Нужно начинать с верхов, а чтобы дотянуться до верхушки, нужна политическая воля " />

Борьба с коррупцией в Армении. Миф или реальность

Нужно начинать с верхов, а чтобы дотянуться до верхушки, нужна политическая воля

Фото: Люси Саргсян

То, что коррупция является злом и мешает Армении развиваться, признают все — оппозиция, общественные структуры, власти  и международные организации, которые предоставляют финансирование для борьбы с коррупцией.

Борьба эта проявляется в виде громких разоблачений, арестов, изменений в законодательстве. Но, по словам замдиректора антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл» Соны Айвазян, этого недостаточно.

По ее словам, если бы коррупционные разоблачения сопровождались арестами не только в низших эшелонах власти, то можно было бы считать, что да, действительно, ведется антикоррупционная борьба: «Пока не начнут работать механизмы привлечения к ответственности, нельзя считать, что идет борьба».

За последний месяц Служба национальной безопасности раскрыла несколько случаев. Один из них – вымогательство в особо крупных размерах под предлогом передачи взятки судье в рамках уголовного дела. Речь идет о попытке вмешаться в судебное разбирательство и через судью обеспечить обвиняемому благоприятный приговор. Взамен требовалось около восьми тысяч долларов США.

В рамках другого уголовного дела были подготовлены материалы о превышении служебных полномочий сотрудником полиции, который под разными предлогами оттягивал процесс восстановления потерянного военного билета гражданина и требовал взятку в размере 200 долларов США для того, чтобы якобы ускорить процесс.

Резонанс вызвала также и история о трех армянских вузах. СНБ сообщило, что здесь выпускникам выдавали фальшивые дипломы.

Однако, по словам руководителя программ антикоррупционного центра Варужана Октаняна, для эффективной борьбы с коррупцией всех этих разоблачений недостаточно, потому что борьбу нужно начинать с верхов: «А чтобы дотянуться до верхушки, нужна политическая воля. Но так как ее нет, происходящее можно расценить как шоу».

Он отметил, что недавно СНБ раскрыла дело в сфере социального обеспечения, в результате чего были арестованы несколько высокопоставленных чиновников министерства труда и социальных вопросов, в том числе начальник агентства медико-социальной экспертизы Армен Согоян. По делу проходили 12 должностных лиц.

Структура, которой руководил Армен Согоян, согласно заявлению СНБ, определяя группу инвалидности, брала взятки в размере 20-40 тысяч драмов (примерно $40-80). Часть заработанной суммы председатели медицинских комиссий периодически передавали начальнику агентства Согояну.

Варужан Октанян напомнил, что до Армена Согояна этот пост занимал Микаел Ванян, который был уволен в октябре 2012 года, после того как в структуре были обнаружены признаки коррупции. По мнению эксперта, из всего этого следует, что предпосылки повторения преступления более глубоки, а наказание уже не является действенной мерой:

«Если в той же структуре той же сферы через какое-то время преступление повторяется, значит имела место не борьба с коррупцией, а шоу. Я не хочу сказать, что не нужно арестовывать, только этого недостаточно. Нужна профилактика. С коррупцией борются не только с помощью наказаний».

Для эффективной борьбы с коррупцией, уверен председатель Ассоциации юристов Армении Карен Задоян, необходимо создать независимый орган, потому что сложившаяся ситуация – «серьезная угроза национальной безопасности».

В Армении действует Совет по борьбе с коррупцией, который был создан при предыдущем премьер-министре Армении Овике Абрамяне и перешел к действующему главе правительства Карену Карапетяну. В его состав входят официальные лица: генпрокурор, министр юстиции, министр финансов – и Коалиция по борьбе с коррупцией.

Создание совета вызвало в Армении большой резонанс, потому что в его состав вошли такие высокопоставленные лица, которые, по мнению общественно-политических кругов, согласно публикациям в прессе и исходя из их имущественных деклараций, сами не далеки от этого процесса: их семьи в период, когда они занимали должности, обзавелись крупным бизнесом, следовательно, они не могут бороться с коррупцией. Именно поэтому эксперты считают борьбу с коррупцией в определенной мере «искусственной».

О неэффективности деятельности Совета по борьбе с коррупцией, кстати, на днях высказался посол США в Армении Ричард Миллс, который подчеркнул, что на счет совета было перечислено всего 2,5 процента изначально предусмотренной суммы, поскольку он не продемонстрировал прогресса в своей работе.

Власти Армении уверяют, что правительство страны предпринимает все возможное для борьбы с коррупцией, что разработанная стратегия постепенно претворяется в жизнь. По словам замминистра юстиции Армении Сурена Крмояна, для борьбы с коррупцией исполнительная власть старается использовать инновационные методы:

«Мы используем наш человеческий ресурс и электронные инструменты, чтобы сформировать по возможности прозрачное и интегрированное управление, что будет способствовать нейтрализации рисков взяточничества. А риски велики в области образования, здравоохранения, в полиции и налоговых органах. Следовательно, в порядке приоритетности, мы нацелены именно на эти сферы».

Коррупция в Армении исчезнет, когда каждый четвертый ее житель или члены его семьи перестанут давать взятки, когда люди начнут говорить о проблеме вслух. Кстати, в 2016 году 67 процентов опрошенных сказали, что не стали заявлять о случаях коррупции, если бы стали ее свидетелями. Этнограф Агаси Тадевосян считает, что причина в менталитете:

«Большинство жителей Армении, вовлеченных в коррупционные цепочки, не осознают, что совершают преступление. Они понимают, что незаконно, но воспринимают это как часть повседневных отношений. Считают, что это не взятка, а «одолжение» и «благодарность за помощь». Чиновнику, который помог решить какой-то вопрос, в знак благодарности дают подарки, «магарыч», иногда накрывают столы».

По словам этнографа, жителям проще решать свои проблемы через коррупционные процессы, чем законным путем.

Коррупция в Армении, по словам этнографа, должна искореняться «сверху», а для этого необходима политическая воля: «Проблема будет существовать до тех пор, пока люди будут стремиться к власти, чтобы пользоваться плодами коррупции».


Читайте также