Процесс считается беспрецедентным в России - истязания и даже убийства задержанных поставлены здесь "на поток" " />

В Ингушетии силовиков судят за пытки

Процесс считается беспрецедентным в России - истязания и даже убийства задержанных поставлены здесь "на поток"

Акция против пыток в Санкт-Петербурге 21 мая, фото: Елена Лукьянова, Новая газета https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/05/21/76546-pytki-lyubyat-tishinu

По материалу “Новой газеты”

В Ингушетии проходит судебный процесс, беспрецедентный для России. За насилие по отношению к задержанным судят бывшего руководителя Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) 45-летнего Тимура Хамхоева и шестерых его подчиненных.

Со следующей недели процесс будет проходить в ежедневном режиме. Он обещает быть скандальным и тяжелым. За два дня до начала суда было совершено покушение на прокурора, который выступает обвинителем по делу — на рассвете неизвестные кинули во двор его дома гранату; был тяжело ранен охранник, сам прокурор не пострадал.

В уголовном кодексе России нет определения пыток, поэтому главная статья, на которую опирается обвинение, это 286-я — “Превышение должностных полномочий с применением насилия”.

ВИДЕО “Кавказского узла”:

Хамхоева арестовали в декабре 2017 года за вымогательство — следователи установили, что он  и сотрудник ФСБ Ингушетии Мустафа Цороев вымогали миллион рублей у азербайджанского бизнесмена Амала Назарова. Бизнесмен написал заявление в ФСБ, которое, как ни удивительно, с энтузиазмом взялось расследовать дело. Одно за другим в деле стали появляться эпизоды, связанные с пытками. Одним из ключевых является случай 50-летнего Магомеда Долиева.  

11 июня 2016 года неизвестные ограбили отделение банка в ингушском городе Сунжа. В этом банке кассиром работала жена Долиева — Марем, которую вызвали на допрос в городское отделение полиции.

“Они надели мне на голову черный пакет, сверху полностью замотали скотчем, оставив небольшое отверстие для воздуха — так впоследствии Марем описывала методы допроса. — Сначала били там. Потом отвезли в ЦПЭ. Там посадили на стул, руки обвязали скотчем. Били по голове чем-то тяжелым. Надевали провода на пальцы рук и пускали ток, к животу приставляли электрошокер. Требовали признания в ограблении”.

Почти одновременно с Марем задержали и ее мужа. Его доставили в Центр «Э», стали пытать, требуя признаться в ограблении банка. Долиева душили, избивали и пытали током. Марем сидела в соседнем кабинете и ее заставляли слушать крики мужа. В результате пыток вечером того же дня Магомед Долиев скончался прямо в здании ЦПЭ. Избитую Марем отпустили домой, приказав молчать.

Причиной смерти Долиева назвали сердечный приступ. Однако родственники сразу же публично обвинили сотрудников ЦПЭ в убийстве. Тем не менее ни показания Марем, которая подробно описывала пытки и указывала на Тимура Хамхоева и других участников, ни медицинское освидетельствование, зафиксировавшее следы пыток током на теле женщины, ни заявления родственников в прокуратуру, никаких результатов не принесли. Возбудить уголовное дело по таким случаям в России очень сложно, а если это все-таки удается, то дело возбуждается не против людей, на которых указывает жертва, а в отношении “неустановленных лиц”.

Многие потерпевшие и свидетели по делу обвиняют в пытках не только тех, кто ныне сидит на скамье подсудимых. Они также называют ряд других имен сотрудников полиции, которые, однако, в деле не фигурируют даже в качестве подозреваемых.

 

Facebook Comments

Популярное

Читайте также