Ниния Какабадзе, Тбилиси" />

Государство бок о бок с экстремистами

Ниния Какабадзе, Тбилиси

Они повсюду, наблюдают за всем, и почти ничего не ускользает от их внимания. Они могут срывать университетские конференции и выставки, вторгаться в частные квартиры, где проходят воркшопы, требовать расправы над людьми из-за мнения, высказанного в социальных сетях.

У них разные имена. Некоторые из них являются членами конкретных организаций, и им платят за их угрозы и агрессию. Другие с абсолютно бескорыстным энтузиазмом служат ‘святой идее’.

Они называют себя патриотами и христианами и говорят, что защита родины и есть их основная идея.

Они защищают родину от всех, кто отличается от них хоть чем-то, будь то этническое происхождение, сексуальная идентичность, религиозное вероисповедание. Во имя родины и христианства они готовы до смерти забить камнями тех, кто не является или девственницей или послушной женой, не провозглашает тостов во время застолья или по-другому одевается.

Если вы не похожи на них, они не только создадут вам неудобства, в ход пойдут и угрозы физической расправы.

На прошлой неделе в Тбилисском государственном университете им. Иване Джавахишвили должна была состояться научная конференция по исследованию гендерных и сексуальных вопросов, организованная Институтом гендерных исследований совместно с организацией ‘Идентичность’.

Сразу же после распространения этой информации Фейсбук буквально захлестнули призывы не допустить пропаганды ЛГБТ в университете. Были спланированы акции, распространились письма с угрозами. Дошло до того, что организаторы были вынуждены отменить мероприятие, чтобы обеспечить безопасность участников конференции.

Ни администрация университета, ни, главное, государство, не смогли обеспечить безопасное проведение конференции в вузе!

Еще одним прецедентом стала дискуссия на тему субальтерна в Университете Ильи.

Патриоты-экстремисты чуть было не обрекли на смерть директора организации ‘Студио Кампус’ Михаила Хундадзе. Несколько месяцев назад он проводил у себя в квартире семинар по философии Ницше. Молодые люди, живущие по соседству, уловили несколько фраз через открытое окно и решили, что это собрание ‘сатанистов’. Один из них ворвался в дом к Хундадзе и ударил его ножом. К счастью, ученый остался жив.

Очевидно, что за последние несколько лет экстремизм особенно укрепился в Грузии. Что бы там ни говорили, многие из нас на самом деле боятся этих агрессивных людей, потому что они могут, как минимум, сорвать наши планы. До того как организовать какое-либо мероприятие, мы задаемся вопросом, а как отреагируют ‘спасители родины’.

После того как представители духовенства и ‘патриоты’ разогнали крестами, табуретками и проклятиями именем Богородицы мирную акцию три года назад, 17 мая 2013 года (Международный день борьбы с гомофобией), мы уже больше не будем проводить шествия в этот день. Мы сидим дома в страхе, проводим конференции в небольших офисах, прячем дома рисунки, потому что их содержание может оказаться неприемлемым для экстремистов.

Единственное место, где мы по-прежнему держимся на плаву, — это пространство социальных сетей, которое, несмотря на переполненную письмами с угрозами и ругательствами личную почту, все еще остается территорией, защищенной от непосредственной физической расправы.

Почему боимся мы, когда должны бояться они?!

Дело в том, что государство не защищает нашу свободу выражения. В этом-то и заключается проблема. Экстремисты знают, что они останутся безнаказанными. Своим бездействием власть позволяет им применять против нас насилие, ограничивать нашу свободу и отбирать у нас конференц-залы.

Все согласны, что образование является единственным выходом из данной ситуации.

Но о каком образовании может идти речь, если министры консультируются с патриархией о том, чему учить детей в школах, а учебники составляются с учетом цензуры представителей церкви.

Мы осознаем, что реформа образования, которая в действительности еще даже и не начиналась, это долгосрочный процесс. Поэтому мы как бы махнули на все рукой. Однако это не конструктивная позиция.

Не имея на данный момент сил и ресурсов для осуществления реформы образования внутри школы, мы, по крайней мере, можем научить терпимости детей вне ее стен. Чтобы ученики увидели, что есть отличные от них люди, которых они тоже могут любить. Именно поэтому особое значение имеет гражданская активность, проведение мирных акций в день борьбы с гомофобией, образовательные выставки и конференции. То, чего не делает государство, должны сделать мы, гражданское общество.

Государство всегда молчит, но оно особенно молчаливо в год выборов. Почему?

Команда, стоящая сегодня во главе Грузии, в свое время пришла к власти на волне ненависти. В своих предвыборных выступлениях спикеры обещали защитить родину от распространения “педерастии’ и ‘проституции’, то есть от всего, что способствует ‘потере идентичности грузин’.

С учетом этой риторики представителей ‘Грузинской мечты’ следует ли удивляться, что экстремисты чувствуют себя в безопасности? Ведь определенная часть власти разделяет их взгляды. Своим бездействием правительство морально и юридически узаконивает агрессивную деятельность этих людей.

Другая часть власти, изображающая из себя демократическую силу, проявляет активность лишь в социальных сетях или иногда высказывается через средства массовой информации. Осуждая религиозный и патриотический экстремизм, она ограничивается лишь заявлениями или блогами и делится фотографиями солидарности, получая за это ‘сердечки’.

Что мы получили в результате? Мы медленно, шаг за шагом, теряем нашу свободу, идем на компромисс, чтобы просто защититься от насилия. Мы больше не выходим на улицу 17 мая и не проводим конференций. Мы исчезаем, скрываемся, боимся, тогда как их ряды пополняются. А неразвитое и несостоявшееся государство защищает религиозно-патриотических экстремистов, ведь их больше. Впереди же выборы.

Опубликовано: 28.02.2016

Читайте также