Экспертный анализ: новые власти в Ереване и прежние власти в Баку делают попытки к сотрудничеству. Почему, и что можно ожидать?" />

В Армении новая власть – есть ли перспективы для мира с Азербайджаном?

Экспертный анализ: новые власти в Ереване и прежние власти в Баку делают попытки к сотрудничеству. Почему, и что можно ожидать?

Полная версия текста на английском языке на сайте International Crisis Group

Теперь, когда революционный лидер Армении Никол Пашинян и его команда получили большинство в парламенте, им предстоит начать работать в том числе над одной из самых сложных проблем — урегулированием конфликта в Нагорном Карабахе.

Досрочные парламентские выборы в Армении 9 декабря 2018 года прошли на фоне спокойствия на границе с Азербайджаном и на линии разделения в Карабахе.

Ранним утром на берегу Джогазского водохранилища возле села Беркабер. Когда-то это было очень популярное место отдыха для армян и азербайджанцев, живших здесь вместе. Сегодня это одна из самых милитаризованных зон, военные укрепления сторон находятся в некоторых местах всего в двадцати метрах друг от друга. Фото: Олеся Вартанян/International Crisis Group

С

ело Беркабер в Армении на самой границе с Азербайджаном. Одно из окон в доме Сони заложено кирпичами, а стекло второго – со следами от пуль. Крышу несколько раз пробивали снаряды, на потолке подтеки от дождя.

Но в отличие от прошлых лет, в эту зиму 57-летняя Соня Матинян решила не уезжать из села.

• Карабах: причины и итоги апрельского обострения в 2016 году

• На границе с Ираном — репортаж из армянского села, где раньше жили азербайджанцы

• Что Азербайджан, Армения и Грузия сделали, когда 100 лет назад стали независимыми республиками?

Все потому, что стала улучшаться обстановка в этом селе на северо-восточной границе Армении с Азербайджаном. В регионе Тавуш не было перестрелок уже почти два месяца.

Последние пару лет с наступлением заморозков здесь всегда начиналось обострение, и люди предпочитали уезжать к родственникам, подальше от границы. Или же им приходилось зимовать в специально укрепленных домах и подвалах.

Установившееся затишье — редкое явление для этого региона, который вынужден жить с последствиями конфликта, вспыхнувшего с распадом Советского Союза в 1991 году. Тогда напряжение привело к исходу армянского и азербайджанского населения из Азербайджана и Армении.

По итогам войны в Нагорном Карабахе армянской стороне удалось взять под свой контроль этот регион вместе с семью окружавшими его азербайджанскими районами.

Улучшение ситуации многие связывают с приходом во власть в Армении Никола Пашиняна.

Никол Пашинян представляет избирателям свой политический альянс «Мой шаг» в своем родном городе Иджеване, который находится в двадцати километрах от военных траншей на границе Армении с Азербайджаном. Фото: Олеся Вартанян/International Crisis Group

Никол Пашинян, некогда маргинальный политик и бывший журналист, возглавил акции протеста в апреле 2018 года, которые привели к отставке прошлого руководства Армении. Свое политическое превосходство Пашинян сумел закрепить победой его альянса «Мой шаг» на досрочных парламентских выборах 9 декабря 2018 года.

Прошлая правящая Республиканская партия не сумела набрать достаточного количества голосов для того, чтобы вообще попасть в парламент.

Некоторые наблюдатели назвали голосование самым свободным и справедливым за последние два десятилетия.

Досрочные парламентские выборы в Армении — что и как было

• Интервью с женой лидера армянской «бархатной» революции

• Азербайджан и Евросоюз: в чем проблема?

Т

акое затишье в регионе установилось впервые почти за 15 лет. Оно стало результатом договоренности между лидерами Армении и Азербайджана, достигнутой в конце сентября 2018 года.

С тех пор столицы двух стран находятся на прямой связи, без посредников.

Последняя по времени встреча прошла в середине ноября. На ней представители оборонных ведомств Армении и Азербайджана обсудили и подтвердили ранее достигнутую договоренность о восстановлении прямой связи между военными частями вдоль границы Армении с Нахичеваном, автономным анклавом Азербайджана.

В ближайшие недели новый парламент соберется на первую сессию, чтобы избрать Пашиняна на пост премьер-министра страны. Все в Армении ждут скорых изменений. Те люди, которые живут в зоне конфликта или в непосредственной близости к ней — ждут прежде всего прогресса в карабахском вопросе.

«Может, у него и нет волшебной палочки, чтобы все сразу исправить», — сказал мне за две недели до выборов 47-летний Армен Маркарян, который пришел послушать Пашиняна на предвыборной встрече с избирателями в городе Иджеван, расположенном примерно в 20 километрах от военных траншей около границы с Азербайджаном.

«Но он должен что-то изменить, чтобы мы могли жить лучше и без войны».

Жители села Чинари за нардами. Село находится у подножия горы, которая разделяет Армению и Азербайджан, и с той стороны горы много азербайджанских деревень. До войны в 1990-х местные армяне и азербайджанцы тесно общались, торговали и работали на полях вместе. Фото Олеся Вартанян/International Crisis Group

Пашинян и сложный переговорный процесс

По вопросу конфликта с Азербайджаном в команде Пашиняна до сих пор высказывались с подчеркнутой осторожностью.

На протяжении всей предвыборной кампании члены прошлой правящей Республиканской партии критиковали Пашиняна и его окружение, называя их «предателями» и обвиняя в подготовке «преступного сговора» с Азербайджаном.

В своей критике они редко цитировали какие-нибудь высказывания Пашиняна. Вместо этого они все больше ссылались на молодой возраст многих из членов его команды, а также на отсутствие у него личных связей с Нагорным Карабахом и с войной в 1990-е годы. Все это сильно отличается от того, какими были предыдущие лидеры Армении.

Окружение Пашиняна опровергает любые подозрения в намерении сдачи позиций по вопросу конфликта.

Переговорный процесс находится в глухом тупике уже несколько лет. Апрельская эскалация 2016 года в Нагорном Карабахе привела к гибели по меньшей мере 200 военных и гражданских с обеих сторон. Пропасть в понимании друг друга между сторонами стала только глубже, а их требования – как никогда максималистскими.

Азербайджанская сторона требует незамедлительного возвращения под свой прямой контроль семи районов, находящихся под армянским контролем с начала 1990-х годов.

Армянская сторона настаивает, что первым шагом должно быть признание Баку независимости Нагорного Карабаха.

В новой армянской правящей команде считают, что нет легкого выхода из этого тупика.

«Все понимают, что нужна «перезагрузка» в переговорах, — говорит один из новоизбранных парламентариев политического альянса Пашиняна. — Но чтобы ее запустить, нужно сначала достичь консенсуса внутри партии и правительства».

7-9 апреля 2016 — репортеры JAMnews из Баку, Еревана и Степанакерта 

• “Мой Карабах” — серия воспоминаний армянского журналиста и писателя

В августе 2018 года, выступая на акции с отчетом по ста дням своего правления, Пашинян пообещал десяткам тысяч людей, собравшихся в центре Еревана, что обратится к ним за поддержкой перед любым серьезным решением по вопросу Карабаха.

Подобное обещание означает, что «армянская сторона пока не будет делать резких движений в переговорном процессе», — сказал другой новоизбранный парламентарий политического альянса Пашиняна.

Не следует ожидать и каких-либо резких изменений по ключевому требованию армянской стороны в отношении признания статуса Нагорного Карабаха, сказал он.

Горное ущелье, часть его принадлежит Армении, другая часть — Азербайджану. В 1970-е годы советское руководство построило здесь Джогназское водохранилище, чтобы поддержать хозяйства местных армян и азербайджанцев. После этого ущелье стало одной из самых преуспевающих частей региона. Но с начала войны в 1990-х водохранилищем никто не пользуется. Местные жители жалуются, что им остро не хватает воды — и питьевой, и для полива садов. Но водохранилище стало слишком небезопасным местом, чтобы им помочь. Фото: Олеся Вартанян, International Crisis Group

Что со стороны Азербайджана?

В том, что новое армянское правительство готово к серьезным обсуждениям, Пашиняну предстоит убедить не только публику в собственной стране, но и Азербайджан тоже.

Сложность состоит еще и в том, что в обеих странах опасаются, что противоположная сторона может использовать установившееся затишье в своих корыстных интересах.

Со стороны Баку есть положительные сигналы. Бакинские собеседники International Crisis Group говорят, что готовы сохранять перемирие в надежде, что установившаяся прямая коммуникация поможет запустить реальный переговорный процесс с новым армянским руководством.

Некоторые официальные лица с армянской стороны говорят, что наладившееся прямое общение между военными стоило бы расширить на такое же прямое общение представителей правительств двух стран – например, для обсуждения гуманитарных вопросов.

В этом направлении уже были предприняты первые шаги. Действующий ныне канал связи использовали, чтобы договориться о возможности освобождения армянского жителя северо-восточного региона Армении, о задержании которого азербайджанские власти сообщили летом этого года. Пятого декабря де-факто МИД Нагорного Карабаха заявил, что готов в ответ рассмотреть возможность освобождения азербайджанского солдата, который остается задержанным в Степанакерте с начала 2017 года.

Священник из одной из воинских частей в Тавушском районе переходит железную дорогу, которая некогда связывала Армению и Азербайджан. Все связи между странами прерваны со времени начала карабахского конфликта в 1990-х годах. Фото: Олеся Вартанян/International Crisis Group

В центре обсуждения должны быть люди

Новое армянское правительство, возможно, будет готово предложить новый взгляд по вопросу конфликта. Как сказал один из новоизбранных депутатов от партии Пашиняна:

«Мы могли бы поменять наши подходы. Вместо того, чтобы обсуждать только политические требования, мы можем начать ставить в центр обсуждения людей с обеих сторон с их проблемами».

Один из высоких чиновников в Армении сказал International Crisis Group, что такой ориентированный на людей подход можно было бы сделать доминантным в переговорном процессе:

«Важно признать, что Нагорный Карабах – это место, где живут люди, а не только происходит конфликт».

В зоне конфликта Нагорного Карабаха в радиусе 15 километров от линии соприкосновения проживают около 600 тысяч этнических азербайджанцев.

В районе государственных границ Армении и Азербайджана живут десятки тысяч людей, в том числе примерно 40 тысяч — непосредственно около военных позиций в Тавушской области Армении, которые тянутся почти 230 километров вдоль гор.

Еще до того как начнется обсуждение основных вопросов переговорного процесса, в таких местах, как Тавуш, дополнительная коммуникация между сторонами могла бы помочь скоординировать работы по разминированию дорог и фермерских участков в прифронтовой зоне.

Стороны могли бы начать с обозначения минных полей, которые остались после войны начала 1990-х годов.

Новые гарантии безопасности также могли бы помочь людям около линии фронта начать работать на своих участках земли, которые находятся в непосредственной близости к военным позициям, и поэтому они были вынуждены их бросить.

«В

этом году впервые люди стали спускаться к водохранилищу, чтобы искупаться», — говорит житель Беркабера Аргам Арзуманян.

На плотине водохранилища всего в 20 метрах друг от друга — военные укрепления сторон. В последний раз сельчане решались спуститься к воде аж в 2004 году.

Этой осенью, говорит мне Аргам, «я смотрел на плескающихся в воде людей и не мог поверить своим глазам: неужели мы снова начинаем жить без войны?»

Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также