Как бывший премьер Грузии повелевает природой " />

Вековые деревья – главная страсть миллиардера

Как бывший премьер Грузии повелевает природой

Это статья о том, как бывший премьер-министр и неформальный правитель Грузии Бидзина Иванишвили строит на побережье Черного моря в своей резиденции дендрологический парк. Для этого в разных местах Западной Грузии с корнями выкапываются гигантские деревья и плывут по морю к дому миллиардера. В этот процесс вовлечены сотни людей, в нем задействована вся государственная машина.

Статья была опубликована год назад, однако сегодня, в преддверии второго тура президентских выборов в Грузии, она вновь актуальна. 

__________________________

Когда садится солнце и море окутано теплым, оранжевым светом, этот лолиодендрон особенно обворожителен. Его огромные ветви черными жилами проступают на фоне розоватого неба.

Тепло. Ни ветерка, ни волны… Поэтому то, что я вижу перед собой, больше похоже на картину, чем на действительность.

Этот лолиодендрон — самое красивое из тех шести деревьев, которые я увидела на берегу Черного моря приготовленными к переносу в дендрологический парк. Его с корнями достали из почвы и сейчас оно ждет на берегу. Скоро его погрузят на баржу и повезут за 35 километров — в резиденцию Иванишвили.

Президентские выборы в Грузии. Почему власти говорят о гражданской войне? 

Деревня, в которой живет миллиардер 

Шесть вещей о Михаиле Саакашвили, которые вы хотели спросить у грузин 

• Минная жизнь на грузино-азербайджанской границе

Я была в Батуми четыре дня и каждый вечер приезжала в Махинджаури, на берег моря, чтобы увидеть, как поплывет по морю помещенный в контейнер гигант, которому я не доставала даже до корней, и нужно было пройти двенадцать шагов, чтобы обойти его вокруг. Я представляла себе, что это случится вечером, на закате.

— Когда его увезут? – спрашивала я рабочих, которые возились с ним целыми днями – доставляли щебень на специальной технике, рыли землю и освобождали берег от больших камней, строили дорогу из бетонных плит и собирали из металлических труб какую-то огромную конструкцию.

Однако пришлось уехать из Аджарии, так и не увидев исполнения моей мечты. Уже в Тбилиси мне позвонил Резо и сообщил, что этим вечером дерево повезут.

— Подвели баржу. Эта баржа – как гроб для покойника. Когда она появится, значит, все кончено, — сказал он.

Для того, чтобы доставить это дерево к побережью, пришлось снять электропровода

Резо – один из рабочих, который готовит гигантские деревья к перевозке. На самом деле его зовут по-другому, но проблемы на работе ему не нужны, поэтому пришлось обещать ему, что в статье его будут звать Резо.

От него мы узнали, как все это работает — сначала вокруг дерева землю разрезают таким образом, чтобы не повредить корни. Потом под дерево помещают резиновую камеру, похожую на шину, которую надувают специальным насосом, и дерево поднимается вверх. Потом его обшивают досками и помещают на конструкцию из металлических труб. В конце кладут на огромный прицеп с колесами и везут к берегу. Оттуда дерево уже на барже плывет к резиденции Иванишвили.

С помощью этой технологии бывший премьер-министр Грузии и самый богатый человек страны перевез в свое имение в Шекветили на берегу Черного моря уже около двадцати деревьев. Иванишвили говорит, что большие деревья – его хобби и любимое развлечение, и они нужны ему для создания уникального дендрологического парка.

На перенос каждого дерева требуется несколько недель. В процесс вовлечены сотни людей – ботаники, геологи, инженеры, рабочие, дорожники, железнодорожники, электрики и охранники, повара и водители.

Работает техника – трактора, краны, бульдозеры, грузовики, электровоз, баржа и буксир.

— Такое, оказывается, в мире делали только один раз, в Китае. А сегодня это делаем мы, в Аджарии, — говорит Резо и улыбается.

Позже, путешествуя по селам Аджарии и Гурии, я видела эту осторожную и двусмысленную улыбку много раз, когда говорила с людьми о необычном хобби миллиардера.

Шекветили – резиденция миллиардера

Резиденция Бидзины Иванишвили в Шекветили расположена на 260 497 квадратных метрах вдоль берега моря и огорожена железной решеткой.

Говорят, что когда-нибудь эту территорию откроют для посетителей, и дендрологический парк станет публичным. Однако сегодня туда и мышь не проскочит.

Кажется, Иванишвили проводит здесь большую часть времени. Местные часто видят вертолет в небе.

Резиденцию охраняют со всех сторон и рассмотреть ее можно только издалека, но толком так ничего и не увидеть – в том числе дом, который скрыт от посторонних глаз высокими соснами.

На этой барже возят деревья

Иду вдоль ограды к берегу. Слышен шум тракторов и бульдозеров. Рабочие возятся вокруг плавающего в море небольшого «полуострова». Это баржа, которая возит деревья. Судить о размерах трудно, но если бы мой 11-этажный дом имел такой паркинг, места хватило бы всем соседям.
Рядом качается на волнах ржавый буксир, с пятикрестовым флагом Грузии на корме. Это он таскает на тросе баржу, на которой плавают деревья.

— Из Натанеби.

— Из Сенаки.

— Из Зугдиди.

— Из Лихаура.

— Из Озургети.

Все это города и села в Западной Грузии. Такие ответы получаю от рабочих на вопрос, откуда они приехали. У них перерыв и они греются на майском солнце на сером песке местного пляжа.

Все они благодарны Иванишвили за трудоустройство. Зарплатой довольны. Им не нужно тратиться на еду и ночлег – все это им предоставляется отдельно.

— Есть у человека возможность, вот и делает, что хочет, — говорит молодой человек с мегрельским акцентом, хотя я у него ничего и не спрашивала.

Шекветили — территория, прилегающая к резиденции Иванишвили

«Он меняет ландшафт»

Уже третий год Бидзина Иванишвили не премьер-министр Грузии. В 2012 году он — неожиданно для многих — одержал победу над властью Михаила Саакашвили на выборах. «Национальное движение» Саакашвили правило страной девять лет и на фоне слабой и разобщенной оппозиции выглядело непобедимым.

Сегодня же Иванишвили не видно нигде, кроме процесса строительства дендрологического парка. Как будто все эти политические баталии нужны были ему только для того, чтобы заполучить право таскать деревья, и чтобы никто ему в этом деле не мешал.

Он не высшее должностное лицо и уже не таинственный олигарх, каким был до прихода в политику. Сам себя он называет рядовым гражданином, но сам Иванишвили лучше всех знает, что это не так. В медиа он появляется только к выборам для участия в предвыборной кампании правящей партии «Грузинская мечта». А после вновь исчезает из публичного пространства. Однако его следы везде – и здесь, на Черноморском побережье, и в Тбилиси, и в правительственных кабинетах и коридорах парламента.

В конце 2015 года, когда один грузинский премьер-министр сменил другого, решение было принято в кабинете Иванишвили. Оркестрированная борьба правящей команды с президентом Маргвелашвили началась именно с того дня, когда Иванишвили назвал президента «самой большой своей ошибкой».

У Иванишвили сегодня новая роль – он пользуется неограниченной властью, но не несет никакой ответственности.

В Грузии никто не сомневается, что человек, который выкорчевывает с корнями многотонные деревья и увозит их домой – неформальный правитель Грузии. Человек, который решает судьбу страны.

«Мы имеем дело с такими масштабами, что фактически он меняет ландшафт региона», — сказала мне защитник окружающей среды Ната Перадзе.

Секвойя и гинкго

Дом Валентины Слободенюк в селе Цихисдзири в Аджарии стоит на маленьком пригорке и утопает в зелени. Позади дома открывается красивый вид на море. С левой же стороны, всего в пятидесяти метрах – большой овраг. У холма, на котором стоит дом, срезали один склон. Совсем недавно здесь росло два огромных дерева – секвойя и гинкго. Оба были выкопаны, чтобы отправиться в резиденцию Иванишвили.
«Когда увезли секвойю, я плакала всю ночь. Это была история моей семьи», — говорит Валентина, украинка приятной внешности, которая родилась и всю жизнь прожила здесь.

— А почему вы уступили то, что так любили? – спрашиваю.

— Он меня не заставлял, наоборот, он очень человечный и внимательный. Мне были нужны деньги, да и отказать я не могла. Моя сестра говорит, что я глупая, но я не жалею. Там за моими деревьями будут лучше ухаживать, а здесь посадят новые, — говорит Валентина.

Я показываю на огромную яму рядом с домом и спрашиваю, а не боится ли она, что сильный дождь вдруг смоет ее дом?

«Он все уладит. Он обещал, что здесь построят стену и все укрепят».

Следы везде

«Следы здесь везде. Просто следуй за бетонными плитами, обязательно придешь к месту назначения», — напутствовалa меня знакомая журналистка перед поездкой.

Бетонных плит оказалось действительно много вдоль центральной дороги и в селах Натанеби, Бобоквати, Чакви, Цихисдзири, Букнари, Мцване Концхи и Махинджаури. Плиты укладывают, чтобы техника могла добраться до гигантских деревьев и вывезти их. Дороги проложены на совесть — как для танков. Другие деревья, которые мешали их прокладке, срублены на корню. Некоторые же стоят с оголенными корнями, так как вокруг перерыли тонны почвы.

Картина гораздо более впечатляющая, чем на фото- или видеокадрах. Здесь как будто прошел великан, оставив огромные следы.

Экзотическим деревьям вдоль дороги Кобулети-Батуми, знаменитой своей уникальной субтропической флорой, пообрубали ветви — они мешали транспортировке гигантов. Сучья разбросаны тут же. То же самое происходит в Гурии, по дороге к селу Натанеби.

Деревья с обрубленными ветвями в Цихисдзири. Говорят, ради ухода за деревьями. Но если присмотреться, видно, что обрезаны ветви лишь со стороны дороги

В поселке Чакви расширили дорогу и сузили тротуар, чтобы спецтехника могла лучше передвигаться. Здесь устроен главный причал, где деревья загружают на баржу. Ради устройства причала жителям близлежащих домов перекрыли выход на берег.

Когда деревья перевозят по суше, в этом участвуют полицейские машины, дерево к месту назначения сопровождает несколько патрульных экипажей. Пару месяцев назад дерево стало причиной пробки в несколько часов на трассе Батуми-Кобулети — главной транспортной артерии страны, где передвигаются загруженные товаром трейлеры из Турции. Как рассказали в селе Натанеби, когда везут дерево, отключается электричество, так как при транспортировке дерево может задеть провода и спровоцировать пожар. Несколько семей в том же селе лишились воды, так как когда выкапывали очередное дерево, повредили водопровод.

В селе Бобоквати недалеко от Кобулети вижу около пятидесяти человек в рабочей униформе. К линии электропередач подогнали тепловоз. Рабочие снимают контактные провода вдоль железной дороги. Гигантское хвойное дерево нужно переправить через пути, поэтому проводку и снимают.

— А поезд тут не проедет? –спрашиваю.

— Восстановим через полтора часа. Это никому не помешает. В это время поезд по графику не ходит, — отвечает один.

— А если вы захотите, вам дадут право снимать провода?

— Сначала заработаю столько денег, потом право на все дадут.

Железнодорожники снимают контактные провода, чтобы перевезти через пути гигантское дерево

Рабочие рассказывают, что иногда необходимо разбирать и рельсы. Эти люди из Самтредиа (город около Кутаиси, Западная Грузия) и их пригласили специально для этого.

Однако защитники окружающей среды говорят, что то, что мы видим невооруженным глазом, это лишь капля в море. Главный вред, по их словам, наносится почве и ландшафту. Земля в Батуми и Кобулети в основном глинистая, есть опасность оползней, и любое вмешательство извне опасно. В процессе выкорчевывания гигантских деревьев почва лишается плодородного слоя, что может спровоцировать процесс эрозии.

«Естественная среда здесь уже не восстановится никогда, что бы там не делали», — говорит защитник окружающей среды Ираклий Мачарашвили.

Этот эвкалипт вывозят из Уреки

Часть геологов и ботаников вообще избегают говорить на эту тему с журналистами. Многие из них работают в проектах Иванишвили и, как они сами объясняют, у них “конфликт интересов”.

В перевозке деревьев Иванишвили задействованы четыре частные компании. Миллиардер один раз публично потребовал у них соблюдать закон и обзавестись всеми разрешениями до того, как планировать работы. Это произошло в Кобулети, когда обнаружилось, что когда доставали одно из деревьев, не были соблюдены все формальности. Тогда он в присутствии представителей оппозиции и активистов-экологов распорядился временно приостановить работы.

Работы возобновились скоро. Оказалось, что добиться бумажки у местных властей нетрудно. Однако компания, занимающаяся переносом деревьев для неформального правителя страны, даже не посчитала нужным позаботиться о формальном порядке.

Иванишвили забирает вековые деревья и у частных лиц, и у государства. Неизвестно, что от этого получил бюджет. Зато известна цена, заплаченная за некоторые деревья. Журнал “Батумелеби” провел подробное расследование. Оказалось, что три дерева в Цихисдзири, выставленные на аукцион, были проданы за 13 тысяч 500 лари [около $5,5 тысячи] единственной участвующей в аукционе компании, которая принадлежит Иванишвили. Первое перевезенное дерево – гигантский лилиодендрон — миллиардер приобрел вместе с двумя другими деревьями за 6200 лари [около $2500].

“Весь этот процесс говорит, что то, что в Грузии является достоянием общественности, очень легко может вдруг стать частной собственностью Иванишвили — официально или неофициально”, — говорит публицист Заал Андроникашвили, с которым я поделилась впечатлениями о поездке в Аджарию.

Простой человек

“Он приходил восемь раз, один раз перепрыгнув через забор. Очень долго и внимательно осматривал дерево. Он очень простой человек”, — говорит Ладо Сурмава из села Натанеби, который продал олигарху бук со своего двора за пять тысяч долларов. Этими деньгами он выплатил кредиты банку. Все, у кого Иванишвили покупал деревья, говорят одно и то же – олигарх самолично, притом неоднократно приходил осматривать деревья. Он никого не принуждает, но и отказа почти никогда не получает.

На этом месте стоял бук семьи Сурмава, который раскололся при транспортировке

В соседнем селе одна семья отдала Иванишвили дерево за компьютер для ребенка. Все они говорят, что торговаться не пытались и приняли его предложение.

У бука семьи Сурмава самая печальная история. Дерево не выдержало транспортировки и раскололось. Говорят, в тот день все в семье плакали – и дети, и взрослые.

На том месте, где стоял бук, сейчас огромная яма цвета красной глины величиной с фундамент многоэтажного дома. В яме лежит огромное, лишенное веток тело гигантского дерева. Двое с топорами в руках рубят его останки. Бук семьи Сурмава пойдет на дрова для села.

Этот бук для многих стал символом неповиновения – он оказался единственным живым существом, которое внесло неожиданные коррективы в планы олигарха.

В селах региона Гурия — Натанеби и Уреки — люди особенно благодарны Иванишвили. Как мне здесь рассказали, из каждой семьи минимум один человек работает либо на работах по устройству резиденции Иванишвили, либо на переносе деревьев, либо в других его проектах.

Дети из Натанеби. Партийная символика правящей партии «Грузинская мечта»

“Этот человек может все, и что с этим сделаешь? Немного денег дает нуждающимся, кто от этого откажется? Человек Аджарию и Гурию местами поменял, а Натанеби в Шекветили перенес”, — сказал мне местный житель среднего возраста, которого я подвезла до центральной трассы.

Странное хобби

Самый богатый человек в Грузии говорит, что многолетние деревья – его хобби и главное увлечение. И этим он никому не мешает.

“Я не живу в роскоши. У меня нет драгоценностей, одежды или такого комфорта, из-за которого я чувствовал бы себя неловко. У меня есть это увлечение… Однако я согласен с вопросом по поводу того, что, может быть, это слишком – тратить столько денег на пересадку и доставку деревьев”, — сказал он в фильме “Лилиодендрон”, который сняла принадлежащая ему телекомпания GDS и который был полностью посвящен необычному хобби олигарха.

Сколько стоит перенос одного дерева, можно себе представить, исходя из масштабности всего процесса.

По рейтингу журнала “Форбс” за этот год, Иванишвили занимает в списке миллиардеров 367 место. Его имущество, предположительно, оценивается в 4,5 миллиарда долларов. Часть состояния он тратит на предметы искусства. В его коллекции – “Дора Маар с кошкой” кисти Пикассо, за которую он заплатил 95 миллионов долларов, а также картины Фриды Кало. Дома у него живут экзотические животные – зебры, пингвины и даже акула.

Спать Иванишвили ложится в непривычное для грузин время – в 10 часов, а в телевизионных передачах любит рассуждать о психоанализе, о Ницше и Фрейде. Говорит, что и сам работает над книгой о сущности человека. В 2011 году, до того, как Иванишвили пришел к власти, в тбилисском аэропорту задержали его друга, который вез олигарху из Москвы оккультные минералы и литературу.

Зачем Иванишвили гигантские деревья? Об этом я спросила многих на побережье.

“У него деньги, вот и делает все, что захочет”, — так отвечали чаще всего. Так считает и Кемал Саруханишвили, житель Махинджаури, который каждый день прогуливается по набережной с внуками, чтобы посмотреть на погруженное в контейнер дерево.

Были и более оригинальные версии. Например, некоторые уверены, что Иванишвили не стал бы зря тратить такие деньги, и на самом деле за гигантскими деревьями скрывается какая-то важная тайна — “говорят, он обнимает эти деревья и получает от них энергию”. Некоторые же думают, что он хочет войти в историю созданием уникального парка.

Слышала и такую версию: “В Гурии, где его резиденция, не хватает кислорода. Поэтому он забирает деревья из Аджарии, чтобы дышать хорошим воздухом”.

Эта девушка работает в службе охраны. Она охраняет территорию вокруг лилиодендрона в Махинджаури

“Для чего собираются уникальные деревья? Для создания дендропарка, который будет открыт для общественности”, — это уже ответ представителя фонда Иванишвили “Карту” Георгия Удзилаури.

Однако в то же время он говорит, что Иванишвили не обязан передавать парк государству, и это зависит от его доброй воли.

«Если я могу устроить у себя парк, если у меня есть финансовые возможности, я это сделаю. Если посчитаю, что за посещение парка надо установить цену, установлю. Если нет – открою, потому что это моя частная собственность», — объясняет Удзилаури.

К концу мая почти все “складированные” деревья, которые я видела на побережье, должны быть перевезены к месту назначения. Как говорят, процесс выкапывания деревьев остановится минимум до сентября, так как летом пересаживать деревья не рекомендуется. Да и через месяц в Аджаре начинается курортный сезон.

“С сентября снова возобновим работу”, — говорит Резо. Для него эта работа важна – у него трое малолетних детей.

Я стою в Шекветили, у решетки, огораживающей резиденцию миллиардера, и пытаюсь разглядеть, что происходит внутри. По покрытой щебнем дороге беспрерывно двигаются огромные грузовые машины, оставляя за собой облака пыли. Как будто нарочно, чтобы ничего не было видно.

Однако иногда, когда пауза затягивается, и пыль успевает осесть, между соснами виден силуэт очень высокого, похожего на скелет дерева, практически без листьев. Это вековое тюльпановое дерево, уже ставший в Грузии легендой лилиодендрон – первое дерево, доставленное сюда по морю весной прошлого года. И тут мне почему-то вновь вспомнился бук семьи Сурмава, единственное непокорное дерево, поломавшее планы Иванишвили.

За этой решеткой начинается резиденция Иванишвили. Это дерево — первый лилиодендрон, перенесенный сюда в апреле прошлого года

Возвращаясь из Аджарии, около села Уреки я увидела большой грузовик с щебнем.

— Вы дерево везете? – спрашиваю его, уже автоматически готовя фотоаппарат.

— Какое дерево, генацвале? Гостиницу строим, — отвечает водитель с уже очень знакомой мне осторожной двусмысленной улыбкой, которую я не раз встречала в этих краях, разговаривая с людьми о странном хобби миллиардера.

Publish on: May 16, 2017

* Автор статьи — Софо Букия, редактор JAMnews из Тбилиси


Читайте также