Здесь эта болезнь не только опасная, но и очень дорогая, а поддержки от государства приходится добиваться" />

О жизни людей с диабетом в Азербайджане: истории, проблемы, мифы

Здесь эта болезнь не только опасная, но и очень дорогая, а поддержки от государства приходится добиваться

Хотя процент больных диабетом в Азербайджане сопоставим с ситуацией в мире, главная трудность в том, что государство не обеспечивает таким пациентам помощь нужного качества и в нужном количестве. Проблемой становится и покупка препарата, прописанного врачом, и проверка сахара в крови, и даже получить в поликлинике «государственный» инсулин не всегда удается.

По последним официальным данным, в Азербайджане 263 тысячи больных диабетом. Международная диабетическая федерация озвучивает другое число –  около 485 тысяч среди взрослых — то есть семь процентов взрослого населения. Этот показатель в целом в мире — 5,2 процента, по данным Всемирной организации здравоохранения.

Как живут люди с диабетом и чем им можно помочь?

“Диабет — это образ жизни”

П

осле обеда Баба [ударение на второй слог — прим.ред] с усмешкой сообщил, что ему надо «уколоться», достал шприц, похожий на фломастер, и ушел.

Баба заболел диабетом в шесть лет — после бакинского землетрясения 2000 года, видимо, от стресса. Бакинские врачи говорят, что в тот год была “вспышка” детского диабета.

Сейчас Бабе 25. Он не считает себя больным или инвалидом. Хотя в детстве скрывал болезнь, потому что не любил, когда его жалели.

“Может быть, было обидно, когда ребенком я не мог есть шоколадки, но сейчас я живу вполне комфортной и полноценной жизнью”.

Баба видится с друзьями, встречается с девушкой, играет в пабах на бас-гитаре. Но при этом он подчиняется строгому расписанию: каждый день измеряет уровень сахара в крови (специальным аппаратом — глюкометром), придерживается диеты и регулярно делает укол инсулина. Инсулиновый шприц он почти всегда носит с собой.

“Однажды у меня украли шприц с инсулином. Я ношу его в чехле, похожем на кошелек. Надеюсь, тот, кто его взял, не укололся им. Если здоровый человек введет себе инсулин, то он или умрет, или сам заболеет диабетом”.

Сахарный диабет – хроническое заболевание, при котором уровень сахара в крови постоянно повышен из-за дефицита инсулина – гормона поджелудочной железы. Это приводит к нарушению обмена веществ, поражению сосудов, нервной системы, внутренних органов. Опасен осложнениями.

Как правило, в Азербайджане люди мало знают о том, что такое диабет, и склонны его мифологизировать. Например, считают страшной смертельной болезнью или думают, что диабет может развиться от чрезмерного употребления сладкого.

Профессор-эндокринолог, член Международной диабетической федерации Валех Мирзазаде рассказывает:

“Бывают случаи, когда больному назначают инсулиновые инъекции на определенный срок, а его родные и он сам думают, что это пожизненно. Также есть заблуждения о необходимости гречки или отмачивания картофеля, рожденные в СССР”.

Валех Мирзазаде говорит, что генетика может быть основой для развития диабета, но все зависит и от среды: вредны стресс, неправильное питание, малоподвижный образ жизни.

Виды диабета:

  1. Инсулинозависимый диабет (диабет типа 1)  – развивается в основном в детстве и в молодости, чаще всего — после сильного стресса. Без инъекций инсулина больной этим типом диабета может прожить не более трех дней.
  2. Инсулиннезависимый диабет (диабет типа 2) – обычно бывает у людей старше 40 лет с избыточным весом. Самый распространенный тип болезни — 80-85 процентов случаев. Больным этим типом диабета не нужны инъекции, уровень сахара контролируется таблетками.

За 19 лет у Бабы еще не было никаких осложнений, связанных с болезнью. Хотя несколько раз он оказывался на грани диабетической комы, к которой может привести повышенный или пониженный уровень сахара:

“Однажды я остался на ночь у друга и не взял с собой «длинный укол» (действующий 24 часа). Обычно я его делаю перед сном. Утром меня сильно тошнило, болели кости и позвоночник. Сперва я даже не понял, в чем дело, а когда поехал в больницу, сахар уже в четыре раза превышал норму.

В больнице я провел два дня. Я тогда работал, и у меня была медицинская страховка. Но мне отказали в выплате, когда оказалось, что я был госпитализирован из-за диабета. Потому что «диабет это не болезнь, а образ жизни».

Под этим выражением понимают, что болезнь можно контролировать, соблюдая простые правила, а значит, она не такая уж страшная.

Бесплатный инсулин

В Азербайджане собираются вводить обязательное медицинское страхование, и пока неизвестно, как будут учтены интересы людей с диабетом. Государственной программы, обеспечивающей их бесплатным инсулином, больше не будет.

А пока бесплатный инсулин распределяется в поликлиниках по месту жительства. Люди приходят туда за рецептом, а потом идут в аптеку, которая прикреплена к поликлинике. Инсулин выдают пятого числа каждого месяца, и в этот день в поликлинике выстраивается длинная очередь.  

Мы опросили людей, которые живут с диабетом, и оказалось, что главные проблемы с помощью от государства такие:

  1. Иногда бывает, что в поликлиниках “не хватает” инсулина, хотя все больные зарегистрированы и учтены.
  2. Все инсулинсодержащие препараты разные, и часто более подходящее лекарство, которое прописал врач, больным приходится покупать самим, а это очень дорого. А пользоваться дешевым препаратом, который закупает государство, для таких пациентов опасно.
  3. Хотелось бы получать бесплатно не только лекарства, но и тестовые полоски для проверки уровня сахара.

Из бюджета Азербайджана выделяют в среднем по 120 манатов [около $70] на одного официально зарегистрированного больного диабетом. Больные до 18 лет получают специальную пенсию — тоже 120 манатов. Потом они проходят медосмотр, и комиссия определяет “степень инвалидности”, согласно которой им полагается пенсия — от 150 до 110 [от $88 до $65] манатов в месяц. Для сравнения, одна 24-часовая инъекция препарата Трисиба стоит 50 манатов, а обследование в частной клинике — около 300 манатов [около $175] .

“Школы диабета” в маленьких городах — что пошло не так?

А

зербайджанское диабетическое общество работает в Баку с 1995 года. Общество появилось благодаря Моминат Омаровой, матери девочки, больной диабетом.

Моминат ханум говорит, что в 80-е годы жизнь больных диабетом была тяжелее, чем сейчас.

“В то время у нас было много проблем с инсулином, не было современных глюкометров. Иногда Афе становилось плохо, а я не знала, это из-за низкого сахара или из-за высокого. Когда меня спрашивали, как у меня дела, невольно текли слезы”.

Моминат Омарова поехала на стажировку в Великобританию как доцент Института иностранных языков. Там она узнала много интересного о работе Британской диабетической ассоциации, а вернувшись, организовала общество диабета в Баку.

Эта организация занимается защитой прав людей с диабетом, ведет образовательные проекты и печатает учебную литературу. Иногда — спорит с министерством здравоохранения, доказывая, что бюджет на больных диабетом нельзя сокращать. Именно АДО добилась принятия закона о диабете и появлению программы по обеспечению инсулином.

По словам Омаровой, в министерстве здравоохранения нуждаются в помощи АДО, так как часто не могут проследить выполнение решений на местах, в регионах — например, был случай, когда ребенку стали выдавать нужный препарат только после угрозы позвонить министру:

“Чиновникам важна краткосрочная выгода, они не задумываются, как потом бьет по экономике страны большое количество людей с осложнениями.

В 2018 году мне пришлось писать много писем с требованием прекратить строительство в Азербайджане завода по производству украинского инсулина «Индар» – инсулин, не прошедший проверку качества, который вызывает осложнения. В итоге у нас получилось — завод будет производить другие препараты.  

Мы открыли одну “школу диабета” в Баку и шесть в районах. “Школы” представляют из себя комнату в поликлинике, больнице, в которой обучают врачей и медсестер. К сожалению, со временем почти все эти кабинеты в районах разбазарили.

Например, я ездила с проверкой в одну больницу в Сумгаите. Оказалось, что врач ушла оттуда, в кабинете, который мы открыли, работает ее сестра-офтальмолог, шкафа нет, компьютер стоит у главврача”.

Сейчас АДО пришлось свернуть эти периферийные проекты, и не только потому, что разворовывают оборудование, но и из-за азербайджанского законодательства, сильно усложняющего работу неправительственных организаций.

Еще одна сложность в работе — трудно научить людей так называемой “диабетической дисциплине”, например, соблюдать диету и выполнять предписания врача. ”Какой инсулин дают, такой и колют, — жалуется Моминат Омарова. — В плане врачей, после курсов усовершенствования, которые мы провели в районах, ситуация стала немного лучше”.

Facebook Comments

Читайте также