Сначала тебе сострадают, затем тебя осуждают, затем с тобой борются, затем ты побеждаешь" />

Наступило время родителей. Как защитить ребенка

Сначала тебе сострадают, затем тебя осуждают, затем с тобой борются, затем ты побеждаешь

Фото: Shutterstock

Если бы Махатма Ганди жил в сегодняшней Грузии и увидел, как обращаются там с людьми с особыми потребностями, то к своему известному изречению «сначала тебя игнорируют, затем над тобой смеются, затем с тобой борются, затем ты побеждаешь» обязательно добавил бы несколько слов.

Ганди увидел бы, что угнетатели давно изменили свою стратегию и сегодня действуют куда более тонко и дьявольски изобретательно. Они стали «политкорректными» и отказались от политики высмеивания и игнорирования. Теперь они изображают сострадание и осуждают. Причем так, словно переживают глубже и сильнее тебя.

Например, иной мужчина доминирование над женщиной преподносит как ее же благо.

Точно по такому же сценарию развивается история с матерью ребенка, страдающего аутизмом, которая решила воспользоваться общественным транспортом. Сначала доносится перешептывание: «Ой, бедняжка, несчастная». Затем, если ребенок начинает шалить или делает что-то неординарное, обязательно находятся один-два «знатока», которые заметят, что такому ребенку не место в общественном транспорте, поскольку сам ребенок мучается и испытывает дискомфорт (сострадание). Тут же бросят, что ты – нехороший родитель, так как таскаешь «такого» ребенка в транспорте (осуждение). Затем потребуют покинуть транспорт в твоих же (!) интересах.

Это не выдуманная или вычитанная история. Так произошло с Экой – матерью ребенка, больного аутизмом, в тбилисском общественном транспорте в 2014 году. Когда маленькая Саломе ножкой стала бить по прикрепленной на переднем сиденье доске, водитель потребовал у матери остановить ребенка. До него не дошли слова Эки, которая начала было объяснять, что стереотипные действия детей-аутистов не пресекаются приказами, а вынуждать их к этому физически – недопустимое насилие.

В аналогичной ситуации в 2013 году очутилась Мари.

Мари и Эка оказались крепкими орешками. «Кому не нравится, тот может сам выйти из автобуса», — отвечали они.

После такого ответа «сострадание» перешло в открытую прямую агрессию – водитель наорал на Эку, потребовав, чтобы они вместе с ребенком убрались из автобуса.

Оба случая родители предали публичной огласке, хотя никакого реагирования не дождались, и никто к ответственности привлечен не был.

В 2016 году все повторилось еще раз — Эку с детьми опять вынудили выйти из транспорта. На сей раз уровень агрессии, проявленный окружающими, был еще выше.

Что должен делать родитель, оказавшийся в такой ситуации?

Это является проблемой не только Мари и Эки. Родители тысяч детей с особыми потребностями в повседневной жизни постоянно сталкиваются с насилием и дискриминацией различного характера. Просто в отличие от других, Эка и Мари открыто говорят на эту тему.

Родители должны знать, что описанная выше форма насилия довольно распространена, и мы его называем «сопереживанием».

Сейчас наступило время родителей. Они должны внести свою лепту в развитие в обществе толерантности. В первую очередь, они должны мирно объяснить угнетателям, что имеют дело с особенными потребностями ребенка, и требуется большее терпение в отношении его поведения, что их требования противоречат закону, поскольку в демократической и правовой стране все равноправны.

Не прошло? Тогда спокойно надо набрать телефонный номер 112 — «горячую линию» омбудсмена — и номера неправительственных организаций по защите прав человека.

Защита прав ребенка с особыми потребностями – дело серьезное, мы должны к этому относиться точно так, как к выполнению обязанностей на своей работе: спланировать, осуществить, перепроверить результаты и широко распространить их.

В этом процессе крайне важно, чтобы родители «не велись» на жалость и сопереживание окружения. На первый взгляд, жалость – это то же сочувствие, чего любой нормальный человек не лишен. Хотя, если приглядеться, то можно понять, что жалость – это человеческая слабость. Нас жалеют те, кто думает, что мы стали жертвами ситуации или попали в беду.

Именно такое отношение наиболее ошибочно, откуда вытекают остальные проблемы. Ограниченные возможности, особые потребности – это не несчастье, а данность. Такая же данность, как я – женщина. Можно ли меня жалеть за то, что я родилась женщиной? Или для чего мне эта жалость, когда меня унижают за то, что я родилась женщиной.

Соответственно, когда вас выпроваживают из общественного транспорта «сочувствием», то это двойное насилие. Они вас унижают, ущемляют якобы для вашей же пользы. Какое фарисейство!

Теперь что касается «пристыживания» родителей за то, что они перевозят ребенка с ограниченными возможностями в общественном транспорте. Интересно, какую альтернативу могут предложить «советчики»? Запереть ребенка дома и перемещаться на такси или личном автомобиле? Что может быть циничнее осуждения человека за то, что он не пользуется личным транспортом? Это ведь то же самое, что делать замечания, что человек не богат.

Обязательно следует помнить о том, что если вы не подчинились этой трансформированной форме насилия и решили продолжить путь на общественном транспорте, все проявленное окружающими «сострадание» очень быстро сменится агрессией, как произошло с Мари и Экой.

И именно тут начинается борьба, в которой, следуя цитате Махатмы Ганди, вы победите. Победите, потому что общественный транспорт и в целом все общественное принадлежит всем нам, независимо от наших особенностей.

Главное – не молчать и не отказываться от борьбы. Борьба всегда имеет смысл. Если бы афроамериканки Клодетт Колвин и Роза Паркс в 1955 году в Монтгомери подчинились расистским правилам, действовавшим в автобусах, то в США сегодняшние стандарты свободы и равноправия наступили бы гораздо позже.

Опубликовано: 12.09.2016


Читайте также