Учимся читать тайные знаки, ухаживать за коврами и угадывать, откуда они родом" />

Портреты в подарок президентам и магические символы — все об азербайджанских коврах

Учимся читать тайные знаки, ухаживать за коврами и угадывать, откуда они родом

В старину в Азербайджане говорили, что ковер сопровождает человека от рождения до смерти, и это была совсем не метафора. С младенчества дети играли на коврах, ковры давали девушкам в приданое, среди ковров проводили всю жизнь, а когда человек умирал, тело его накрывали, опять же, ковром. К тому же, еще в начале прошлого века в большинстве азербайджанских домов не было стульев, кресел и диванов. Все это заменяли ковры.

Какие бывают ковры

Азербайджанские ковры, в зависимости от «места рождения» делятся на четыре группы (их еще называют школами):

Тебризская школа. Населенный этническими азербайджанцами город Тебриз сегодня центр иранской провинции Восточный Азербайджан. В Тебризе ткали роскошные шелковые ковры. Тебризские ковры, как правило, пастельных тонов и богато украшены растительным орнаментом.

Карабахская школа – учитывая, что комнаты в карабахских домах были размером чуть ли не с футбольное поле, то и ковры для таких комнат ткали целыми комплектами по пять штук, чтобы хватило на весь пол. Главная «фишка» карабахских ковров – их яркие расцветки и цветочный орнамент. И ткали эти ковры обычно из шерсти.

Губа-Ширванская школа – эти ковры сдержаннее и строже, и среди узоров преобладают не цветочки-лепесточки, а медальоны. Эти медальоны – визитная карточка ковров из Губа-Ширванского региона. Располагаться они могут в один или несколько рядов.

Бакинская школа – ковроткачество в Баку было развито гораздо слабее, чем в других регионах. Бакинцы, как правило, не ткали ковры сами, а привозили их из других мест и торговали ими. А потому и похвастаться этой школе особо нечем. Хотя и у нее есть свои характерные черты – простые геометрические узоры и специфическая расцветка с преобладанием охры.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Все вышесказанное касается ворсовых ковров. Проще говоря – «пушистых». А есть еще и безворсовые, гладкие – они проще в исполнении и практичнее в использовании. Ими не только устилали полы или вешали на стены, но еще делали из них попоны, сумки, мешочки для хранения соли и хлеба.

Что вы не знали о коврах: рассказывает искусствовед Махнура Алиева

  • Ковры ни в коем случае нельзя сворачивать в рулоны, посыпать нафталином и хранить, как мумию. Это их угробит. Ковры должны использоваться, тереться, от этого они становятся только лучше. Но совсем уж измываться над ними тоже, конечно, не надо.
  •  Неверно считать ковры частью мусульманской культуры. Они появились задолго до монотеизма, и на азербайджанских коврах часто можно встретить стилизованное изображение дракона, зороастрийские знаки, и прочую символику, не имеющую ничего общего с исламом и даже отчасти ему противоречащую. Исключение составляют только специальные коврики для молитвы.
  • Азербайджанцы покупают антикварные ковры и ковры ручной работы гораздо чаще, чем иностранцы. Потому что иностранцам вывезти ковер с собой за рубеж сложно – нужна справка, а ковры старше 50 лет вывозить вообще запрещено.
  • Ковер ручной работы – это не просто дорогая прихоть, а хорошее вложение денег. Не хуже золота. Со временем он растет в цене.
  • Правила, по которым ткутся сейчас ковры, сформировались относительно недавно. В старину же ткачихи в основном импровизировали, так что каждый конкретный ковер мог отражать их настроение на тот момент, события в жизни и прочее.

Сама Махнура Алиева до сих пор вздыхает об утраченном стареньком ковре:

«Когда я еще жила с родителями, был у нас один ковер – потрепанный, но старинный и очень красивый. И вот прихожу я однажды домой, а бабушка мне говорит, что приходили какие-то скупщики, и она отдала им этот наш старенький ковер, а взамен взяла два новых. Посмотрела я на эти новые ковры – ужас… машинная вязка, турецкий ширпотреб. Очень я тогда огорчилась. А бабушке, наоборот, казалось, что это был выгодный обмен».

«Ковровая дорожка» для Барака Обамы

Санубар Набиева ткет ковры на заказ. Галереи заказывают традиционные ковры на продажу, крупные компании хотят заиметь коврик со своим логотипом, студенты просят «соткать» им дипломную работу (в азербайджанской государственной художественной академии есть факультет декоративно-прикладного искусства).

Продажа курсовых, дипломных работ и всего, что у студента требуют в институте, но сам он сделать не может — прибыльный бизнес в Азербайджане.

Среди сотканных ею ковров есть даже портрет Барака Обамы со всем семейством, не говоря уже о Дмитрии Медведеве и прочих «соседских» политиках. В Азербайджане принято дарить заезжим высокопоставленным гостям ковры с их собственным изображением.

Часто заказывают ковры со старинными восточными миниатюрами, сценами из произведений поэта Низами, библейскими сюжетами – Адам и Ева в Эдемском саду (изображенные в рамках приличия) или пророк Моисей со скрижалями.

Казалось бы, ремесло востребованное, но ткачиха не слишком довольна своей работой:

« Хочу уехать в Турцию преподавать. Жду вот ответа от них. Здесь не умеют ценить работу ковроткача. Приходят, хотят получить шикарный ковер, а когда называешь им цену, начинают торговаться – мол, дорого. А это, между прочим, кропотливая ручная работа. Да и финансовый кризис повлиял – заказов стало гораздо меньше, чем раньше».

Ковер как средство от депрессии

Классический символ мещанства для современного азербайджанца – ковер на стене. Этот элемент декора был очень популярен в 80-90-х годах, а позднее его столь же яростно возненавидели, как раньше любили. Но это отношение разделяют не все.

«Не понимаю, почему ковер на стене считают уродством. Если он красивый и вписывается в интерьер, то почему бы и нет!», —

говорит 21-летняя Азиза Мустафазаде, одна из самых юных преподавателей ковроткачества в Баку.


Азиза Мустафазаде

До того, как стать профессией, ковроткачество помогло ей пережить переходный возраст:

«Чтобы бороться с депрессией, другие подростки слушали рок, а я ткала ковры. И это действительно помогало. И до сих пор для меня это – самый лучший способ расслабиться. Например, после работы. Хотя, наверно, это может показаться странным, учитывая, что и на работе я тоже тку».

Санубар Набиева тоже говорит, что ковроткачество успокаивает нервы. Особенно помогает ей успокоиться звук, с которым набираются петли.

«Это в Баку ковры стали сувенирами, а во многих деревнях их и сейчас ткут просто для дома, и многие женщины умеют это делать, не только мастерицы, — рассказывает ткачиха, — летом, правда, этим мало кто занимается, потому что слишком много другой работы в саду и поле. А вот когда похолодает, садятся за станки. И ткут там в основном большие практичные ковры, чтобы на пол стелить».


Читайте также