Российская база в Армении: защита или угроза? — JAMnews

Противники России – не враги Армении. Каковы функции базы с точки зрения интересов Армении? " />

Российская база в Армении: защита или угроза?

Противники России – не враги Армении. Каковы функции базы с точки зрения интересов Армении?

Photolure

В Армении все чаще звучит обеспокоенность в связи с присутствием в стране российской базы и неопределенностью ее функций и обязательств. К этому прибавилась недавно и угроза вовлечения базы в военные и антитеррористические действия в регионе, в которых Армении не заинтересована.

102-я российская военная база расположена в самом северном городе Армении – Гюмри, недалеко от границы с Турцией. База входит в Южный военный округ российских ВС, в то же время, с 2016 года, в соответствии с межгосударственным договором, она входит в состав Объединенной армяно-российской группировки войск.

Вряд ли кто-то может определенно сказать, каковы функции базы с точки зрения интересов Армении. База категорически не вмешивается в армяно-азербайджанский конфликт. Кроме того, политические руководители России не заявляют о готовности задействовать базу в случае нападения на Армению со стороны Турции.

Более того, в ноябре 2015 года, когда турецкие ВВС сбили российский самолет в небе над Сирией, и Москва заявила о прекращении военно-политических контактов с Анкарой, турецкие вертолеты совершили демонстративно-разведывательные полеты в небе Армении.

Ни армянские ПВО, ни силы российской базы, ни российские пограничники, которые охраняют границы Армении с Турцией, не предприняли шагов по перехвату недружественных вертолетов. А это наводит на мысль, что российская база – не союзник Армении в борьбе с ее главными потенциальными угрозами – Азербайджаном и Турцией.

Зато деятельность базы в Армении связана с многочисленными историями с пьяными российскими солдатами, которые устраивали дебоши, перестрелки, жертвами которых стали десятки мирных жителей.  Наиболее вопиющим стал случай 12 января 2015 года, когда российский солдат Валерий Пермяков расстрелял семь членов семьи Аветисян в собственом доме. Российская сторона вынудила Армению проводить заседания суда на территории 102-й базы и категорически отказывалась передавать Пермякова армянскому правосудию.

Гюмри в январе 2015 года бурлил – армянским правоохранителям едва удалось предотвратить попытки собравшихся проникнуть на базу и совершить самосуд. Именно тогда в Армении стали открыто звучать призывы вывести базу, которая стала настоящим бедствием для мирного населения.

В конце концов Пермяков предстал перед армянским судом и 23 августа 2016-го был приговорен к пожизненному заключению за убийство семьи Аветисян. А гарнизонный военный суд РФ в Гюмри по делу, выделеному из уголовного дела об убийстве в Гюмри, за год до этого, 12 августа 2015 года, признал Пермякова виновным по трем статьям УК РФ: дезертирство, хищение оружия, незаконное его ношение — и приговорил его к десяти годам лишения свободы в колонии строгого режима.

О других преступлениях, совершенных российскими военнослужащими в Армении, можно прочитать здесь.

Тогда страсти удалось успокоить, более того, армянское правительство выделило базе новые строения и площади, продолжая оплачивать все коммунальные и даже транспортные расходы базы. Примечательно, что Россия не платит Армении за дислокацию базы. Но и не разъясняет, зачем она нужна, отделываясь ничего не значащей фразой «для соблюдения баланса».

Второго апреля 2016 года Азербайджан совершил попытку агрессии против Карабаха, и хотя перемирие через четыре дня было подписано при посредничестве России, в Армении поднялась новая волна антироссийских настроений – из-за помощи, которую Москва неприкрыто оказывала Азербайджану. Вновь стали звучать призывы вывести базу, которая никак не отреагировала на факт агрессии. Зачем нам платить за чужую базу, если в момент опасности она не становится рядом с нами – этот вопрос часто задавали в те дни.

Спустя примерно год министр иностранных дел России Сергей Лавров делает заявление, которое в Армении восприняли как очередную угрозу безопасности.

«Коллективные силы оперативного реагирования ОДКБ и российские военные базы, расположенные в Армении, Таджикистане и Кыргызстане, готовы в любой момент дать отпор террористам из экстремистской группировки «Исламское государство», заявил Сергей Лавров в интервью телеканалу «Мир».

ОДКБ — Организация договора о коллективной безопасности — была создана на территории бывшего Советского Союза еще в 1992 году сразу после распада СССР. Грузия, Азербайджан и Узбекистан очень скоро покинули ряды организации, и теперь шестью членами ОДКБ являются Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан.

Заявление было воспринято в Армении неоднозначно. Политолог Гагик Амбарян сказал, что крайне обеспокоен заявлением: «Во-первых, Лавров должен дать стопроцентные гарантии безопасности Армении в случае применения базы в борьбе против ИГ. А таких гарантий господин Лавров дать не может. Кроме того, хотите воевать с ИГ, флаг вам в руки, но только не в Армении, потому что Армения – единственная страна в регионе, которая не имеет никакого отношения к ИГ.

Это касается и того, что территория страны не входит в зону действия террористической организации, и участия граждан Армении в ИГ. У соседних Грузии и Азербайджана такая проблема есть, как и у России – граждане этих государств воюют на стороне террористических организаций. А Армении нужно держаться подальше от этого».

Директор Армянского центра национальных и стратегических исследований Манвел Саркисян считает, что основной угрозой в заявлении Лаврова является то, что Армения невольно становится частью чужих планов: «Некоторые говорят, что якобы, как только русские уйдут, турки вторгнутся в Армению. В Армении, к сожалению, никто не желает обсуждать, что за система безопасности выстраивается, вообще, можем ли мы принимать суверенные решения, или в любой момент нас могут вовлечь в чужие планы. На деле Россия привлекает к борьбе с ИГ не базу, а Армению. Армения является для России лишь инструментом налаживания отношений с Турцией».

Но есть и другие мнения. Настроенные на более тесные отношения с Россией политологи призывают не усматривать в этом угроз.

В функции Коллективных сил оперативного реагирования Организации договора о коллективной безопасности (КСОР ОДКБ) входит элемент борьбы с международным терроризмом, и это предполагает, что подразделения могут быть задействованы в этом направлении, заявил директор армянского филиала Института стран СНГ, политолог Александр Маркаров. «Какая связь между ИГИЛ и Арменией? Напомню, что Сирия не так далеко, а терроризм не знает границ… Теоретически указанные функции закреплены соглашениями, и в случае необходимости все ресурсы могут быть применены».

В беседе с Tert.am заместитель директора Института Кавказа Сергей Минасян заявил, что заявление, скорее, носит формальный характер. Однако и он считает, что если возникнут проблемы, то дислоцированные в южной части российские военные базы обязательно должны будут участвовать в этих действиях: «Если ИГ доберется до этой территории, то не только российская военная база, но и ВС Армении будут вынуждены участвовать в борьбе».

Какие же задачи решает российская база в Армении, и что изменилось после ее вхождения в Объединенную армяно-российскую группировку войск?

По словам командующего Объединенной группировкой генерал-майора Андраника Макаряна, группировка готова нейтрализовать потенциальную угрозу с турецкой стороны: «Если с турецкой стороны будет угроза, то встанем на пути врага. Это все закреплено в документах».

Говоря о том, распространяются ли возможности группировки на угрозу безопасности со стороны Азербайджана, Андраник Макарян отметил, что это вопрос политический. На вопрос, может ли Путин запретить вам атаковать, генерал ответил, что не может. Что касается того, есть ли уверенность, что российская база подчинится приказу, военный отметил — все должны выполнять зафиксированные в документах обязанности.

Ни власти, ни МИД Армении, ни министерство обороны не отреагировали на заявление Сергея Лаврова и не прокомментировали вероятные угрозы для Армении в случае, если расположенная в Армении российская база вдруг окажется вовлеченной в некие региональные или глобальные операции – в составе Объединенных войск или ОДКБ. У Армении и России различные противники, и в этих условиях задействование объединенных сил становится проблематичным.

Ни одна страна не является противником для ОДКБ, заявил Сергей Лавров в интервью ТК «Мир»: «В стратегии развития ОДКБ нет никаких упоминаний о том, что какая-либо страна, какое-либо государство, какая-либо организация являются нашими противниками. Натовцы, наоборот, воспринимают Россию как страну, которая является противником, угрозой даже и всячески стараются принизить статус и значение того, что делает ОДКБ».

При этом, Армения не считает НАТО своим противником, а НАТО называет Армению партнером, имеет с ней целый ряд проектов и проводит совместные учения.

Армянские политологи обеспокоены и тем, что действия и заявления российских властей могут автоматически выставить Армению в качестве врага НАТО, Запада или других, с кем у официального Еревана нет никаких проблем.

Мнения, высказанные в статье, передают терминологию и взгляды авторa и необязательно отражают позицию редакции
Facebook Comments