У деревни Зоракан есть два названия: одно официальное, другое – любимое. Сегодня для жителей Зоракана, что находится в Тавушской области Армении, любимым названием остается “Чардахлу”. Настоящая деревня находится в Шамкирском районе Азербайджана. В советское время она называлась Чардахлы, сейчас — Чанлибель. Однако армяне адаптировали Чардахлы к армянской грамматике и используют название “Чардахлу”. По данным справочника ..." />

Деревня с двумя названиями

У деревни Зоракан есть два названия: одно официальное, другое – любимое. Сегодня для жителей Зоракана, ...

Фотограф Геворк Карапетян. Фото предоставлено группой “Чардахлу” в Facebook

У деревни Зоракан есть два названия: одно официальное, другое – любимое. Сегодня для жителей Зоракана, что находится в Тавушской области Армении, любимым названием остается “Чардахлу”.

Настоящая деревня находится в Шамкирском районе Азербайджана. В советское время она называлась Чардахлы, сейчас — Чанлибель. Однако армяне адаптировали Чардахлы к армянской грамматике и используют название “Чардахлу”.

По данным справочника общин Тавушского марза, в 1907 году в Чардахлу проживали 1863 армянина, а в 1975 году их количество достигло четырех тысяч человек.

“Я оставил свет не выключенным, когда мы уходили из нашего дома в Чардахлу, чтобы приехать в Армению”, — рассказывает Микаэл Григорян, который родился и вырос в Азербайджане, но стал беженцем из-за ухудшения армяно-азербайджанских отношений и последовавшего за этим карабахского конфликта. 

В 1987 году из-за армяно-азербайджанских стычек, произошедших в Чардахлы, конфликт перерос в полномасштабную войну. Военные действия завершились в 1994 году подписанием соглашения о перемирии между Арменией, Азербайджаном и Нагорным Карабахом, однако конфликт все еще остается нерешенным.

 

Сегодня Микаэл живет в Зоракане, и такое официальное название на армянском и английском языках можно увидеть на табличке при въезда в деревню. Однако по просьбе новых жителей деревни местная администрация поставила здесь вторую табличку, на которой есть и другое название деревни – “Чардахлу”.

“Так мы себя чувствуем лучше”, — объясняет появление второй таблички глава администрации Зоракана Сурен Мартиросян.

В 1987-88 годах, наряду с жителями других деревень, населенных армянами и азербайджанцами, были переселены жители Чардахлу и Корпулу. Армянские жители азербайджанского Чардахлу были вынуждены перебраться в Армению и обосноваться в селе Корпулу. Азербайджанцы — жители Корпулу, наоборот, перебрались в Чардахлу, которая  была населена армянами до этого.

В 2006 году Корпулу переименовали и теперь деревня называется Зоракан, а “настоящая” деревня Чардахлу была родиной маршала СССР, заместителя министра обороны СССР Ованеса Баграмяна, героя Второй мировой войны, маршала СССР Амазаспа Бабаджаняна и других известных военных.

“Мы хотим переименовать деревню, чтобы официально она называлась Чардахлу”, — рассказывают местные жители, собравшиеся в общинной администрации, Млех Казарян, Рубен Гаспарян и Гурген Багирян, которые вынуждены были покинуть родную деревню в Азербайджане, когда им было по семь лет.

“Если спросить только-только начавшего говорить ребенка о том, где он родился, он ответит —  “в Чардахлу”, а не в Зоракане”, — рассказывает Ованес Карапетян, которому было четыре года, когда его семья бежала из Азербайджана в Армению.

С просьбой переименовать их деревню в Чардахлу жители сегодняшнего Зоракана обращались еще к первому президенту Армении Левону Тер-Петросяну. Тогда власти предложили деревенским жителям другое название – Нор Чардахлу (“нор” в переводе с армянского – “новый”), а потом и вовсе склонились в сторону совершенно других названий, мотивировав свое решение тем, что Чардахлу – само по себе не является армянским названием.

Жители сами выбрали нынешнее армянское название деревни – Зоракан, но по-прежнему считают себя “чардахлинцами”.

В Зоракане сегодня почти такие же социальные проблемы, какие были лет тридцать назад, когда деревня носила название Корпулу. Основная проблема здесь, как и во многих других селах, связана с нехваткой питьевой и поливной воды. Небольшие трубопроводы в деревне удалось проложить только благодаря помощи соотечественников, живущих и работающих в России.  

По схеме укрупнения сельских общин в Армении, деревни Кохб и Зоракан теперь входят в одну и ту же общину, но Кохб имеет статус приграничного села, а Зоракан  – нет.

Статус приграничного села по решению правительства предполагает частичное возмещение коммунальных платежей, включая расходы на газ, электроэнергию, поливную воду, а также полное возмещение налога на имущество и налога на землю.

По данным последней переписи населения, сегодня в армянском Чардахлу проживает более 900 человек, большинство которых являются армянскими беженцами из Азербайджана.

В деревне столько социальных проблем, что местная молодежь чаще всего переезжает в Ереван или едет в Россию, в основном в Ростовскую область и в Краснодар, в поисках заработка.

Автор фото — Лилит Авакян

Здесь отремонтированные дома – редкость, а плохие дороги после дождя становятся совершенно непроходимыми.

84-летний Микаэл Григорян бежал из Чардахлу ровно 30 лет назад. Здесь, в Чардахлу-Зоракане, он живет в доме, который некогда принадлежал азербайджанцу.

Дом обветшал: разбитые стекла в окнах свидетельствуют о том, что строение давно нуждается в ремонте.

Сам Микаэл рассказывает о том, каким прочным и хорошим был дом, который он когда-то построил в “настоящем” Чардахлу, как он проложил водопровод и зацементировал двор, чтобы нигде не было слякоти и грязи.

У него была возможность отремонтировать свой сегодняшний дом, но, как он сам признался, не было желания.

“Мы все ждали дня, когда сможем, наконец, вернуться в нашу деревню, но, похоже, больше не получится”, — объясняет Микаэл.

Сегодня никто из бывших жителей Чардахлу не надеется вернуться в родную деревню, а на ремонт нынешних домов, в которых они живут, у них просто нет денег. Многим едва хватает на самое необходимое  – добыть воду и как-то решить проблему отопления дома зимой.

В кабинете главы общины Зоракана Сурена Мартиросяна сохранилась фотография, которая, спустя столько лет, не утратила важности для него. На фото запечатлены символы “настоящего” Чардахлу – деревья, которым, по словам главы сельской администрации, около восьмисот лет, и которые напоминают ему о родном селе.

В 1988 году Мартиросяну было всего семь лет, но он хорошо помнит свое детство, школу и азербайджанский язык, который он изучал в те годы.

“В нашем Чардахлу было место, где земля была настолько сухой, что ничего там не росло, не было ни одного растения, ни дерева. Эти деревья стояли там с третьего века. Неясно, как они там выросли. Они символизируют  наш Чардахлу. Стволы деревьев были настолько широкими, что мы могли зайти с одной стороны, а выйти с другой. Теперь не знаем даже, сохранились ли эти деревья или нет”.

По словам Сурена, когда армяне и азербайджанцы из Шамкира встречаются где-то в России или Грузии, начинают ностальгировать и расспрашивать друг друга о родных местах.

Именно благодаря таким встречам, бывшим жителям Чардахлу, живущим за пределами Армении, иногда удается добыть фотографии из родного села.

“Если азербайджанцы, живущие в России, собираются съездить в Чардахлу, их иногда просим сделать там фотографии и послать нам. Бывало, нам даже привозили воду оттуда”, — вспоминает Сурен Мартиросян.

В последний раз жители получали воду в бутылках, фотографии и видеозаписи – своеобразную “реликвию” из родной деревни — в 2015 году.

“Воды было немного, поэтому ее раздали призывникам в колпачках от бутылок”, — вспоминает Ованес.

“Но если возникают какие-то вопросы касательно документов, мы все решаем через комитет по делам беженцев, а между нами – жителями Зоракана и Чардахлу — прямое общение отсутствует”, — рассказывает глава местной администрации.

По словам Микаэла Григоряна, если бы у него была возможность напрямую связаться с жителями нынешнего Чардахлу, он бы попытался найти Гули Гамидова.

“Мы сели обедать, и вдруг мне стало плохо. Меня отвезли на “скорой” в больницу, но ни одному врачу не удалось понять, что было со мной. Гули Гамидов тогда спас мне жизнь. Мы почти одного возраста с ним — он родился в 1933 году. У меня даже была его свадебная фотография. Я потерял ее. Вот бы знать, как он, жив, или нет… ”

Жители Зоракана-Чардахлу сохранили местное азербайджанское кладбище в знак проявления доброй воли.

“Мы не трогали ни одной могилы, надеясь, что так повели себя и азербайджанцы с нашими могилами, что остались там”, — выразил надежду Млех Казарян.

Но судя по сведениям, дошедшим до Ованеса Карапетяна, в реальности в азербайджанском Чардахлу армянское кладбище сравняли с землей, а музей, посвященный памяти маршалов, превратили в чайхану.

Ованес Карапетян, из архивов Ованеса

В социальной сети Facebook сегодня есть открытая группа под названием Չարդախլու Чардахлы Чардахлу Chardakhlu  https://www.facebook.com/groups/20552290623/about/. На страничке группы, которая состоит из 396 участников, бывшие и нынешние чардахлинцы делятся друг с другом новостями, обсуждают проблемы и просто общаются.

Ованес старается поддерживать активность группы, часто делится с ее участниками новыми материалами и новостями о родной деревне.

“Здесь чардахлинцы, живущие в разных уголках земли, имеют возможность узнать что-то новое друг о друге, оставаться в курсе событий, происходящих в деревне”.

В социальной сети не только предаются ностальгии и делятся новостями, но и пытаются решить более злободневные проблемы. Так, молодые участники группы в Facebook используют ее, чтобы привлечь внимание областной администрации к проблеме вывоза мусора из деревни.  

В группе также активно обсуждался вопрос выдвижения кандидатуры Овенеса для участия в парламентских выборах в Армении. Чардахлинцы явно гордились тем, что их односельчанин стал кандидатом в депутаты Национального Собрания от новоиспеченной партии “Решение гражданина”. И хотя партии не удалось преодолеть минимальный барьер для избрания в парламент в 2018 году, Ованес продолжает вести активную общественную деятельность.  

Сейчас он живет в Ереване и работает в компании “Билайн”. Ованес также является учредителем и председателем Ассоциации молодых инженеров. Несмотря на свою занятость, он продолжает активно поддерживать связь с родным сообществом.   

Свое решение попробовать силы в политике Ованес объясняет тем, что проблемы вынужденных переселенцев часто игнорируются, а сектор энергетики нуждается в законодательных улучшениях.  

“Люди стали вынужденными переселенцами, но сегодня они не чувствуют себя хозяевами положения на новом месте, поскольку лишены элементарных жизненных условий. В нашей общине, например, существует проблема нехватки воды. Если будет вода, местные жители смогут о себе позаботиться и найти средства к существованию”, — уверен Ованес.

“Случалось и так, что в сезон полива кизила нам не давали воду и только после того, как я поднял проблему, вода появилась”.

Ованес даже пытается вместе с друзьями заняться развитием агротуризма, выступая с отдельными инициативами и организуя сельские фестивали, но отсутствие элементарной инфраструктуры в значительной степени препятствует развитию местности.

Ованес, тем не менее, не опускает руки. Он собирается все так же активно поднимать проблемы своей деревни, заниматься политикой, добиваясь хоть и маленьких, но от этого не менее значимых изменений для своего сообщества. Так, благодаря усилиям местных жителей, уже удалось обеспечить освещение центральной части деревни. Здесь даже открыли инженерную лабораторию “Армат”, где школьники смогут получать знания в области информационных технологий.

Проект «Неуслышанные голоса» является частью работы организации International Alert по нагорно-карабахскому конфликту. Это результат работы с журналистами из сообществ, затронутых конфликтом, и их совместных усилий рассказать о том, как конфликт влияет на повседневную жизнь людей, находящихся в состоянии «ни войны, ни мира». Этот проект дает возможность услышать голоса этих людей как в свое  обществе, так и в обществе на «другой стороне», позволяя читателю увидеть реальные лица, скрытые за образом врага.
Проект осуществляется благодаря помощи Европейского Союза в рамках Европейского партнерства с целью мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха (EPNK).
Материалы, выставленные на этой странице, подготовлены под ответственностью журналистов и не обязательно отражают точку зрения организации International Alert и доноров. Все журналисты, участвующие в проекте, придерживаются этического кодекса, который находится здесь.

Читайте также