Армения переходит на всеобщее инклюзивное образование – процесс идет поэтапно по всем областям. Это означает, что обучение всех детей с особыми потребностями будет проходить исключительно в общеобразовательных учреждениях – без отрыва от семьи. Процесс начался в 2016 году и завершится в 2025-м. До 2019 года к этой системе обучения уже перешли четыре области страны. В ..." />

Всеобщее инклюзивное образование в Армении. Основательная реформа или необдуманный эксперимент?

Армения переходит на всеобщее инклюзивное образование – процесс идет поэтапно по всем областям. Это означает, ...

համընդհանուր ներառական կրթություն, Գյումրի, հաշմանդամություն ունեցող երեխա, ծնողներ, հանրակրթական դպրոց, ներառականություն, հատուկ դպրոց, երգոթերապևտ, ֆիզիոթերապևտ, սոցիալական աշխատող, միջազգային փորձ, Հայաստան, Армения,

Армения переходит на всеобщее инклюзивное образование – процесс идет поэтапно по всем областям. Это означает, что обучение всех детей с особыми потребностями будет проходить исключительно в общеобразовательных учреждениях – без отрыва от семьи.

Процесс начался в 2016 году и завершится в 2025-м. До 2019 года к этой системе обучения уже перешли четыре области страны. В этом году к ней переходят столица и еще две области – Ширак и Арагацотн.

Параллельно специальные школы, где до реформы учились и жили большую часть недели дети с инвалидностью, будут закрыты или переформированы в центры, которые будут оказывать педагогическую и психологическую помощь.

Противники реформы указывают на то, что ученики специальных школ и без нее возвращались домой на выходные.

Однако теперь говорится о том, чтобы совсем не отрывать детей от семьи.

В Армении многие сомневаются, что реформа образования до конца продумана. В частности, неоднозначно к ней относятся сотрудники специальных школ, эксперты и родители детей с инвалидностью.

В этом исследовании – попытка выяснить мнения, познакомиться с предложениями и опасениями всех заинтересованных сторон и международным опытом.

О детях с инвалидностью – своих и приемных

Работа для людей с инвалидностью. Фоторепортаж из кафе в Армении – дорогом, но популярном

В одном классе – обычные дети и особенные. Так пытаются сделать в Армении

 Всеобщая инклюзивная система образования в Армении

«У каждого ребенка есть право жить в семье, и у каждого есть право получить образование. Давайте совместим эти права и посмотрим, что получается. Получается, что мы обязаны обеспечить для каждого ребенка возможность учиться в школе, находящейся ближе к месту его проживания», — комментирует формулу инклюзивного образования Армении Анаит Мурадян, главный специалист управления общеобразовательной системы при министерстве образования, науки, культуры и спорта.

По ее словам, армянская реформа не повторяет опыт других стран. Были приняты к руководству только советы ЮНЕСКО и было решено идти своим собственным путем – возможно, не самым простым:

«В 2017 году мы внедрили всеобщую инклюзивную систему в Тавушской области и ввели там новую позицию – помощника учителя. Те средства, которые мы тратили на организацию образования детей с особыми потребностями в нескольких школах, мы распределили на все школы области. Изменилась система оценки потребностей детей, финансирование государства будут получать только те из них, у кого тяжелые заболевания.

В прошлом дети с небольшой проблемой зрения получали от государства сумму на транспорт, питание, профессиональную помощь. В Тавуше программа была реализована очень успешно, Армения была признана единственной страной на постсоветском пространстве, где право на образование у детей защищено лучше всего. Более того, руководитель организации «Мост надежды», организовавшей процесс всеобщей инклюзивности, получил награду ЮНЕСКО за содействие качественному образованию детей с инвалидностью».

համընդհանուր ներառական կրթություն, Գյումրի, հաշմանդամություն ունեցող երեխա, ծնողներ, հանրակրթական դպրոց, ներառականություն, հատուկ դպրոց, երգոթերապևտ, ֆիզիոթերապևտ, սոցիալական աշխատող, միջազգային փորձ, Հայաստան, Армения, всеобщее инклюзивное образование, Гюмри, ребенок с инвалидностью, родители, общеобразовательная школа, инклюзивность, специальная школа, эрготерапевт, физиотерапевт, социальный работник, международный опыт

В инклюзивной школе

Право выбора

«Почему родителей лишают права выбора? Это неправильно, чтобы родители вынужденно водили детей в общеобразовательные школы. Пусть они сами решают, оставить ребенка в спецшколе или водить в обычную. Я в свое время решила, что моему ребенку нужна именно специальная школа», — говорит Айкануш Азатян.

Сын Айкануш Эдгар в специальной школе

Ее сын в этом году окончил спецшколу в Гюмри для детей с умственным отставанием. Айкануш говорит, что не собиралась лишать своего ребенка возможности учиться в школе с с обычными детьми. Но годичный опыт в инклюзивной школе вынудил отказаться от этой мысли:

«В общеобразовательной школе он чувствовал себя слабее, беспомощнее. Моего ребенка дразнили, к нему плохо относились даже учителя. В инклюзивных классах учителя не могут концентрировать внимание на одном ученике. Как родитель я осознаю, что 30 других учеников страдают из-за моего ребенка. Ведь у них разные интеллектуальные возможности. В итоге они не понимают друг друга. Это естественно.

Я забрала его из инклюзивной школы, повела на индивидуальные занятия. Но и тут результата не было. Ребенку не нравились эти занятия, но я как мать настаивала, все равно водила. А в специальной школе мы стали одной семьей с классом, мой сын вставал в шесть утра, чтобы прийти на уроки в специальную школу».

Мать и сын танцуют на мероприятии в спецшколе

Мнение эксперта

Эксперт сферы образования Сероб Хачатрян уверен, что переход на всеобщую инклюзивность проводится в спешке и без должной подготовки. Но он не видит и обратного пути. Считает, что просто для возникших в процессе проблем нужно искать решения:

«Мир не советует 100-процентную инклюзивность, всегда нужны специализированные школы, которые занимаются тяжелыми случаями. Даже те организации, которые занимаются в Армении инклюзивным образованием, и те не могут прийти между собой к согласию по всем вопросам, есть серьезные разногласия.

 Одно из слабых звеньев – оценка образовательных потребностей детей. Если мы приходим к выводу, что этот ребенок не может учиться в общеобразовательной школе, исходя из интересов того же ребенка, не стоит его определять в школу. Все дети должны быть там, где может обеспечиваться их развитие. Если для кого-то лучше домашнее обучение, то правильно оно, если кому-то хорошо в школе – значит, правильно вести в школу, если в спецшколе ребенку хорошо – значит, это и есть верное решение».

Международный опыт

В Финляндии переход на инклюзивную систему стартовал в 1990-х годах. В это время число спецучреждений в стране резко сократилось. Однако до сих пор действует семь спецшкол, которые рассчитаны на детей с серьезными зрительными или слуховыми проблемами, а также умственными проблемами.

В этой стране дети с особыми потребностями обучаются в общих классах, где одновременно работают два учителя. В таких классах число учеников не должно превышать 25. Есть также специальные классы для детей с более серьезными проблемами, с которыми работают два-три специальных педагога и психолог. В таких классах не больше 10 учеников. И у каждого ребенка своя индивидуальная программа обучения – в соответствии с его возможностями, которая пересматривается минимум раз в год.

В Англии дети с особыми потребностями могут ходить в общеобразовательные школы. В случае, если школа по той или иной причине не удовлетворяет ребенка, он может перейти в специальную школу, где работают узкие специалисты.

При этом большинство спецшкол в Англии расположены на территории общеобразовательных, что позволяет обеспечить общение детей с инвалидностью с их сверстниками.

В Германии первые шаги по внедрению инклюзивного образования были сделаны в 1960-х.

Тем не менее здесь также продолжают действовать специальные школы или центры поддержки, которые посещают дети с серьезными физическими и умственными проблемами. Для каждого из них создается индивидуальный план развития, предоставляется специальная профессиональная помощь. И родители вправе выбирать, в какой из этих школ их ребенку будет лучше.

Временные решения

Столкнувшись с первыми проблемами, в министерстве образования параллельно с внедрением инклюзивного образования организовали домашнее обучение для части детей с особыми потребностями. В частности, после переформирования специальной школы, действовавшей в городе Ванадзоре, для 15 учеников из 45 организовали обучение на дому. По словам начальника управления общеобразовательной системы, домашнее обучение противоречит идее инклюзивности, однако в сложившейся ситуации пришлось искать временные решения.

«После перехода на всеобщую инклюзивную систему образования изменилась как форма финансирования, так и ее суть. Не выделялись средства ни на транспорт, ни на питание. У нас были дети с глубоким аутизмом, с тяжелыми проблемами, и они не смогли уже посещать школу.

Это связано и с состоянием улиц и тротуаров, и с неприспособленным транспортом, и бытовыми проблемами. И мы столкнулись с новой проблемой – вынужденной организацией домашнего обучения», — объясняет причины директор школы номер 16 Ванадзора Наира Арутюнян.

Она добавляет — они также не заинтересованы в организации домашнего образования, так как на организацию домашнего обучения для одного ребенка уходит та же сумма, что и на целый класс из 32 учеников.

Кстати, большинство учеников спецшколы Ванадзора перешли в школу номер 16. Дети с проблемами легкой и средней тяжести с удовольствием ходят в школу, где нашли новых друзей, родители их тоже довольны.

В Ереване есть 12 спецшкол, в Ширакской области – две, в Арагацотне – одна.

Ереван по плану должен был перейти на всеобщую инклюзивность в 2016 году, однако процесс начался в 2019 году, так как стало очевидно – столичные школы не готовы к этим переменам. И теперь решено еще сохранить 6 спецшкол из 12. Объясняют это тем, что есть дети с тяжелыми заболеваниями, к тому же, в ереванские спецшколы могут приезжать дети из областей.

Обязательство есть, условий – нет

«На мой взгляд, дети, находящиеся в очень тяжелом состоянии, должны оставаться в специальных школах, потому что в маленьких городах и селах в школах нет элементарных условий.

Нет постоянного водоснабжения, одного взгляда на санузлы достаточно, чтобы понять, можем ли мы пойти на всеобщую инклюзивность», — говорит психолог Сона Гратьян.

• В школах и детсадах Армении отсутствуют элементарные гигиенические условия

Она пять лет работает в школе номер два города Артика. В этой школе с инклюзивной системой она помогает детям с инвалидностью.

Подписав конвенцию ООН «О правах людей с инвалидностью», правительство Армении обязалось обеспечить полноценную и равную со всеми реализацию прав и свобод этих людей.

Именно эта конвенция требует перехода на всеобщую инклюзивность, на внедрение которой Агентство международного развития США в рамках грантовой программы «Усиление системы инклюзивного образования в Армении» выделило министерству образования и науки Армении 825 тысяч долларов.

Сомнения относительно всеобщей инклюзивности и контраргументы

Директор ванадзорской школы номер 16 Наира Арутюнян приводит следующие аргументы:

«В законодательстве есть пробел. Дети с тяжелыми проблемами не всегда могут высидеть на всех занятиях. Они идут к психологу, потом к спецальному педагогу, проводят там час, а потом идут домой. Их заболевания не позволяют им долго оставаться в школе. И мы сталкиваемся с проблемой, когда ребенок отсутствует, но в журнале это не отмечается, потому что в случае 120 до 200 пропусков в течение учебного года назначается переэкзаменовка, а в случае 200 пропусков ребенок остается на второй год».

Между тем, в законодательстве четко прописано — каждый ребенок с особыми потребностями должен обучаться по своему индивидуальному плану, которого должны придерживаться учителя школы.

Более того, дети с умственной отсталостью, согласно действующему порядку, освобождаются от проверки знаний в четвертом классе и выпускных экзаменов. А если пропуски были уважительными, то ребенок всего лишь должен дополнить пропущенные часы.

Директор ванадзорской школы поднимает и вопрос финансирования. Ранее общеобразовательные школы, которые обеспечивали инклюзивное обучение, за каждого ребенка с особыми потребностями получали от государства до 500 тысяч драмов [около $1000] в год. То есть примерно в пять раз больше, чем за других  учеников. За каждого обычного ученика государство платит 110 000 драмов в год. А сегодня после перехода на всеобщую инклюзивную систему, за ребенка с особыми потребностями школа получает максимум 180 тысяч драмов [около $380].

Заместитель министра образования, науки, культуры и спорта Лусинэ Аракелян объясняет — изменение финансирования обусловлено новой системой расчетов: школа получает за каждого ребенка ту сумму, которая необходима для нужд конкретного ученика, то есть расчет производится исходя из индивидуальных потребностей.

В процессе перехода на всеобщую инклюзивную систему спецшколы переформируются в центры педагогической и психологической помощи. Их сотрудники — психологи, социальные и специальные педагоги, логопеды – согласно установленному графику будут посещать школы, чтобы помогать ученикам с особыми потребностями и их учителям. Согласно решению правительства, они могут это делать только после занятий.

Спецшколы закрываются

А школьные учителя уверяют, что после занятий дети физически устают и им тяжело оставаться дополнительные часы, чтобы работать с психологом и логопедом.

«Ребенок должен участвовать в занятиях, но никто не говорит, что его нужно приковывать к стулу на четыре часа. Нужно составлять индивидуальные учебные планы и по ним вести занятия в школе, после чего будут работать специалисты центров», — утверждает представитель управления общего образования Анаит Мурадян.

Однако она не учитывает, что есть дети, которым вообще сложно перемещаться. И даже здоровые ученики устают после шести занятий, и им сложно оставаться на дополнительные.

Специалисты центра педагогической и психологической помощи

Но для облегчения задач, которые встали перед педагогами общеобразовательных школ, им предлагается профессиональная помощь.

«В 2019 году вместе с ЮНИСЕФ мы разработали программу, согласно которой все преподаватели школьных предметов поэтапно будут проходить переподготовку по инклюзивности – не только теоретическую, но и практическую, получать помощь менторов. Наша цель – разрушить все стереотипы в сфере», — говорит замминистра образования Лусинэ Аракелян.

Учитывая все проблемы, связанные с переходом к всеобщей инклюзивности, она все же утверждает, что государство обязано реализовать право каждого ребенка на образование и обеспечить все необходимые для этого условия:

«Дети должны получать образование в школе, а не в закрытых заведениях. Это наш основной принцип, мы верим в эту идею. Назад дороги нет. Стержнем всех наших действий являются дети и их право на образование».


Читайте также