Глава сухумской синагоги рассказывает, почему он сам там работает плотником и маляром" />

Абхазия, видео: кто-то же должен сохранить синагогу

Глава сухумской синагоги рассказывает, почему он сам там работает плотником и маляром

Синагога в Сухуме – не самое популярное место. В составе еврейского культурно-благотворительного общества «Шалом» в Абхазии – всего 160 человек. А на службы по субботам сюда приходят максимум человек десять.

Александру Малису 34 года и он председатель общества. Многие месяцы он еще и главный прораб – сам ремонтирует синагогу, где уже прогнило все, что могло прогнить. В 2017 году за многие годы у прихожан была большая радость – местный бизнесмен Евгений Палант на собственные деньги заменил старые деревянные окна на пластиковые. Теперь хотя бы из щелей не дует.

Сейчас Александр Малис – все зовут его Саша – ремонтирует комнату, чтобы организовать там онлайн-обучение ивриту. Говорит, есть желающие помочь с ремонтом и даже ходить на уроки.

Сам он только пять лет назад стал посещать синагогу. Саша родился и вырос в Сухуме. По профессии он менеджер гостиничного сервиса. Пять лет работал экскурсоводом. А между делом освоил все «мастеровые» профессии, так что он теперь и сварщик, и плотник, и строитель.

В 1992-1993 годах, во время грузино-абхазской войны, евреи массово покинули Абхазию. Уехали в Израиль или в другие страны. А семья Саши в числе немногих осталась в Абхазии.

Он всегда знал о своих еврейских корнях, но родители не особо обращали внимание на происхождение. А вот Саша основательно изучил родословную. Дед со стороны матери был плотником (он из польских евреев), прадед — кузнец.

«Когда в 1937-м его расстреляли, в книге даже записали «грамотный кузнец», — говорит Саша.

Предки Малиса со стороны отца из-за того, что сложно было найти работу, ушли из еврейства, скрыли свою национальность. Прадед преподавал математику, а состоятельные работодатели в царской России евреев на работу не брали. Правнук, который волею судьбы родился в Абхазии, вернулся к корням.

Каждую субботу в синагоге идет молитва. Раввина тут давно нет, есть только местный кантор, вместе с которым немногочисленные прихожане и молятся. Никто в Абхазии не интересуется делами общины и синагоги, но никто и не мешает.

Никаких ценностей в синагоге не осталось. Ее много раз грабили. Есть только книги в старых шкафах, которые некому читать.

Александр отрастил бороду, не снимает кипу, но за стенами синагоги ведет себя как все. Его назвали этим именем в честь многих предков. Но он сам выбрал себе новое еврейское имя – Бецалель. Оно означает «в тени Бога». «Это говорит о том, как я себя сейчас ощущаю», — говорит он.

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также