Президент считает, что пришла пора совместной реализации политики развития" />

Главная опора Армении – диаспора

Президент считает, что пришла пора совместной реализации политики развития

Фото: Люси Саргсян, JAMnews

26 ноября в своей речи на 16-м съезде правящей Республиканской партии Армении президент страны и лидер РПА Серж Саркисян уделил неожиданно много внимания отношениям с диаспорой. И хотя он не сказал ничего конкретного, но подобные акценты были расценены как намерение Сержа Саркисяна «объединить» Армению и диаспору и стать «отцом нации».  

С самого дня вступления в должность в 2008 году Серж Саркисян медленно, но верно продвигал идею государства-нации для армян, заявляя, что хотел бы быть президентом десяти миллионов армян, проживающих в мире, а не только трех миллионов, которые живут в Армении. За восемь лет президентства Сержа Саркисяна эта идея так и не получила правового оформления. Не были также придуманы механизмы участия диаспоры в жизни Армении и в принятии государственных решений. Но к завершению срока президентства Саркисяна не исключается создание национального «сетевого» органа, во главе которого окажется он сам.

До сих пор армянская диаспора, которая компактно проживает в России (по некоторым данным, три миллиона человек), в США (два миллиона), во Франции (500 тысяч), на Ближнем Востоке, в Иране, участвовала в жизни Армении только экономически, в основном на уровне пожертвований.

При этом, почти все министры иностранных дел Армении (Раффи Ованнисян, Ваан Папазян, Вардан Осканян), особенно на начальном этапе независимости Армении, являлись уроженцами диаспоры и определяли внешнюю политику в системе глобальной политики, а не постсоветского пространства. Это был период суверенизации Армении, и диаспора, несмотря на противоречия с властями, охотно инвестировала в Армению. Чего стоит только помощь фонда «Линси» американского миллиардера Кирка Кркоряна, который за несколько лет безвозмездно вложил в Армению более 220 миллионов долларов.

Кроме того, говорится о мощном армянском лобби в США и ряде европейских стран, а также в Ливане и Иране. Армянское лобби продвигает не только идею международного признания геноцида армян в Османской Турции, но и экономическую и политическую помощь суверенной Армении. Турция и Азербайджан не скрывают, что в качестве своих противников видят не столько Республику Армения, сколько диаспору.

Под «диаспорой», как правило, подразумеваются не «советские» армяне. Армяне, которые проживают на постсоветском пространстве, как правило, ассимилированы, не имеют влияния на политические решения стран, где они живут, и не особенно заинтересованы в связях с исторической родиной. Особенно это касается России, где диаспора служит, скорее, рычагом воздействия Москвы на Армению, чем инструментом продвижения национальных интересов армян в России.

С другой стороны, в последние годы Россия стала прилагать усилия по восстановлению влияния на постсоветском пространстве, и в Армении стали появляться все больше состоятельных армян из России, которые естественным образом вписываются в политическую систему. Например, в 2015 году компания «Армянские электросети» была куплена у российского «Интер РАО» российским миллиардером Самвелом Карапетяном (группа компаний «Ташир»). Еще раньше активно инвестировать в образование и туризм в Армении стал известный инвестор и меценат Рубен Варданян. А в 2016 году премьер-министром Армении был назначен топ-менеджер российского «Газпрома» Карен Карапетян.

Таким образом, в последние годы произошел определенный «крен» участия диаспоры в делах Армении в сторону России. Хотя западная диаспора продолжает делать важную работу, обеспечивая как политическую, так и экономическую поддержку Армении, но ее участие становится все менее заметным. Из западных инвесторов в Армении остался разве что аргентинский армянин Эдуардо Эрнекян, который является концессионером аэропорта «Звартноц» и почты Армении.

Однако в Армении так и не появился институт, который мог бы легализовать участие армян диаспоры в принятии политических решений внутри страны. Очень долго говорилось о создании двухпалатного парламента, где Сенат избирался бы от диаспоры. Но то ли не смогли выработать механизмы избрания, то ли были какие-то причины не допускать диаспору к принятию решений в Армении, но создание «государства-нации» так и осталось пафосной идеей.

Эту идею продвигают представители западной и восточной диаспоры, но, видимо, она не по вкусу тем, кто заинтересован в большей зависимости Армении от России. Ведь национальный Сенат может провалить какие угодно «интеграционные» проекты Москвы, которые в Армении зачастую носят выраженно экспансионистский характер.  

Однако вопрос все-таки обсуждается, возможно, в контексте будущего Сержа Саркисяна, и его речь на съезде РПА тому свидетельство. «Для организации работы в экономической, правовой, социальной, научной, культурной, информационной и других сферах уже созданы почти все предпосылки. Пришло время, когда мы должны совершить одно существенное добавление к совместной работе Армения-Диаспора — сопоставить единство и ответственность»,- сказал Серж Саркисян. При этом он не детализировал, что имеет в виду. Есть мнение, что речь может идти о создании надгосударственного Национального совета.

В Армении говорят, что диаспора для власти всегда была «дойной коровой», которая платила национальную дань, при этом ее не подпускали к государственным решениям. Диаспора и по сей день платит, но больше в виде пожертвований, а не инвестиций в развитие. Никто не знает точных цифр, сколько диаспора вложила в Армению, но никто и не скрывает, что Армении и Карабаху удается выживать и сохранять стабильность именно благодаря диаспоре.

Буквально на днях, 24 ноября, в Лос-Анджелесе (США) состоялся  уже 19-й ежегодный телемарафон, который организует Всеармянский фонд «Армения». Эти телемарафоны собирают пожертвования на решение социальных задач, строительство дорог в Карабахе и Армении. В этом году было собрано около 16 миллионов долларов — примерно такая же сумма собирается ежегодно.

В свое время была внедрена идея «национальной дани», когда от каждого армянина требовалось выплатить небольшую сумму, которая в итоге должна была служить общенациональным интересам. Но идея не прижилась – и благотворительность вновь осталась на плечах состоятельных армян и армянских организаций.

Много говорили и о том, чтобы привлекать капитал диаспоры для инвестирования в бизнес. В дело привлечения американо-армянского капитала в Армению вовлекались даже послы США в Армении, однако все они признавали, что американские армяне не слишком доверяют властям Армении, подозревая их в коррумпированности. Тем более, что диаспору упорно не подпускают к политическим институтам, с помощью которых можно было бы осуществлять контроль.

Инвестиционные показатели Армении – одни из самых низких в мире. В первом полугодии 2016 года Армения впервые показала отрицательные цифры – отток инвестиций превысил приток. На фоне наращивания внешнего долга, который уже превысил 60 процентов ВВП, отсутствие инвестиций расценивается как недоверие к экономике Армении. В том числе со стороны диаспоры. Диаспора хочет вкладывать и контролировать, но пока у нее нет таких механизмов.

«Есть такие достигшие успеха в мире наши соотечественники, чьи личные и институциональные возможности в вопросе продвижения чего-нибудь в Армении намного больше, чем даже возможности нескольких государственных ведомств, вместе взятых. И эти люди, действительно, озабочены развитием Армении. Значит, пришла пора совместной реализации политики развития»,- заявил Серж Саркисян.  

Капиталы состоятельных армян действительно зачастую сравнимы с государственным бюджетом Армении. Однако чтобы привлечь эти капиталы в Армению, властям придется создать прозрачные государственные структуры и лишиться монополии в традиционных областях. Возможно, это будет сделано с помощью создания сетевой национальной структуры.

Опубликовано: 06.12.2016


Читайте также