Уже два года в грузинской тюрьме отбывает срок священнослужитель, который, по версии обвинения, собирался отравить человека ядом. Не все верят этой версии " />

У здания грузинской патриархии разбили палатки и бастуют. В чем дело?

Уже два года в грузинской тюрьме отбывает срок священнослужитель, который, по версии обвинения, собирался отравить человека ядом. Не все верят этой версии

Вот уже неделю у здания патриархии разбита палатка. Вообще-то, палаточными городками и акциями протеста в Тбилиси никого не удивить. Однако это уникальный случай — до этого никогда ни один протест не был адресован церкви и ее лидеру — самому влиятельному и уважаемому человеку в стране Патриарху Илье Второму.

JAMnews вкратце расскажет об этой беспрецедентной акции и об одном их самых скандальных судебных дел в новейшей истории Грузии, известном под названием «Дело о цианиде»,  в котором замешаны духовные лица.

_______________

Здание патриархии Грузии расположено на правой стороне Куры, в туристической зоне, где всегда оживленно и многолюдно. Желто-синяя палатка из нейлона здесь разбита уже целую неделю. На ней надпись крупными буквами религиозного содержания о душе и теле. В палатке круглосуточно находятся братья дьякона Гиоргия Мамаладзе. У них одно требование – освободить арестованного два года назад дьякона.

«Дело о цианиде»

Дьякон Мамаладзе на судебном заседании. Фото: allnews.ge

Дьякон Гиоргий Мамаладзе – фигурант одного из самых мутных и скандальных дел в новейшей истории Грузии. Он был задержан 10 февраля 2017 года в тбилисском аэропорту перед вылетом в Германию. В его вещах полиция обнаружила ядовитое вещество – цианид.

•Дело о цианиде. Реальное покушение или игры патриаршего двора?

•Капитал патриархии. Чем владеет самый влиятельный институт Грузии? 

•Прокуратура расследует попытку отравления высокопоставленного духовного лица 

•Илия Второй: на все вопросы должны быть даны ответы, необходимо совместное расследование 

Мамаладзе ехал в Германию проведать проходившего курс лечения Католикоса патриарха всея Грузии Илию Второго. Изначально было заявлено, что Мамаладзе припас цианид для отравления высокопоставленного духовного лица. Эту версию в качестве официальной озвучили как главный прокурор Грузии, так и премьер-министр, министр юстиции и другие крупные чиновники. Фактически они напрямую указывали на то, что цианид предназначался Илие Второму.

Однако позже версия претерпела изменения.

Тбилисский городской суд приговорил Мамаладзе к девятилетнему заключению. Но его обвинили в подготовке покушения не на Илию Второго, а на одну из самых влиятельных и одиозных фигур патриархии — секретарь-референта патриарха Шорену Тетруашвили.

Год назад этот вердикт был оставлен в силе Тбилисским апелляционным судом. Последняя же судебная инстанция — Верховный суд Грузии — это дело в производство вовсе не приняла. Между тем, сам Гиоргий Мамаладзе не считает себя виновным.

Юристы и представители неправительственных организаций в многотомном «деле о цианиде» усмотрели массу неточностей.

Семья Мамаладзе утверждает, что дьякон Гиоргий стал жертвой церковных и политических интриг.

По словам родных осужденного, они, уже и не особо надеясь на справедливость в Грузии, обратились в Страсбургский суд по правам человека.

Сам Гиоргий Мамаладзе говорит, что самый сильный удар ему нанесли не следователи и судьи, а его духовные братья – уже два года как ни один священнослужитель не осмеливается прийти к нему в камеру и исповедовать.

Право на причастие  

Палатка перед патриархией. Фото: Радио Свобода რადიო თავისუფლება

Братья Мамаладзе вначале своего протеста требовали обеспечить право заключенного дьякона на причастие.

Вскоре появилось ответное заявление патриархии, где было сказано, что церковь никому не запрещает причастить Мамаладзе, однако это будет личной ответственностью того, кто это сделает.

После этого заявления личный батюшка Мамаладзе Николоз Гигатадзе вызвался причастить духовного сына, так как расценил заявление церкви как одобрение на причастие. Однако пока этого не случилось.

Семья  же Мамаладзе, наоборот, усмотрела в заявлении патриархии зловещее предупреждение — осмелитесь навестить Мамаладзе, пеняйте на себя.

Обряд причащения в христианстве — одно из главных таинств. Во время службы причащающийся получает хлеб и вино, символизирующие кровь и тело Христа. Считается, что во время этого ритуала причащающемуся отпускаются грехи.

По христианской традиции, в причащении никогда не отказывают людям, совершившим любые преступления.

«В тюрьме на Матросова вывели всех заключенных и причастили. Всех, кроме моего брата. Это он сам рассказывал», — говорит брат осужденного Торнике Мамаладзе.

Но не все одинаково думают и в самой церкви. Это дело даже стало одной из причин внутрицерковного раскола.

Ряд духовных лиц открыто говорит о том, что в деле очень много вопросов.

Например, митрополит Чкондидский Владыко Петре в заключении дьякона Мамаладзе напрямую обвинил Католикоса патриарха всея Грузии Илию Второго. По мнению митрополита, Мамаладзе сидит в тюрьме в результате сговора патриархии и власти страны.

«Дамокловым мечом над церковью», «пятном и ошибкой» назвал «дело о цианиде» еще один влиятельный священнослужитель — митрополит Потийский и Хобский Владыко Григол.

Просьба о помиловании

Шесть влиятельных неправительственных организаций, специализирующихся в сфере защиты прав человек, обратились на прошлой неделе к президенту Грузии Саломе Зурабишвили с просьбой помиловать Мамаладзе.

Они убеждены, что приговоры, вынесенные Мамаладзе в обеих судебных инстанциях, вызывают много вопросов и не соответствуют юридическим стандартам. (С просьбой о помиловании Мамаладзе обращались и к предыдущему президенту страны Гиоргию Маргвелашвили, однако он на этот шаг не решился).

Прошло уже несколько дней, однако администрация президента сохраняет молчание.

Что не так с делом Мамаладзе? 

1) Одним из слабых мест дела считается вопрос, каким образом в багаже Мамаладзе был обнаружен цианид. Багаж был извлечен без его ведома, через девять часов после того, как он его сдал. Более того, процедура извлечения багажа не зафиксирована видеоустройствами аэропорта.

2) Судебный вердикт основан лишь на том, что Мамаладзе искал в интернете информацию о цианиде. В заключении при этом не указано, с какой целью он искал эту информацию и для чего ему понадобился цианид (Мамаладзе говорит, что интересовался цианидом в связи с тем, что он применяется в иконописи).

3) В судебном заключении также говорится, что сторона защиты не представила обоснованных доказательств. Но законодательство этого и не предусматривает. Наоборот, сторона обвинения должна представить доказательства вины обвиняемого.

4) Несмотря на широкий общественный интерес, адвокатам категорически запрещено публично обсуждать детали данного дела. Также необоснованно заседания суда проходили в закрытом режиме (сам Мамаладзе просил, чтобы суд проходил открыто). В результате общество не обладает достаточной информацией по «делу о цианиде», а само дело остается довольно «мутным».

5) В отношении Мамаладзе был нарушен принцип презумпции невиновности. Против него с момента ареста с заявлениями выступили высокопоставленные лица, настоив таким образом общество против дьякона. К тому же безо всяких доказательств в заявлениях по сути давалось понять, что Мамаладзе собирался отравить патриарха.

Чем не угодил дьякон патриархии?

Семья Мамаладзе убеждена в том, что операция против него была осуществлена совместными усилиями патриархии и службы госбезопасности (СГБ) Грузии, поскольку дьякон владеет информацией, наносящей ущерб имиджу патриархии.

Торнике Мамаладзе, младший брат дьякона, говорит, что заключенный из тюрьмы передал четыре исписанных блокнота, которые запечатаны.

«Пока мы не имеем права ознакомиться с их содержанием. Брат велел мне обнародовать записи в том случае, если с ним что-то произойдет», — говорит Торнике Мамаладзе.

Окна патриархии выходят прямо на палатку семьи Мамаладзе. Священнослужители один раз пришли к братьям и посоветовали продолжить акцию протеста в Батуми [семья Мамаладзе родом из Аджарии].

Здание патриархии надежно огорожено. Ее массивные черные металлические ворота открываются только для въезда и выезда машин. Мимо нейлоновой палатки ежедневно проходят десятки священнослужителей, но никто около нее не останавливается.

«Сотни священников проходят, но никто не обращает на нас внимания. Но, бывает, встречаемся случайно и в других местах, тогда многие из них подходят к нам и говорят, что наш брат не виновен. Но на этой территории подойти не осмеливаются», — говорит один из братьев осужденного дьякона.

Братья заметили, когда патриарх собирается покинуть резиденцию, то до его кортежа выезжает машина и останавливается перед их палаткой так, чтобы ее не видел проезжающий патриарх.

«Вот такое отношение патриархии к людям нуждающимся, попавшим в беду», — говорит Торнике Мамаладзе.


Читайте также