Детские судьбы через провалы и успехи идеи инклюзивного образования" />

В одном классе – обычные дети и особенные. Так пытаются сделать в Армении

Детские судьбы через провалы и успехи идеи инклюзивного образования

Был план до 2022 года всю систему образования Армении перевести на инклюзивную основу — чтобы дети с особенностями учились вместе со всеми, в обычных школах и классах.

Однако после многоуровневой проверки готовности страны этот шаг пришлось отложить.

Сейчас только пятая часть из 1450 школ по всей стране – с инклюзивным образованием. При этом и родители учеников, и эксперты видят здесь еще много нерешенных проблем.

«В школе хорошо, потому что у меня теперь много друзей, они меня любят. Учителя и друзья помогают мне передвигаться на своей коляске — вплоть до своего места в классе. Очень люблю нашу школу», — говорит ученик школы номер семь города Гюмри Эдуард Тороян.

У него проблемы с опорно-двигательной системой и сложности с речью – следствие детского церебрального паралича.

Но упорство, с которым он и его родители долгие годы боролись с болезнью, позволили добиться серьезного прогресса.

Мать Эдуарда вспоминает, что ее сын был одним из первых малышей, которые отправились в школу в инвалидной коляске. В регионах Армении для детей с инвалидностью несколько лет назад общеобразовательные школы были совершенно недоступны.

Закон о переходе системы образования на инклюзивную основу был принят еще в 2005 году. Но немного школ были приспособлены к тому, чтобы принять детей с особыми потребностями.

В Ширакской области школы начали обустраивать для перехода на инклюзивное обучение в 2012 году. Мать Эдуарда еще за несколько лет до того решила, что преодолеет все сложности, но ее ребенок получит нормальное образование.

Но несмотря на ее решимость, совсем непросто было даже поступить в обычную школу. И до сих пор всей семье приходится преодолевать множество проблем.  

«Школа открыла для моего ребенка другой мир. Сначала дети были очень удивлены. Но потом все привыкли, подружились с сыном, стали заботиться о нем.

А вот родители так и не привыкли. Они рассматривают нас с Эдуардом, изучают, оценивают, будто мы инопланетяне.

Однажды был случай, когда ребенок спросил мать: «Мама, почему этот ребенок в коляске?» А она равнодушно и громко ответила — это больной ребенок. Мне стало не по себе», — рассказывает Офелия Тороян.

Она гордится, что удалось, несмотря ни на что, не сломаться и даже многих приучить нормально воспринимать себя.

Эдуард уже умеет читать по-армянски и по-русски, изучает английский, в последнее время участвует также в занятиях по биологии и химии.

С годами многое изменилось в лучшую сторону, и в школе были созданы условия для детей с инвалидностью. Но до школы еще нужно добраться.

Как добраться до школы?

Больше всего родителей, у которых дети с проблемами с опорно-двигательной системой, беспокоит дорога в школу.

Ваан каждый день отправляется в школу при помощи ходунков. Каждую ямку и неровность на улице ему помогает обойти мама. А тротуары в Гюмри, втором городе Армении, не в самом лучшем состоянии.

«В Гюмри не пандусы, а трамплины, они — как крутой склон горы, в кресле с них можно кувыркнуться. Для виду две плитки на тротуаре стоят под углом, но создали не удобство, а опасность», — говорит Кристинэ, мать Ваана. 

Пандусы есть, но часто они построены с таким сильным уклоном, так что и спортсменам будет сложно воспользоваться ими в инвалидном кресле.

Она жалуется также на то, что в Гюмри для людей, имеющих проблемы с опорно-двигательной системой, нет транспорта, приспособленного к их нуждам. И они должны пользоваться такси. Ежедневно на это уходит около 1000 драмов [около $2], и это большие затраты для их семьи.

Затраты государства

На ребенка, который получает образование по инклюзивной системе, государство выделяет школе в четыре-пять раз больше средств, чем на других учеников.

Школы получают 100-110 тысяч драмов [около $207-228] на каждого ученика и от 400 до 500 тысяч драмов [около $830-1040] на учащихся с инвалидностью.

Из этой суммы школа выплачивает зарплаты тем специалистам, которые работают с ними, а самих учеников кормят и оплачивают их затраты на дорогу.

«По закону им полагается 200 драмов [около 40 центов] на транспорт. Мы знаем, что на эту сумму родители не могут довезти ребенка до школы. Но мы не можем выделять им больше. Мы не можем также выделить меньше средств детям, у которых, допустим, проблемы со слухом — чтобы увеличить сумму для детей с нарушениями опорно-двигательной функции.

Мы хотим по грантовой программе и с помощью вклада со стороны школы приобрести автобус, чтобы помочь родителям привозить детей в школу. Хотя понимаем, что одна школа и один автобус не решат саму проблему», — говорит директор гюмрийской школы номер семь Гагик Карапетян.

Заместитель губернатора Ширакской области Софья Овсепян считает проблему не образовательной, а социальной.

Она говорит, что в настоящее время обсуждается вопрос внесения изменений в соответствующий закон. Предлагается выделять средства в соответствии с потребностями каждого ребенка и подключить министерство социального обеспечения к поддержке родителей.

Раскрыта «теневая» сторона инклюзивного образования

В связи с тем, что на детей с инвалидностью государство выделяет школам большие суммы, они стали включать в инклюзивную систему учеников с легкими проблемами со здоровьем.

И в какой-то момент в списках нуждающихся в инклюзивном образовании оказалось много детей с «эмоционально-волевыми нарушениями».

Их родители также были заинтересованы в этом. Ежедневный обед ребенка в школе – тоже помощь для социально необеспеченных семей. В документах детей указывалась небольшая проблема – гиперактивность или замкнутость.

«Теперь эмоционально-волевые проблемы исключены из списка инклюзивности. Некоторые изменения внесены также в список проблем со зрением и слухом – условия стали жестче.

Например, в случае небольшого уровня близорукости ребенок не включается в список учащихся, получающих инклюзивное образование», — говорит начальник управления образования Ширакской администрации Грайр Карапетян.

Еще одна коррупционная схема была раскрыта совсем недавно. В двух школах Гюмри были проведены проверки, по итогам которых возбуждены уголовные дела. Выяснилось, что вместо обедов стоимостью 697-780 драмов [$1,4-1,6] детям давали обеды за 200 драмов [40 центов]. Таким образом были присвоены 11 миллионов драмов [около $ 23000].

Новые перспективы и старые проблемы

Когда вся система образования полностью перейдет на инклюзивность, останется ограниченное количество специальных школ, где будут получать образование дети с очень тяжелыми проблемами. В 2019 году намечено полностью перейти на инклюзивное обучение в столице и двух регионах страны – в Шираке и Арагацотне.

Сейчас из 148 школ, действующих в Ширакской области, в 24 есть инклюзивное обучение.

Однако пока нерешенным остается вопрос обеспечения школ нужными специалистами. В ряде школ Ширакской области вакантными остаются позиции специальных педагогов и логопедов.  

«Особенно для детей с аутизмом и проблемами с речью очень важно наличие этих специалистов. Из-за отсутствия речи и повышенной эмоциональности дети могут заплакать – например, от звука дождя. Скрип мела, которым пишут на доске, также может воздействовать на них, вызвать нервное напряжение.

А с теми, у кого проблемы с речью, обязательно должен работать логопед, чтобы не возникли осложнения», — объясняет психолог Арминэ Ованнисян.

Специальных педагогов и логопедов пока очень не хватает. И неясно, как решить проблему с кадрами, так как обучение по этим специальностям в стране обеспечивает только один вуз.

Facebook Comments

Читайте также