Здесь сохранился арт, характерный для советской эпохи" />

Фотокамера JAMnews на базаре в Абхазии

Здесь сохранился арт, характерный для советской эпохи

* Агнешка Зиелонка – польский журналист, живет в Тбилиси и сотрудничает с JAMnews. Осенью 2017 года она побывала в Абхазии.

Сухумский базар на первый взгляд ничем не отличается от тысяч других на Кавказе. Жизнь здесь начинается в пять утра – сонные продавцы приводят в порядок прилавки, добавляют к оставшимся со вчерашнего дня продуктам и товарам свежие, готовятся к рабочему дню в надежде на то, что он окажется удачным.

Базар работает двенадцать часов — до пяти вечера. Свои товары продавцы так и оставляют на прилавках, надеясь на добросовестную работу сторожей.

Сухумский базар – это довольно большое пространство, ограниченное сверху синим брезентом, а по бокам зажатое двумя зданиями еще советской постройки. Эти дома тоже, впрочем, часть базара. В одном продается одежда, а в другом – продукты. В них сохранился арт, характерный для «светлой эпохи» коммунистов.

Юля торгует овощами. Она живет в маленьком селении в предместьях города и сама в своем огороде выращивает овощи, которые продает.

На сухумском базаре продается ровно то же самое, что и на тбилисском. Просто абхазы убирают последнюю букву «и» из названий товаров. Например, «хачапур» вместо привычного в Грузии «хачапури».

Жители Абхазии очень гордятся своими мандаринами, которые действительно чрезвычайно вкусные и ароматные.

«Приправы без границ». Это сванская соль, продается на сухумском базаре

Хорошее качественное вино на сухумском базаре найти трудно. Чтобы лучше продавалось, этот торговец придумал поощрительную схему – покупатель вина получает бутылку очень сладкой фруктовой настойки с медом, сахаром и чачей (виноградной водкой). Выбор большой – гранатовая, виноградная, грушевая.


Коба увлечен фотографией, но вот парадокс – сам фотографироваться не любит. На базаре он помогает своей семье — продает хлеб. Он успел попутешествовать и говорит, что любимые его города – Санкт-Петербург и Баку.

«Так, как Сухум, наверное, европейские города выглядели лет тридцать назад. Такие здания, как здесь, в Европе не увидеть», — говорит он.

Константин – отец двоих детей. Он их растит в одиночку. Жена у него была полячка. Расстались. Она вернулась на родину.

«Просто русские и поляки – несовместимы», — говорит Константин.

А эта женщина торгует мелкой рыбой, выловленной в Черном море. Потенциальных покупателей она соблазняет уверенным заверением в том, что рыбка удивительно легко и быстро чистится, а «ради ее вкуса и стоит жить».

Седа – пианистка. 25 лет преподавала в музыкальной школе. Это было до войны в 1990-х. После нее она потеряла работу. «Сегодня до музыки никому нет дела, учиться игре на клавишных желающих нет», — говорит она. Заработанных на базаре денег едва хватает, чтобы сводить концы с концами. Но еще больше она сокрушается из-за того, что не может путешествовать. Во времена коммунистов Седа объездила весь Советский Союз.

Абхазия – место сплетения различных религий. Отличия в вероисповедании здесь выражены, возможно, ярче, чем где-то еще на Кавказе. Складывается впечатление, что большинство самих абхазов не склоняются к какой-нибудь одной вере. Но некоторые старые традиции они свято чтят по сей день.

Магазин старой реставрированной мебели – в самом конце базара. Крохотная, темная комнатушка, забитая стульями и диванами.

Хозяин магазина – турок. Его родители покинули Абхазию еще во времена СССР. А он вернулся и открыл это небольшое дело. Несмотря на то, что он не владеет ни одним из языков, на которых разговаривают в Абхазии, а это абхазский и русский, на нехватку работы и клиентов не жалуется.

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам
Facebook Comments

Популярное

Читайте также