О проблемах ЛГБТ в Азербайджане" />

Как выжить геям в самой гомофобной стране Европы?

О проблемах ЛГБТ в Азербайджане

«Если не кричать, что ты гей, на каждом углу, то все нормально, проблем у тебя не будет», — говорит Андрей, пока мы прячемся от дождя под козырьком магазина. Андрей — высокий, спортивный парень.

Они пришли вдвоем. Он и Аднан. Вообще Аднан обещал привести еще людей на встречу с журналистом, но остальные отказались. Аднан невысокого роста, рукопожатие мягкое, одет стильно, прическа ухоженная. Таких даже внутри гей-сообщества (где тоже встречается что-то вроде «внутренней гомофобии») называют «манерными». Он совсем не похож на Андрея. Собственно, это и есть самый «уязвимый» типаж — люди, у которых ориентация «написана на лице».

Мы встречаемся у метро «Ичери Шехер» и идем, куда глаза глядят, то есть, никуда конкретно. Накрапывает дождь. Заходим во Внутренний город, идем вдоль крепостной стены, мимо магазинчиков с хендмейдом и картинами, выходим через «Гоша Гала» на Площадь Фонтанов. По дороге они рассказывают свои истории.

Моя задача — узнать от самих представителей ЛГБТ, насколько толерантно к ним наше общество. С одной стороны, есть рейтинг ILGA-Europe, в котором Азербайджан — самая нетерпимая к секс-меньшинствам страна в Европе. С другой, заверения государства в «тотальной толерантности».

Оба (Аднан и Андрей) сразу сказали, что проблем у них не было, «если не кричать на каждом». Но меня это настораживает. Если всё так радужно, то почему так тяжело добиться контакта? Почему в соцсетях у ЛГБТ профили без фотографий, часто с вымышленными именами? И откуда такое массовое нежелание общаться, если все так хорошо?

Андрей говорит, что рассказал всё родителям, когда ему исполнилось 15. Родители «отреагировали нормально», скандалов не было. Так и живут. «Все хорошо».

А у Аднана родители до сих пор не в курсе. Они не сидят в соцсетях, иначе бы давно узнали — в интернете Аднан «не скрывается». Но соседи подозревают, перешептываются, когда он проходит мимо.

А что насчет школы, института? Все в порядке, «мы ведь не кричим об этом».

Фразу о том, что гомосексуалу не стоит «кричать об этом» я слышал от ЛГБТ и раньше.

«Каминг аут», публичное заявление о своей ориентации, который в других странах считается геройским поступком, азербайджанскими геями не рассматривается как вариант.

Еще в 1869 году адвокат и защитник прав меньшинств Карл Ульрихс призывал к «каминг аут»-у. Такой же позиции придерживался известный сексолог Иван Блох. Еще во второй половине 20-го века психологии и психиатры пришли к выводу, что проблема гомосексуалов — в том, что их не принимает общество, и что для решения проблемы отношение общества должно быть скорректировано, а сама гомосексуальность корректировке не подлежит.

ЛГБТ в соцсетях

В социальных сетях есть и группы, посвященные ЛГБТ-сообществу. Например, достаточно многочисленная — LGBT Azerbaijan в facebook, насчитывает 3362 участника. Это примерно 0,1% от населения Баку.

В ней, кстати, «сидят» не только представители ЛГБТ, но и толерантные гетеросексуалы. Темы, обсуждаемые в группе, самые разные. Обсуждают публикации в местных медиа, связанные с ЛГБТ, но есть и отвлеченные, или практические вопросы вроде «сниму квартиру». Но преимущественно все темы касаются их ориентации и статуса («Сегодня открылся самому близкому другу. Хочу продолжить, рассказать родителям, брату». Остальные вежливо интересуются, поддерживают :»Какова была реакция?»). Но больше всего ребят (преимущественно в группе азербайджаноязычная молодежь) волнуют отношения с семьей, близкими.

Есть еще сайт gay.az c аналогичной тематикой и с 1414 зарегистрированными пользователями. Это единственный ЛГБТ-сайт в Азербайджане. Его создатель, Руслан Балухин, утверждает, что в Азербайджане, как он недавно выяснил, запрещена регистрация доменов с гей-тематикой. «В технической поддержке по регистрации доменных имен в зоне .az (online.az) Gay.Az заявили, что доменное имя включено в черный список компанией IntraNS, которая выступает администратором национального домена .az в Азербайджане», — говорится в заметке на сайте. Далее последовало разбирательство с IntraNS с министерством связи, которое, впрочем, ни к чему не привело — чиновники только «кивали друг на друга».

Кстати, именно сайт gay.az провел смелую, по местным меркам, акцию — фотосессию с радужным флагом на улицах Баку.

В одном из таких сообщество состоял и гей-активист Иса Шахмарлы, покончивший жизнь самоубийством из-за травли в 2014 году. Его последняя запись на «стене» в Facebook: “Эта страна, этот мир не для меня… Этот мир не настолько совершенен, чтобы принять мой цвет. Прощайте».

После его смерти жители бакинского поселка Бина не позволили его похоронить . А после того как это все-таки удалось сделать, могилу Исы разрушили местные вандалы.

Друзья Исы Шахмарлы у его могилы

Друзья Исы Шахмарлы у его могилы

Заур: «Таким уж я родился»

Один из членов группы — молодой парень, Заур. Ему всего 17 лет, он только закончил школу.

«Чаще всего я сталкивался с преследованиями в школе. Вот почему я называю ее адом. Например, я не мог нормально выйти из класса и пойти в школьную столовую. Какие нибудь подростки обязательно будут издеваться над тобой и отпускать неприличные выражения в твой адрес (что-то вроде «Эй, петушок, сюда посмотри»). Где-то до 9-го класса я остро реагировал на все это, то пожалуюсь директору, то классному руководителю. И, слава Богу, они всегда были на моей стороне. Но тогда ведь я был еще ребенком и мой «feminine» характер не так привлекал внимание, а особенно, внимание учителей.

Конечно, никто из них точно не знал, что я гей. Извините меня, но у меня даже в свои 17 лет еще не было нормальных каких-нибудь отношений. Меня, скорее всего, выдавала манера общения и вообще, манеры в целом, которые мне очень сложно контролировать, так как я таким уж родился. Став взрослее, понимаешь, что окружающие уже начинают с каким-то недоумением смотреть на тебя, даже учителя о тебе сплетничают. Но я же ведь вырос на глазах у этих учителей, и они всегда знали меня как примерного и успешного ученика. Скорее всего, смотрят как на больного человека сейчас».

Рейтинги, исследования, официальные позиции

Итак, согласно исследованию, проведенному организацией ILGA-Europe, Азербайджан — самая нетерпимая к секс-меньшинствам страна в Европе. В Азербайджане нет законов, защищающих ЛГБТ сообщество, нет специальных убежищ от насилия, присутствует нетерпимость в семье, а также язык ненависти как в обществе, так и на уровне государственных служащих . В отчете по Азербайджану организация приводит примеры криминальных преступлений специально против ЛГБТ, цитаты чиновников и политиков, демонстрирующие нетерпимость.

Например, по данным ILGA-Europe есть случаи избиений и даже убийств ЛГБТ-лиц именно в связи с их сексуальной ориентацией — убийства после «вылавливания» через сайты знакомств, избиения и убийства на улице.

ILGA-Europe привела примеры агрессивной риторики со стороны официальных лиц. Так, депутат Мубариз Гурбанлы заявил, что «мы никогда не допустим однополые браки. Нет и еще раз нет!», а глава Национального совета по телевидению и радиовещанию Нурширван Магерамли раскритиковал один из телеканалов за «показ гомосексуальности как чего-то нормального».

А вот иная точка зрения. Кямран Рзаев, глава организации «Гендер и развитие» (занимающейся правами ЛГБТ), заявил, что в действительности Азербайджан — достаточно терпимое место для сексуальных меньшинств, а рейтинг ILGA-Europe базируется исключительно на отсутствии законодательной базы, защищающей ЛГБТ.

О той же терпимости часто говорит и проправительственная пресса, называющая тех, кто защищает права меньшинств (организацию «Нефес», например) — провокаторами. Наряду с этим появляются статьи с агрессивной риторикой в отношении секс-меньшинств.

Из статьи про гей-бар на сайте vesti.az:

“Сколько бы ни говорили о толерантности и терпимости к представителям сексуальных меньшинств и не внушали нам, что это нормально, что геи — такие же люди, как и мы, все равно никак не могу привыкнуть к этому ненормальному явлению. Думаю, со мной солидарны все здравомыслящие люди”.

Учебники против геев

«Нефес» — это еще одна организация, занимающаяся правами ЛГБТ, то есть, те самые «провокаторы», о которых шла речь выше. Организация собирала информацию по поводу отношения к ЛГБТ и составляла отчеты для европейских организаций.

Гюльнара Мехтиева, бывший сотрудник «Нефес», и активист гендерного движения, а также редактор первого онлайн ЛГБТ-журнала «Minority», рассказывает о проявлениях неприязни к ЛГБТ непосредственно со стороны государственных структур.

«Был прецедент: в учебнике «Семейная психология», по которому преподавали в вузах, указано, что гомосексуальность это болезнь, патология и т.д. Поставили в один ряд с инцестом и педофилией. Автор даже написал «Ulu qüdrətə zidd hərəkətdi» («Это противоречит воле Всевышнего»), будто это не в вузе, а в медресе преподается. Ужас, одним словом», — говорит Гюльнара. — Мы написали жалобу в Минобразования на то, что преподается недостоверная информация, гомосексуальность не считается болезнью с 1990 года в мире, и с 2005 года в Азербайджане. А книга — 2015 года издания. Нам сказали, нас это не касается, обращайтесь в научный совет вуза».

В первую очередь я получила ответ из Минздрава. Я им отправила вопросы: является ли гомосексуальность болезнью и имеет ли право врач «лечить» это?

Они ответили, что с 2005 года у нас используется МКБ-10 (Международная Классификация болезней 10-го пересмотра), согласно которой это не болезнь и лечение запрещено».

Статистика

В Азербайджане очень трудно найти хоть какие-то цифры, относящиеся к ЛГБТ. «В 2015 году «Нефес» уже не делали отчета по случаям криминала и насилия, говорит Гюльнара Мехтиева. — Отчет этот составляется на основе новостей в криминальной хронике, но и там могут не упомянуть, что преступление было совершено на почве ЛГБТ. Полиция не выделяет эти дела в отдельную категорию, хотя мы долго пытались это исправить. Например, был случай, когда секс-работницу отвели в лес, избили и ограбили после того, как она призналась, что транс. Причем, преступники сами признались в этом».

Об истинном отношении к ЛГБТ может говорить и видео-опрос журнала «Minority»: “Что бы вы сделали, если ваш ребенок оказался геем?». Люди отвечали: «Мы же мусульмане, мы должны отличаться от христианских стран», «убил бы», «не может такого быть», или, напротив, «пусть живет, как хочет», «у меня есть друзья-геи, не вижу ничего страшного». Большинство респондентов убеждены, что с ними такого не произойдет. Но немало, хотя и меньше, тех, кто собирается поддерживать своего ребенка в любом случае.

Опрос указывает на стойкий стереотип, до сих пор сохранившийся в обществе: сегодня гомосексуальность — это уже не «болезнь», но «разврат», который можно и нужно контролировать при помощи «правильного воспитания».

Не нужно забывать, что опрос был проведен в самом центре города. На периферии или в азербайджанской провинции результат был бы гораздо более «радикальным».

Запретный плод

Есть еще одна грань отношений к ЛГБТ — повышенный интерес к запретному. Так, книга «Артуш и Заур» писателя Алекпера Алиева несколько лет назад вызвала скандальный интерес, невиданные для Азербайджана многотысячные тиражи и даже конфискацию тиража по решению суда . Главные герои книги — азербайджанский и армянский геи, любовники. Вместе с ажиотажем книга вызвала гнев в социальных сетях, и одним из главных вопросов, который всех взволновал, был «так кто из них «пассивный» а кто «активный»?». Так и живем.

Фото сделаны активистами организации «Peace for LGBT” в рамках акции «Z-53” в октябре 2015 года
Facebook Comments

More on JAMnews