Как справляются с безработицей в Южной Осетии " />

Водители и охранники в Южной Осетии нужны. Юристы и экономисты — нет

Как справляются с безработицей в Южной Осетии

фото: Нелли Габараева

«Я рано вышла замуж. В 24 года у меня уже было четверо детей. Мой будущий муж, вопреки моей воле, похитил меня c друзьями. Их было семеро, сопротивление было бесполезным. Поэтому с супругом у меня не сложилось с самого начала. Он часто пил, и мы развелись».

Зинаиде Зассевой сейчас 53 года, она работает уборщицей.

«Оставшись одна с детьми я пришла в типографию и попросилась на эту работу. Это было очень удобно – с утра все сделать и потом свободна. Я могла присмотреть за детьми – и также стала шить дома шерстяные матрасы на заказ. Я и сейчас их шью, они всегда нужны людям. Если сама перебираю, мою и сушу шерсть – беру 2500 рублей [примерно $45], если просто шью – 1000 рублей [примерно $17]».

Эта история важна для этой статьи, которая пытается разобраться в одной из самых острых проблем Южной Осетии — безработице.

JAMnews задавал людям вопросы: что лучше — учиться или сразу идти работать? И если учиться – то какой профессии, чтобы потом найти хорошую работу и построить карьеру?

Ответ на этот вопрос, который дала Зинаида, оказался типичным:

«Я не думаю что в наше время важно получать высшее образование. А диплом для женщины вообще фактически нужен как приданое. У нас трудно найти работу в учреждениях, а заводы не работают. Мы должны сами создавать себе работу».

Статистика

Официальная статистика по безработице в Южной Осетии есть, но она довольно устаревшая и в целом беспомощная, полагаться на нее сложно.

Основываясь на данных последней по времени переписи — в октябре 2015 года, можно предположить, что в Южной Осетии сегодня проживают около 30 тысяч трудоспособных людей. 

В том же 2015 году на учет в службу занятости встали 2829 человек, помогли найти работу только тридцати четырем из них.

В 2016 году число безработных, вставших на учет, увеличилось до 4064 человек. Из них помогли найти работу шестидесяти семи. 

Но эти цифры не могут считаться настоящей статистикой, поскольку они очень неточные.

До 2007 года безработным выплачивалось пособие по безработице в размере 46 рублей в месяц – по тем временам меньше чем два доллара. Затем пособие вообще отменили. И поскольку число трудоустроенных службой всегда было мизерным — у людей пропал последний стимул тратить время на регистрацию в качестве безработных.

Так что эта статистика реальной картины не дает. И остается основываться больше на личных наблюдениях и оценках различных собеседников. Выводы на основе этих источников такие:

  • Без работы сегодня находится примерно 20 процентов населения.
  • Средний заработок для работающих в учреждениях – 13500 рублей [около $ 230]
  • Для остальных средний заработок составляет 11500 рублей [около $ 195].
  • Самая востребованная работа в Южной Осетии: в учреждениях — уборщик и охранник, в частном бизнесе – водитель (и охранник тоже). В этой роли в Южной Осетии можно часто обнаружить человека с хорошим образованием, а иногда и с хорошим послужным списком в какой-нибудь государственной структуре. Новое занятие приносит заработок лучше.

В Южной Осетии меньше всего востребованы экономисты и юристы

Именно эти две профессии чаще всего называли в числе «ненужных» цхинвальцы в разговорах с JAMnews.

Александр Кулумбегов (имя изменено) говорит — он жалеет, что потратил время на то, что закончил экономический факультет университета. «Работу по специальности я так и не нашел, все места забиты», — говорит он.

Теперь он решил менять профессию — поступил в колледж в Цхинвале на специальность «мастер отделочных строительных работ».

В этом колледже популярны такие специализации как строительство и эксплуатация зданий, швейное дело, обслуживание дорожных и строительных машин, все, связанное с электричеством, и несколько подобных профессий.

Довольно популярен также факультет, где учат на повара/кондитера. Как говорили JAMnews студенты колледжа, проблема с этой профессией в том, что в ресторанах и кафе в Южной Осетии берут на работу поваров, не спрашивая у них диплом.

«Если бы выполнялись правила, на этом факультете был бы большой конкурс», — говорили молодые люди, учащиеся колледжа.

Рабочих мест мало, но многие совмещают несколько работ

Ляна Тедеева — специалист по охране труда, работает в управлении по занятости населения. Она говорит, что к безработице может быть приравнена и противоположная ситуация — когда люди работают на двух или даже трех низкооплачиваемых работах, пытаясь как-то выжить.

«Совмещать работу могут те, у кого почасовая занятость — к примеру, педагоги, певцы, танцоры, ученые. Однако, когда человек одновременно работает в нескольких местах, он или она физически «бегают» в течение дня с одной работы на другую и обратно. В этом случае человек не может делать свое дело качественно», — говорит Ляна Тедеева.

Молодые специалисты

Возможно, в самой сложной ситуации в Южной Осетии находятся молодые специалисты – продукт действующей здесь с 2006 года особой системы «лимитов». Так называют в республике места для обучения в российских университетах, которые предоставляются определенному количеству абитуриентов из Южной Осетии.

Обычно их бывает около 120-130 в год.

Студенты, получившие такое «лимитное» место, выезжают на учебу в один из городов России, но предварительно подписывают договор c министерством образования Южной Осетии. В этом договоре сказано, что студент обязуется вернуться в республику и работать здесь после окончания учебы.

И многие возвращаются. Однако именно им найти работу особенно сложно – молодых специалистов не принимают, ссылаясь на то, что у них мало опыта. В итоге в 2011-м министерство образования вообще перестало подписывать договора.

Cергей Зассев – председатель комитета по молодежной политике, спорту и туризму Южной Осетии. Он говорит, что c 2014 года в очереди на вакансии стоят 150 молодых людей, направленных в свое время на учебу по лимитам в университеты России: «К сожалению, сфера туризма у нас пока не развивается, тоже самое в молодежной политике. В спорте дела обстоят немного лучше — в 2016 году мы устроили на работу десять человек».

При этом многие видят проблему в том, что во многих структурах большинство сотрудников составляют пенсионеры, которые уже не всегда могут качественно работать, но категорически не хотят покидать свое рабочее место и уволить их возможно только через суд.

В чем причины сложившейся ситуации?

В качестве главных причин массовой безработицы в Южной Осетии обычно называют развал СССР и грузино-осетинскую войну начала 1990-х годов. Тогда прекратили действовать установившиеся в течение многих десятилетий хозяйственные связи, перестала работать железная дорога, и многие годы прошли в условиях жестокого энергокризиса.

Маленькая Южная Осетия пострадала особенно сильно — сильнее, чем бывшие «большие» советские республики. Тогда в Южной Осетии работали Цхинвальский пивной завод, лесокомбинат, завод по производству минеральной воды «Багиата», фабрика бельевого трикотажа, молокозавод, механический завод, филиал тбилисского авиационного завода, заводы «Электровибромашина» и «Эмальпровод».

Практически все эти предприятия закрылись, и их оборудование разграблено. Некоторые сохранились, но работают на пять-десять процентов от прежней мощности. В качестве примера можно привести историю фабрики бельевого трикотажа.

Она была открыта в 1962 году, и там работали около 1200 человек. Фабрика остановилась в 1991 году. Потом в 2000-х в здании фабрики работал торговый центр. В 2014 году вновь заработала швейная фабрика – на этот раз как филиал компании из Санкт-Петербурга, сейчас тут работают 520 человек.

Это очень успешный пример. И очень редкий пример.

Результаты безработицы

Результаты такой ситуации выглядят примерно так:

• нехватка профессионалов во всех сферах;

• снижение уровня услуг во всех сферах;

• туманные перспективы развития.

«Моя дочка Зарина Джиоева в 2016 году закончила московский институт с «красным» дипломом по специальности «ландшафтный дизайн». Приехала в Цхинвал, стала искать работу и, не найдя ее, уехала обратно в Москву, — рассказывает Анжела Нартикоева. — Ее жизнь я представляла совсем по-другому. Думала, она вернется, устроится на работу, выйдет замуж, родит мне внуков, я буду ей помогать, а она продолжит заниматься любимой работой».

В список больших проблем, которые Южная Осетия получила в результате безработицы, первым пунктом следовало бы внести отъезд молодежи из республики. Об этом говорят люди, это видно просто на глаз.

Правда, официальная статистика и тут говорит другое. Новых цифр нет, а вот данные за 2016 год выглядят так: в 2016 году республику покинули 100 человек, а прибыли — до 1120 человек.

В разговоре с JAMnews местные говорили, что приезжающих и впрямь стало немало – это трудовые мигранты из Таджикистана, Кыргызстана и других постсоветских стран Центральной Азии. Приехавшие оттуда работают строителями и открывают в Цхинвале свой бизнес, в том числе небольшие магазинчики.

Частный бизнес как выход 

Несколько лет назад Зинаида Зассева, продолжая работать уборщицей в типографии, добавила еще один условный «бизнес» к своему уже довольно успешному предпринимательству — шитью матрасов из шерсти. Она собрала строительную бригаду и стала делать ремонты квартир. Работала и сама в бригаде, хотя больше выступала в роли прораба.

«В основном мы делаем косметический ремонт в квартирах. Но если заказчик просит, например, провести электропроводку или установить сантехнику – я тут же нахожу специалиста и сдаю хозяину квартиру «под ключ», — говорит она.

Зассева рассказывает — чтобы вести свои бизнес-предприятия успешно, она каждый день, без всяких исключений, встает в половину четвертого утра и ложится в 21.30. «Уже привыкла», — говорит она.

Но таких, как она, немного.

«К сожалению, в Южной Осетии нет условий для развития малого и среднего бизнеса», — говорит экономист, журналист Юрий Вазагов.

Контекст везде в мире одинаков — чтобы запустить свое дело, людям, прежде всего, нужны дешевые и долгосрочные кредиты. Но в Южной Осетии предприниматели и фермеры могут получить кредиты максимум на пять лет под 12 процентов годовых в национальном банке и аж под 16,5 процента годовых в Сбербанке. При этом юридическим лицам дается сумма не более 70 процентов от стоимости залога (как правило, в качестве залога банки требуют недвижимость), а частным лицам — и вовсе не более 50 процентов.

«В таких условиях бизнес не будет развиваться», — говорит Юрий Вазагов.

По его мнению, есть три основных направления, которые помогли бы развитию предпринимательства в Южной Осетии и удержали бы перспективную молодежь в республике.

• Южная Осетия — аграрная республика, и стоило бы создать специализированный банк, чтобы финансировать проекты именно в этом направлении.

• Обеспечить приемлемые условия кредитов.

• За счет бюджета должны быть профинансированы курсы по бухгалтерии, по ведению бизнеса, менеджменту для молодых предпринимателей, которые хотят начать свое дело.

Экспорт

«Все, что работает сегодня в Южной Осетии, в основном ориентировано на внутренний рынок. Но договор с Россией о союзничестве и интеграции, подписанный еще в марте 2015 года, предусматривает льготные условия для вывоза югоосетинской продукции (за исключением алкоголя и сигарет). И это – хорошая перспектива для развития местного предпринимательства», — говорит Вазагов.

«Например, на базе цхинвальской швейной фабрики можно открыть производство известных итальянских брендов. Можно продумать и организацию массового производства сельскохозяйственной продукции, ее переработку и экспорт.

Южная Осетия могла бы также вывозить на продажу в Россию пиво и другую алкогольную продукцию. Можно создать собственные бренды, а чтобы выдержать конкуренцию, стоит сделать упор на то, что у нас экологически чистая продукция».

Российские инвестиции в Южную Осетию помогли создать уже упоминавшуюся швейную фабрику. В 2017 году с появлением российских инвестиций открылся еще и новый завод по переработке индюшачьего мяса «Росдон», который обеспечил около пятидесяти рабочих мест.

Но многие местные эксперты сходятся на том, что только развитие собственного предпринимательства поможет переломить ситуацию.

Еще в октябре 2016 года парламент Южной Осетии принял закон о льготном кредитовании субъектов малого предпринимательства. Обсуждается создание специального Фонда содействия льготному кредитованию частного бизнеса в нескольких сферах, в том числе перечислены такие:

  • производство, переработка и реализация сельскохозяйственной продукции;
  • художественные промыслы;
  • образование;
  • медицина;
  • общественное питание;
  • инновации;
  • туризм;
  • гостиничный бизнес.

На создание своего бизнеса в этих и нескольких других сферах можно будет получить кредит на три года всего под пять процентов годовых, и кредит может покрыть всю стоимость залога (каковым обычно является недвижимость).

Зинаида Зассева, в числе многих в республике, ждет, когда этот закон подпишет президент.

«Дети выросли, замуж я больше никогда не собиралась, тем более сейчас — зачем мне это, чтоб кого-то обстирывать? Займусь бизнесом дальше», — говорит она.

В юности Зинаида Зассева мечтала стать учителем физкультуры. Но этого так и не случилось, и вряд ли уже случится. Но она построила у себя на заднем дворе позади огорода небольшой бассейн. «Зато сама спортом активно занимаюсь», — говорит.

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам 

Читайте также