Детальный анализ JAMnews по вопросу, которым задается сейчас и правительство Армении" />
  • сентябрь 24, 2017

Армения–ЕАЭС: что дали два года членства — рост или упадок?

Детальный анализ JAMnews по вопросу, которым задается сейчас и правительство Армении

В Ереване состоялся круглый стол, подводящий итоги двух лет членства Армении в Евразийском экономическом союзе.

В ходе обсуждений вице-премьер Армении, министр международной экономической интеграции и реформ Ваче Габриелян сказал, что для оценки ситуации необходимо учесть ряд факторов — не только конкретных цифр, но и весь контекст сотрудничества. В итоге, Ваче Габриелян обобщил — за два года ресурсы Армении расширились, а цены на импортируемые товары снизились. Эту фразу процитировали медиа страны. Но она мало что сказала простому обывателю.

JAMnews попытался выяснить, что именно дало Армении членство в этой организации с цифрами и учетом различных факторов. Предлагаем вам анализ экономического обозревателя Бабкена Туняна, который он провел для нас некоторое время назад.

Статья впервые опубликована 20.12.2016

Эта статья уже была готова к публикации, когда официальный сайт президента Армении сообщил, что Серж Саргсян 16 декабря принял главу коллегии Евразийского экономического комитета (ЕЭК) Тиграна Саргсяна. Опустив стандартные формулировки, характерные для официальных сообщений, процитируем только слова президента. К удивлению многих, они оказались достаточно искренними.

«Мы вместе стояли у истоков процесса присоединения Армении к Евразийскому экономическому союзу, и, вступая в этот союз, рассчитывали значительно улучшить экономическое положение Армении. К сожалению, вступление совпало с международными экономическими процессами, которые негативно сказались на экономике страны, и отношение наших граждан к Евразийскому экономическому союзу пока, мягко говоря, выжидательное. Хотя, в случае отказа от членства, уверен, негативных подходов было бы больше. За этот период, я уверен, была проделана огромная работа, и всего через десять дней у нас будет возможность обобщить определенные результаты», — сказал Саргсян на встрече с руководителем коллегии ЕЭК.

Говоря «через десять дней», президент, по всей вероятности, имел в виду обобщение годовых экономических показателей. Конечно, эти данные будут опубликованы только в январе, однако высшее руководство страны, получит их, как говорится, из первых рук.

В то же время через десять дней исполнится два года со дня вступления Армении в Евразийский экономический союз. Республика Армения стала полноценным членом ЕАЭС с 1 января 2015 года.  А впервые официально о вступлении заявил президент Армении Серж Саргсян в сентябре 2013 года.

До этого все в Армении (и не только) были уверены, что страна движется в противоположном направлении – в сторону Евросоюза. Более того, переговоры были благополучно завершены, и был готов к подписанию договор об Ассоциации и его важная составляющая –  Соглашение о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA). Оно должно было упростить ввоз произведенных в Армении товаров на европейский рынок и еще на один шаг приблизить Армению к ЕС. Как бы то ни было, с сентября 2013 года мы забыли о DCFTA и начали приводить свое законодательство в соответствие со стандартами ЕАЭС.

Что дало Армении членство в ЕАЭС?

Этот вопрос звучит очень часто, но он еще не получил должного ответа. Это не удивительно, потому что оценка членства в ЕАЭС (как оно отразилось, насколько отразилось) предполагает серьезную аналитическую работу. Подобная работа была проведена по заказу правительства Армении — оценивалось экономическое влияние интеграции в первом полугодии 2015 года. Однако исследования, охватывающего двухлетний период, у нас нет.

Это позволяет сторонникам «европейского» и «евроазиатского» курсов представлять воздействие ЕАЭС так, как им это выгодно. Например, проевропейцы уверены, что углубляя отношения с ЕАЭС, и, в частности, с Россией, мы еще более усилили экономическую зависимость от нее Армении, сделав ее уязвимой в отношении негативных процессов, исходящих от России (обусловленных введенными Западом санкциями и cнижением цен на нефть).

Другие, наоборот, утверждают, что вступление в ЕАЭС открыло перед Арменией серьезнейшие возможности — выход на 200-миллионный рынок и роль посредника между европейским рынком и ЕАЭС. Они уверены — если мы не можем полноценно пользоваться полученными возможностями, то проблема в нас самих. В связи с ухудшением экономического положения Армении они говорят, что если бы мы не вступили в союз, все было бы еще хуже.

Позиция президента страны, как видно из начала статьи, более уравновешенная. Серж Саргсян, с одной стороны, намекает, что ожидания не оправдались или оправдались не полностью, и отмечает, что общество еще находится в состоянии ожидания. С другой стороны, оправдывает то, что надежды не оправдались, международными экономическими процессами. И вместе с тем, выражает уверенность, что в случае отказа от членства негативных подходов было бы больше.

И правда, что было бы с экономической точки зрения, если бы Армения не вступила в ЕАЭС? Новый премьер-министр Армении Карен Карапетян, например, несколько раз по разным поводам заявлял, что нет четкого анализа, какими были бы наши экономические показатели в случае невступления. То есть это более осторожная позиция.

А, например, президент России Владимир Путин несколько месяцев назад на встрече с президентом Армении Сержем Саргсяном заявил, что после вступления в ЕАЭС ВВП Армении вырос на 10 процентов Экономисты и эксперты по статистике вместе с журналистами до сих пор пытаются понять, откуда взялась эта цифра.

Не дожидаясь 10 дней

Указанные Сержем Саргсяном десять дней еще не прошли, 2016 год еще не осмыслен, однако на основе данных за десять месяцев можно сделать определенные выводы.

Но прежде представим ряд ключевых экономических показателей: что у нас было до вступления в ЕАЭС, что было на момент вступления, что у нас есть сейчас, и какие прогнозы на этот год.

chart 1

Экономический рост в 2014 году составил 3,5 процента. В первый год вступления Армении в ЕАЭС – в 2015 году – рост сократился до 3 процентов.

В этом году изначально планировался экономический рост в 2,1 процента, однако события последних месяцев показывают, что такого показателя не будет. Уровень экономической активности Армении (не путать с ростом ВВП) в январе-октябре 2016 года по сравнению с тем же периодом 2015 года составил 0,4 процента. То есть за первые десять месяцев года экономическая активность выросла всего на 0,4 процента. Более того, в октябре этого года она была ниже, чем в прошлом октябре. А ВВП страны в третьем квартале 2016 года по сравнению с тем же периодом прошлого года, сократился на 2,6 процента.

Не будем перегружать читателей экономической терминологией, просто отметим, что таких плохих показателей в Армении не было со времен кризиса в 2009 году. С учетом динамики данных показателей, вполне вероятно, что по итогам года в стране будет нулевой рост, не исключен даже экономический спад.

ВВП Армении хотя и вырос в драмовом выражении, однако в долларовом эквиваленте в 2015 и 2016 годах он меньше, чем в 2014 году.

Сокращение объема денежных переводов, перечисляемых в Армению со стороны физических лиц (или как принято говорить, трансфертов), которое началось с 2014 года, продолжается до сих пор.

В 2015 году приток трансфертов сократился по сравнению с 2014 годом на 23,1 процента или на 492 миллиона долларов. В том числе, приток денег из России сократился на 35 процентов или на 546 миллионов долларов. В 2016 году темпы сокращения упали, однако спад есть. В январе-октябре 2016 года через банковскую систему физическим лицам в Армению было отправлено 1 миллиард 336,1 миллиона долларов США. По сравнению с январем-октябрем прошлого года приток трансфертов сократился на 138,4 миллиона долларов или на 10,4 процента.

И если спад в ноябре-декабре продолжится в том же темпе, то в 2016 году приток трансфертов не превысит 1,5 миллиарда долларов. То есть приток будет меньше, чем в кризисном 2009 году.

Для сравнения отметим, что в 2013 году в Армению было отправлено 2,3 миллиарда долларов. Это значит, что в этом году переводов будет меньше на 800 миллионов долларов. А чтобы лучше понять, что значат для Армении 800 миллионов долларов, скажем, что бюджет страны составляет около двух с половиной миллиардов долларов.

31759473915_5cfe89074a_b

Любопытно, что в этом году в процентном соотношении больше сократились суммы, отправляемые в Армению из стран-членов ЕАЭС – Казахстана и России. И наоборот, больше других выросли переводы в обратном направлении – из Армении в Россию и Казахстан.

К тому же, в январе-сентябре 2016 года в реальном секторе экономики Армении иностранные инвестиции сократились более чем на 70 процентов. В данном случае снова львиная доля спада пришлась на российские инвестиции.

После всего этого уже не удивительно, что в Армении стремительно растет только государственный долг. В 2014 году он составлял 4,4 миллиарда долларов, в 2015 – 5,08 миллиарда долларов, а в конце 2016 года официально прогнозируется 5,8 миллиарда долларов. В 2017 году госдолг приблизится к 6,3 миллиарда долларов и составит 54 процента от ВВП.

Чем больше госдолг, тем больше денег уходит на его обслуживание (проценты). И поэтому неудивительно, что в 2017 году суммы, направленные на обслуживание госдолга из бюджета вырастут, а пенсии и пособия, например, нет.

Список можно продолжать бесконечно. Однако, если судить о членстве Армении в ЕАЭС по экономическим показателям, то выражение «ожидания не оправдались» звучит достаточно мягко.

О торговле Армения-ЕАЭС

Вступление Армении в ЕАЭС, в первую очередь, должно было положительно сказаться на торговом обороте. Однако давать оценки в данном случае достаточно сложно, потому что на торговле сказались многие факторы. Например, в конце 2014 года обесценивание российского рубля вызвало серьезные затруднения для армянских экспортеров: армянская продукция стала дорогой и неконкурентной.

Во всяком случае, говорить о торговых отношениях между Арменией и ЕАЭС было бы преувеличением, потому что, кроме России, с тремя другими партнерами объемы торговли крайне низкие.

Так, в январе-октябре 2016 года объем торгового оборота между Арменией и странами ЕАЭС составил около 1,1 миллиарда долларов, из которых 1,08 миллиарда приходится на долю России.

Торговый оборот с Беларусью составляет 29,8 миллиона долларов, с Казахстаном – 5,8 миллиона долларов. А торговый оборот с Кыргызстаном настолько незначителен, что даже не указан отдельным пунктом в официальной статистике Армении по внешней торговле, которая включает данные о четырех десятках стран (в этом году из Кыргызстана в Армению было ввезено товаров на 10 долларов).

В процентном соотношении в первые десять месяцев 2016 года на страны ЕАЭС приходится 27,3 процента всего торгового оборота Армении (для сравнения удельный вес стран Евросоюза составляет 24,1 процента).

chart 3

В том числе, на долю России приходится 26,5 процента из 27,3 процента, на долю Беларуси – 0,7 процента, Казахстана – 0,1 процента.

Как видно на графике, доля России выросла на 1,7 процентных пункта. И при этом за счет экспорта из Армении в Россию. Так, экспорт из Армении в Россию в 2016 году вырос на 52,8 процента или более чем на 100 миллионов долларов и составил 295 миллионов долларов. А импорт вырос на 3,3 процента.

Для Армении это положительная динамика. Однако в целом ЕАЭС не является для Армении неоспоримым лидером среди торговых партнеров, и нельзя исключать, что доля ЕС в какой-то момент может снова выйти вперед. А что касается других трех членов ЕАЭС – Казахстана, Беларуси и Кыргызстана, то скажем только, что они не входят даже в двадцатку ведущих торговых партнеров Армении.

Что было бы, если бы мы не вступили в ЕАЭС

Этот вопрос неоднократно звучал с 3 сентября 2013 года, когда было официально объявлено о вступлении Армении в Евразийский экономический союз. Конечно, ответов тоже было много. Однако они скорее относились к политической или геополитической плоскости, и касались в основном вопросов, связанных с безопасностью Армении.

Например, люди, которые считают, что невступление было бы экономически невыгодно, в качестве основного фактора указывают цены на газ. То есть газ стоил бы намного дороже.

На самом деле, чтобы оценить эту связь, нужен серьезный анализ. И такой анализ был проведен. Правительство Армении в лице министерства международной экономической интеграции и реформ решило выяснить, как отразилось на Армении вступление в ЕАЭС в первом полугодии 2015 года. Исследование было поручено аналитическому центру «Аваг солюшнс».

Документ объемом в 46 страниц оценивал влияние вступления страны в ЕАЭС по следующим направлениям — экспорт, импорт, инвестиции, трансферты. Например, по части экспорта, перед экспертами задача была поставлена следующим образом — в каком состоянии находился бы экспорт из Армении, если бы страна не являлась членом ЕАЭС. Если коротко, вывод был следующим: членство в ЕАЭС может быть важным фактором, позволяющим избежать более негативных процессов. То есть от вступления в ЕАЭС экспорт не выиграл, но в обратном случае, картина могла быть более плачевной.

По части импорта отдельное внимание было уделено природному газу. «Если бы Армения не являлась членом ЕАЭС, цена импортируемого в страну в настоящее время газа могла бы быть на уровне 2013 года – около 280 долларов за 1000 кубометров», — отмечалось в документе.

В связи с иностранными инвестициями, в документе говорится, что интеграция в ЕАЭС не имела положительного влияния. По итогам первого полугодия 2015 года резко сократились как иностранные прямые инвестиции в целом, так и доля России в них. Авторы искренне признались, что обычно интеграционные процессы вызывают дополнительный интерес к стране, положительно отражаясь и на инвестициях. Однако в случае с Арменией после вступления в ЕАЭС в стране подобные тенденции не были замечены.

По части денежных переводов отмечалось, что трансферты в Армению и Беларусь, которые являются членами ЕАЭС, сократились больше, чем денежные переводы в Азербайджан и Кыргызстан. Это позволяет предположить, что членство в ЕАЭС пока не сформировало благоприятную среду в плане трансфертов.

Единственным направлением, в котором Армения выиграла от вступления в ЕАЭС, стали таможенные пошлины на импорт (примерно на 20 процентов больше в случае невступления). Забегая вперед, скажем, что в текущем году и это направление не принесло поводов для радости.

Несмотря на все это, авторы аналитики постарались не слишком ругать ЕАЭС и в конце раздела подчеркнули, что по итогам первых шести месяцев, фактически, исследуемое экономическое положение является проблематичным, однако рассматриваемые тенденции вряд ли могут быть обусловлены интеграционными процессами.

Одним словом, отчет не показал никаких положительных подвижек, и, возможно, именно поэтому в следующем году подобное исследование уже не проводилось.

Чего ждет армянское общество от вступления в ЕАЭС

Трудно сказать. Вообще, значимость этого вопроса, можно сказать, преувеличена. В 2013 году, когда было объявлено, что Армения намерена вступить в ЕАЭС, мнение общества никто не спросил. Решение было принято без него. Власти, которые за месяц до этого упорно доказывали, что вступление в ЕАЭС нецелесообразно из-за отсутствия общих границ, после 3 сентября с тем же рвением стали объяснять, что это намного выгоднее с экономической точки зрения, и что перед Арменией раскрывается 180-миллионный рынок (хотя этот рынок и раньше вроде не был закрыт).

На момент написания этих строк идет уже вторая неделя, как для грузового транспорта из-за плохих погодных условий закрыта единственная сухопутная дорога, соединяющая Армению со странами ЕАЭС-Ларс-Степанцминда. Сотни грузовиков не могут проехать из Армении в Россию и обратно. То есть сегодня фактически не только 180-миллионный рынок закрыт для Армении, но и маленький трехмиллионный армянский рынок закрыт для ЕАЭС.

И в этих условиях наиболее актуальным ожиданием для общества Армении, скорее всего, является улучшение погодных условий.