Нужны ли прямые переговоры - этот вопрос стал темой дискуссии в Грузии" />

Абхазский оппозиционер высказался за диалог с грузинской стороной. Что отвечают ему в Тбилиси?

Нужны ли прямые переговоры - этот вопрос стал темой дискуссии в Грузии

На фоне последних  событий в Абхазии выступлений оппозиции и отставки де-факто президента — абхазские политики стали часто появляться в грузинском медиапространстве — они дают интервью грузинским журналистам и говорят о возможности прямого грузино-абхазского диалога.

Интервью Аслана Бжания, абхазского оппозиционера и кандидата в де-факто президенты, в котором он говорил о необходимости диалога с Тбилиси, стало темой дискуссии в Грузии.

То же самое повторил другой опытный абхазский политик — Сергей Шамба. По его словам, он выступает за «нормализацию отношений с грузинской стороной».

Как эти заявления читают в Тбилиси? Поддерживают ли представители политических и экспертных кругов Грузии прямой диалог с Сухуми?

• Что случилось в Абхазии и что ожидать в ближайшем будущем? После изгнания президента и перед новыми выборами

Что сказали абхазские политики

Диалог между Тбилиси и Сухуми возможен, считает лидер оппозиции в Абхазии Аслан Бжания. Об этом он заявил в интервью грузинскому агентству InterpressNews.

По словам Бжания, отношения между Тбилиси и Сухуми должны начаться с укрепления доверия и экономического сотрудничества.

«Диалог должен быть. В каком виде, в каком формате, в какой форме, это не имеет значения.

Неважно, сколько сторон участвуют в этом диалоге. У меня есть собственное мнение на эту тему, и я готов поделиться им с любой аудиторией, если вообще мое мнение будет иметь какое-то значение», — сказал он.

Абхазский политик считает, что в конечном итоге «между двумя государствами должны быть установлены добрососедские, справедливые и хорошие отношения».

Что касается ближайшего будущего, то, по мнению Бжания, должно быть восстановлено в первую очередь доверие между сторонами.

«Необходимо предпринять шаги в этом направлении, и я уверен, что это поможет нам приблизиться к нашим позициям. Такие шаги должны быть предприняты в экономической сфере», — сказал Аслан Бжания.

По словам Бжания, экономические связи между сторонами существуют и сегодня. Он говорит, что поддерживает сотрудничество между грузинскими и абхазскими частными компаниями.

Другой абхазский оппозиционер, бывший де-факто премьер-министр и министр иностранных дел Сергей Шамба, в интервью телеканалу «Мтавари Архи» заявил, что выступает против существующей конфронтации между Тбилиси и Сухуми. По словам Шамбы, Тбилиси и Сухуми должны начать переговоры один на один.

«Мы должны сесть и начать говорить. Для этого есть разные формы», — сказал он.

Сергей Шамба — тот абхазский политик, который часто говорит о необходимости прямого диалога с грузинской стороной.

 

• После войны в августе 2008 года, когда Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, Тбилиси отказался вести прямой диалог с абхазской и осетинской сторонами, поскольку считает эти территории оккупированными Россией, а Россию — единственной стороной конфликта, которая может быть ответственна перед международным сообществом.

 

• После войны в августе 2008 года был создан формат женевских дискуссий. Это единственный формат, посредством которого Россия и Грузия ведут переговоры по конфликтным регионам при участии международных посредников. Помимо Грузии и России, в женевских переговорах участвуют представители  США и сопредседатели от ОБСЕ, Европейского союза и ООН. В дискуссиях также принимают участие представители Цхинвали и Сухуми.

Оценки в Тбилиси

Заявления Бжания — абхазского политика, который может стать де-факто президентом Абхазии после выборов 22 марта, с интересом восприняли в Тбилиси.

Комментируя его заявление, премьер-министр Грузии Гиорги Гахария не уточнил, поддерживает ли он прямой диалог с Сухуми.

«Положение граждан Грузии по обе стороны оккупационной линии является для нас критически важным, и, конечно, нет другого пути, кроме как вести переговоры», — сказал Гахария.

Одним из первых на заявления Бжания откликнулся  заместитель руководителя службы безопасности Грузии Александр Ходжеванишвили. Он фактически исключил возможность прямого диалога с Сухуми, отметив, что инициативы Сухуми должны обсуждаться не один на один, а на переговорах в Женеве с участием международных посредников.

«У нас есть женевский формат, в котором мы говорим обо всех проблемах и, конечно, если его инициативы будут представлены в аналогичном формате, мы будем обсуждать все эти вопросы еще более интенсивно», — сказал Ходжеванишвили.

Иначе считают в новом оппозиционном движении «Лело». В специальном заявлении организации говорится, что «прямой грузино-абхазский диалог является правильным и почти единственным способом восстановления доверия между сторонами».

«Лело» отмечает, что в Тбилиси «давно не слышали таких сигналов» о готовности абхазской стороны к диалогу, и поэтому эти заявления заслуживают внимания.

Политолог Торнике Шарашенидзе назвал заявление Бжания обнадеживающим:

«Он говорит, что в любом формате готов к диалогу. С нашей стороны нет смысла ломаться и ставить условия. Время идет, и оно работает как против нас, так и против них. Им (абхазам) от этого больше вреда, потому что они находятся на пути абсолютной самоизоляции, но в наших интересах запустить этот процесс (переговоров)», — сказал Шарашенидзе.

По его словам, этот процесс зависит от Тбилиси.

«Я боюсь истерии в определенной части нашего общества, которая последует за этим заявлением. Если мы испугаемся [прямого] формата, пройдет еще 28 лет. Мы еще помним Абхазию, следующее поколение не будет помнить ее вообще … И мы не можем оставить это [проблему] следующему поколению. У него нее будет ни воли, ни средств для этого», — отметил Шарашенидзе.

Эксперт по конфликтам Паата Закареишвили сказал JAMnews, что он не видит ничего особенного в заявлениях абхазских политиков и что они неоднократно говорили о необходимости диалога с Тбилиси:

«Это были проактивные заявления, а не их инициатива — грузинские журналисты звонят и задают вопросы, они отвечают. Грузины обрадовались — мол, абхазы вернутся к нам. Это не так … Я не думаю, что власти Грузии воспользуются этой возможностью… Говорить им — давайте поговорим в Женеве — это уже неправильный ответ. Если мы хотим восстановить какие-либо отношения с абхазами, мы не должны давать высокомерные ответы и показывать, что не считаем абхазскую сторону равной … Для нас неприемлемы прямые переговоры между Грузией, Абхазией и Южной Осетией потому, что на этом настаивает Россия. Но почему нас интересует, что говорит Россия? Иногда Россия говорит то, чего не хочет — начало прямого диалога не в интересах России, реальное желание России — изолировать Абхазию. И мы ей в этом помогаем», — сказал Закареишвили.

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также