнь в окружении ненависти. ЛГБТ и их родители в Грузии

Многие представители ЛГБТ-сообщества вынуждены покидать страну, а их семьи испытывают давление

Представители ЛГБТ-сообщества в Грузии говорят, что не чувствуют себя защищенными. Оскорбления, избиения, угрозы, дискриминация – это их повседневность. В сложном положении и их родители – окружающие пытаются возложить на них ответственность за сексуальную ориентацию детей.

«Готова к любому дискомфорту, лишь бы ребенку было хорошо»

«Следила бы за ребенком, а то вместо мужчины выросла девица», «Знала бы, что из него вырастет, сделала бы аборт», «Мать педераста» — такие реплики каждый день слышит Кето Бенидзе, мать Эмзо Кварацхелия. Несмотря на постоянные нападки окружающих, Кето не перестает любить сына, дружит с ним и поддерживает. Эмзо сказал родителям, что он гей, когда ему было 24 года. Мама и папа смирились не сразу, но в итоге родительская любовь оказалась сильнее страха «что скажут люди».

• Как грузины не любят геев и любят Путина — наблюдения украинских журналистов в Тбилиси

• Ненависть, травля, доносы — доклад о положении ЛГБТ-сообщества в России

• “Это наш мужчина, наши дела, и мы сами разберемся”. Геев из Чечни продолжают преследовать по всей России

Сам Эмзо уже не живет в Грузии, больше года назад он переехал в Бельгию. Гомофобные нападки теперь достаются матери.

«Злюсь, задыхаюсь от злобы, когда моей матери приходится выслушивать всякую гадость из-за меня, — говорит Эмзо. — Целенаправленно наносят оскорбления, нервируют. Точно знаю, как тяжело ей дается возвращение домой с работы по длинной улице, как вместе с купленным хлебом несет взгляды, исполненные ненависти, как невыносимо тяжело ей выслушивать брань в мой адрес».

Со злобными комментариями приходится жить и Тамиле Гацерелия, маме трансгендерной девушки. Тамилу часто спрашивают о том, почему ее «сын» ведет себя «по-женски», почему она недостаточно строга, и почему бы ей не вышвырнуть его на улицу. Мать старается не оставлять ни один вопрос без ответа и объяснить всем, что ее ребенок «не больной».

«Хочу, чтобы она была полноправным гражданином. Сама готова к любому дискомфорту, лишь бы ребенку было хорошо», — говорит Тамила Гацерелия.

«С рождением каждого квир-ребенка «рождается» и квир-родитель»

Нана Панцулая уже и не помнит, когда ее дочь Мариам сказала, что лесбиянка. Говорит, что сразу приняла дочь.

«Просто не понимаю, почему нужно контролировать и ограничивать человека, если ты его любишь. У Мариам своя жизнь, я с уважением отношусь ко всему, что она делает, как делает и в целом как живет. Она очень интересная молодая женщина, состоявшаяся и независимая. Я никогда не позволяла себе вмешиваться в ее жизнь, даже когда она была маленькой. А теперь – тем более», — говорит Нана Панцулая.

Нана Панцулая с дочерью. Фото из семейного архива

Нана не только принимает гомосексуальность дочери, но и активно борется за права ЛГБТ в Грузии. Мариам вспоминает, что 17 мая 2013 года мать стояла рядом с ней, когда толпа, ведомая священниками, напала на людей, вышедших на акцию против гомофобии.

«Она не только моя мама, но одна из самых любимых и близких моих друзей. Она всегда работает над собой, постоянно растет как личность, как активистка феминистского движения и как союзник «нестандартных» движений. Она, наверное, одна из первых родительниц среди активистов моего поколения, которая решилась открыто поддержать нас, которая вышла на акции и которая сама столкнулась с теми проблемами, которые стали повседневной реальностью членов нашего сообщества», – говорит Мариам.

Мариам уже несколько лет живет в США, но ее мама до сих пор ходит на все акции поддержки ЛГБТ. «Мне очень нравится где-то попавшаяся фраза:

«С рождением каждого квир-ребенка «рождается» и квир-родитель», — говорит Нана. — Советую всем родителям серьезно задуматься над этим».

«Любовь – это любовь»

Мариам Гагошашвили, дочь Наны, живет в городах с довольно низким уровнем гомофобии — Нью-Йорке и Сан-Франциско. По ее словам, гомофобные реплики ей доводилось слышать и в США, но с Грузией это не сравнить.

«Здесь камни в меня на улице никто не бросал, волосы в общественном транспорте не выдирали, пощечин в ночных клубах не давали, выпивку в барах в лицо не выплескивали, никто не пытался изнасиловать из-за сексуальной ориентации, обслуживать в кафе или гостинице из-за этого тоже никто не отказывался, никто не выгонял меня пинком из офиса или квартиры и никто не пытался убить из-за участия в мирной демонстрации. А это все реально со мной происходило в Грузии, это все я испытала на своей шкуре и не один раз», — говорит Мариам.

Из Грузии на постоянное место жительство в другую страну уехала и 23-летняя Моника Тигишвили. Она женщина-трансгендер. Говорит, что ни один выход из дома не обходился без оскорблений и насмешек.

«В итоге я пришла к выводу – для того, чтобы быть защищенной, суметь себя реализовать, жить в безопасности, нужно уехать из Грузии», — говорит она.

Моника отмечает, что в таких условиях, как в Грузии, тяжело надеяться даже на поддержку родителей, они тоже подвергаются агрессии из-за того, кто их дети.

Активист Нико Горгиладзе тоже уехал из Грузии из-за гомофобии окружающих. На Нико напали на акции 17 мая 2018 года, в тот момент, когда он произносил фразу «Любовь – это любовь, всегда и всюду». От агрессивно настроенной толпы активистов ограждал полицейский кордон, но его удалось прорвать, и Нико получил удар со спины. Напавшего на него несовершеннолетнего парня полиция задержала на месте. Активист не стал настаивать на аресте и попросил в качестве наказания приговорить парня к общественным работам, а не к тюрьме. Нападавшего суд передал под родительскую опеку, а Нико покинул Грузию.

«ЛГБТ в Грузии не до парадов»

17 мая 2013 года грузинское государство не смогло обеспечить право на собрания и самовыражение – участников акции против гомофобии увезли с проспекта Руставели на микроавтобусах, чтобы защитить от разъяренной толпы, возглавляемой священниками. На следующий год по инициативе патриархии 17 мая было объявлено Днем чистоты семьи. И ежегодно священнослужители с паствой именно в этот день устраивают массовые шествия. Проводить ЛГБТ-акции 17 мая, в День борьбы с гомофобией, сейчас очень сложно и опасно. Противники ЛГБТ каждый год организованно пытаются помешать проведению акций.

Разгон толпой акции против гомофобии в Тбилиси, 17 мая 2013 года. REUTERS

В этом году в Грузии впервые состоится ЛГБТК (лесбианки, геи, бисексуалы, трансгендеры, квиры)-прайд. Социальный театр, международная конференция и марш достоинства – это список мероприятий, которые в рамках прайда пройдут в Тбилиси 18-23 июня. Первый в Грузии ЛГБТК-прайд состоится без одного из главных своих компонентов – праздничного карнавала.

«Нам не до парадов в Грузии. Не та ситуация, чтобы устраивать подобие карнавала. Наш прайд будет политическим. Хотим побеседовать о тех вызовах и проблемах, с которыми сталкиваются в Грузии ЛГБТ», — говорит Гиоргий Табагари, один из организаторов прайда.

Он подчеркивает, что в последние годы заметно возрос уровень миграции, все чаще ЛГБТК покидают Грузию, и это не может не тревожить.

«У людей нет надежды на то, что государство обеспечит их защиту. Им страшно выходить на улицу», — говорит Гиоргий.

С 2014 года специальным законом запрещена дискриминация граждан Грузии по любому признаку: возрасту, состоянию здоровья, ограниченным возможностям, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, профессии и т.д. Закон запрещает дискриминацию любой формы не только в публичной, но в частной сфере. Парламент принял этот закон на фоне протеста Грузинской православной церкви. Духовные лица часто принимали участие в парламентских обсуждениях этого законопроекта и даже настояли на внесении некоторых поправок в ряд статей. По оценке неправительственных организаций, специализирующихся на вопросах прав человека, итоговый вариант закона оказался неэффективным, и дискриминация продолжается.

При поддержке «Медиасети»

Читайте также