Эксперимент на бакинских улицах: что безопаснее? " />

Хиджаб vs шорты

Эксперимент на бакинских улицах: что безопаснее?

Что вы чувствуете, когда вам навстречу идет женщина в хиджабе? А то и «полностью покрытая», так, что одни глаза видны? Вам приятно, или вы боитесь? Вы никогда не задумывались — а что чувствуют сами мусульманки? Такие эксперименты журналисты уже проводили в разных городах: в Сиднее с журналисткой в хиджабе не произошло ничего особенного, в Москве тоже, а вот в Эстонии экспериментаторов весь день оскорбляли и даже чуть не побили.

Хиджаб

Идея устроить такой же эксперимент в Баку появилась у меня, когда, гуляя в парке, я увидела двух девочек лет десяти в хиджабах. Они разговаривали по-русски, вели себя довольно активно, катались на роликах, и, в общем, не отличались от других детей ничем, кроме одежды. Мне стало интересно, что они чувствуют, как ощущают себя в обществе.

Несмотря на то, что Азербайджан — светская страна, религия большинства — ислам. На улице очень много женщин в мусульманской одежде. Без сомнения, сейчас их больше, чем десять лет назад.

С Эльнарой (имя по просьбе девушки изменено) я познакомилась в одной из групп в социальных сетях. Она — улыбчивая и активная мама двоих малышей. Эльнара любезно согласилась снабдить меня необходимой «экипировкой» для моего эксперимента, объяснила, как все это надевать, а также рассказала о том, как сама пришла к исламу.

Эльнара тогда жила в Москве. «Восемь лет назад скончался мой отец. Я была очень подавлена, рядом, так получилось, никого не оказалось, и я пошла за утешением в мечеть. Там меня поддержали, а потом я решила: я этническая мусульманка, но сама не понимаю слов намаза. Я считала это постыдным для себя. Я начала ходить на занятия, как раз в мечети недалеко от нашего дома набирали в воскресную школу. Мы изучали основы веры, арабскую грамматику, истории жизни пророков, Таджвид [правило орфоэпического чтения Корана и соответствующая кораническая дисциплина – авт.]».

Иностранцу может показаться странным выражение «этническая мусульманка», но в Азербайджане эта концепция широко распространена: жители определенных районов от рождения считают себя суннитами либо шиитами. Так же любой азербайджанец считается мусульманином по умолчанию, и мало кто задумывается о выборе — к какой религии принадлежать.

В первый год обучения Эльнара не покрывалась — только на занятиях в мечети. «Имам на занятиях говорил, что есть женщины-мусульманки, которые в мечети покрывают голову, а потом, выходя, снимают свое облачение, так вот, это лицемерие, — улыбаясь, говорит Эльнара. — И я подумала, что это как раз про меня: я ведь тоже покрываюсь только на занятиях. И я дала себе слово, что после рождения ребенка покроюсь. Так и получилось, из роддома я уже вышла в хиджабе».

По словам Эльнары, никакого неудобства при ношении мусульманской одежды она не испытывает. «Поначалу было непривычно, я встречала много недоуменных взглядов, но потом привыкла».

Как уверяют бакинские мусульманки, ислам никак их не ограничивает, то есть, они могут вести полноценный образ жизни — гулять по городу, развлекаться, заниматься спортом, работать. Строгие ограничения в исламе связаны с более радикальными ответвлениями, особенно они распространены в Саудовской Аравии и ряде других мусульманских стран. Например, там женщина не может выйти на улицу без сопровождения мужа или родственника мужского пола, в некоторых странах женщинам нельзя водить автомобиль (либо нельзя без разрешения мужа), нельзя лечиться, путешествовать, получать образование без разрешения.

Форма одежды мусульманок, распространенная в Азербайджане — достаточно необременительна. Как сообщила мне, непосвященной, Эльнара, надевать можно что угодно, главное, чтобы открытыми оставались только лицо и кисти рук. Это позволяет девушкам выглядеть достаточно, не побоюсь, этого слова, модно. Сама Эльнара была в яркой блузке с длинным рукавом (рукаву лучше быть узким, чтобы при поднятии рук они не обнажались) и длинной, цветной же, юбке, на ногах — удобная спортивная обувь.

Но у меня были другие планы — мне хотелось «экипироваться» по полной, и я решила надеть не просто хиджаб, а никаб. Это головной убор, полностью закрывающий лицо, с прорезью для глаз. Я не знала, где его достать, но Эльнара нашла выход из ситуации — оказывается, в форме никаба можно надеть и просто черный шарф, закрепив его таким образом, чтобы все лицо было закрыто. Для полноты образа я одолжила у Эльнары абайю. Это длинное мусульманское одеяние, платье свободного покроя, черного цвета. Для красоты оно украшено у ворота и рукавов цветным орнаментом — это может быть вышивка, бисер, даже стразы.

Наконец, момент икс настал. Не рискнув ехать из дома в такой одежде, чтобы зря не озадачивать соседей, я решила переодеться в «дамской комнате» торгового центра 28 Молл. Для того, чтобы не вызывать недоумения, решила переодеться не в самом туалете, а в небольшой комнатке «для мам», ее используют для кормления и пеленания ребенка. Но и тут две девушки были заняты макияжем. Немного поколебавшись, я все-таки решила одеться здесь.

Самое трудное — это закрепить мелкими иголочками-булавками платок на голове так, чтобы он не сползал и чтобы, не дай бог, не выбились из-под него волосы. Потом следовало аккуратно закрепить платок на лице, заколов его у висков булавками, чтобы открытыми остались только глаза. К сожалению, я не обзавелась специальным головным убором, который женщины-мусульманки надевают под платок — гладкая шапочка, прилегающая к голове и полностью закрывающая волосы. Длинные волосы также скалываются и прячутся под нее. В крайнем случае сойдет и гладкий матерчатый ободок, надвигаемый на лоб, чтобы скрыть линию роста волос и спрятать выбивающиеся пряди.

Девушки с любопытством поглядывали на меня. Краем уха я уловила: «А фигура у нее ничего…». Кажется, они приняли меня за «отступницу», которая решила «потусить» без одежды, а сейчас возвращается к привычному облику.

Переодевшись, я вышла и направилась с большому магазину Music Gallery, расположенному там же, в торговом центре, на первом этаже. Вид женщины в никабе, в одиночку гуляющей по магазинам, довольно необычен, обычно они ходят группами либо с мужским сопровождением. Несколько любопытствующих и, как мне показалось, настороженных взглядов, были брошены на меня. Дети хуже скрывают эмоции, их настороженность была заметнее; мальчик лет десяти опасливо обошел меня по небольшой дуге.

Надо сказать, что само одеяние носить с непривычки трудновато. Особенно сложно с покровом на голове: нижняя часть никаба свисает свободными складками, затрудняя обзор — пару раз споткнулась на лестнице и на эскалаторе, трудно было извлечь нужное из сумки, когда привычно скашивала глаза вниз.

В самом магазине, когда я только прошлась по рядам, ситуация была примерно та же — глаза людей на секунду задерживались на мне, потом — все-таки неприлично пялиться — так же быстро соскальзывали прочь. Моему теперешнему «статусу» не подобало подходить к мужчинам-консультантам, поэтому просто прошлась по магазину. Интересно, что дюжий «секьюрити» наблюдал за мной, не отрывая глаз. Не желая больше напрягать его, я решила выйти.

Следующей по плану была поездка в метро. Полицейский на входе, к моему тайному разочарованию, практически не обратил на меня внимания, видимо, принял за арабскую туристку. Чтобы «усложнить» себе задачу, я решила с кем-нибудь пообщаться: приготовила монету в 20 копеек (в Баку метро оплачивается карточками, но у тех, кто редко ездит, их часто не бывает, или могут забыть дома; в таком случае, можно подойти к кому-нибудь у терминала оплаты, протянуть монету и попросить пропустить по его карте), обратившись к молодому человеку. Он, конечно, пропустил меня, сдержанно кивнув.

На эскалаторе люди с любопытством меня разглядывали. Некоторые пялились неприкрыто, подталкивали друг друга локтями, мол, посмотри. К сожалению, оценить в полной мере весь спектр взглядов, перемигиваний и перешептываний не удалось — и одежда затрудняла обзор, и статус.

Следующий участок маршрута — вниз по улице Истиглалият. Благо, лето закончилось и жара уже спала, но в достаточно монументальной абайе было жарко. Усугубляло жару и покрывало на лице. Чтобы немного охладиться, я решила купить сок — естественно, с трубочкой, потому что не очень представляла, как его можно выпить. Продавец в магазинчике также был довольно сдержан, на его лице не отразилось никаких эмоций. Возможно, арабские туристы уже заглядывали в его магазин.

Устав от прогулки, я присела на скамейку неподалеку от Площади Фонтанов. Проходящие с любопытством оглядывались на меня, но в целом это уже стало привычным.

Сок пить оказалось сложно, пришлось прилаживать коробочку с соком под край шарфа. Честно говоря, совершенно не представляю, что бы я делала, если бы пришлось есть в таком одеянии. Как я прочла в сети (информации об этом на удивление мало), полагается есть так же: слегка отгибая нижнюю часть никаба, аккуратно отправлять еду в рот небольшими порциями.

В целом, к ношению подобной одежды надо, конечно, привыкнуть. «Обычным» мусульманским девушкам в хиджабе приходится явно легче. Ну, и, как я уже сказала выше, что соотносится со словами Эльнары, вначале должна возникнуть внутренняя потребность в ношении мусульманской одежды. Несмотря на обилие женщин в хиджабах на улицах, женщин в никабе встретишь нечасто. Как сказала мне Эльнара, требование в Коране только одно — открыты только кисти рук и лицо. «Никаб — это уже, возможно, собственное желание или требование мужа или семьи», — говорит она. В целом, как говорится в источниках в интернете, никаб необязателен .

Как говорит Эльнара, ношение хиджаба позволяет ей чувствовать себя защищенной: «Я могу ходить по улицам и знать, что меня не заденут никакие нескромные взгляды или слова. Посмотрите вот, например, как смотрят на девушку в хиджабе и на девушку в короткой юбке».

Тем не менее, многие бакинские мусульманки жалуются на дискриминацию при приеме на работу, причем, не только в сфере обслуживания, но и на офисные должности.

Что касается одежды детей, то Эльнара говорит, что, по канонам Ислама, надевать хиджаб девочкам предписывается с десяти лет. Мой вопрос «А если ей этого не хочется?» искренне удивил девушку. «Если девочка растет в верующей семье, видит, как одевается ее мать, для нее это должно быть естественным и нормальным. Зачем ей хотеть чего-то другого? Тем более, в мусульманских семьях девочку рано учат скромности в поведении и в одежде, она не будет вести себя развязно, как непокрытая девочка».

Шорты

-Ай, гяхбя! [Ох ты ж, шлюха!] — ласково пропела пожилая женщина в длинной цветастой юбке, выходя мне навстречу из магазина.

Я выскочила в магазин из дома, посередине летнего дня, одетая сообразно погоде и домашнему положению — в майке и, честное слово, вполне приличной длины шортах. Но жизнь на периферии — в одном из спальных районов Баку — обязывает. Здесь девушки стыдливо опускают очи долу, если навстречу идет парень, а соседи мужчины никогда не здороваются первыми, чтобы их не уличили в домогательстве.

Поэтому мой эксперимент, прогулка в шортах — начиная с нашего спального района и заканчивая центром города — может считаться довольно рискованным. Я обрезала старые джинсы и закатала штанины повыше для чистоты эксперимента.

По правде говоря, периферийная и центрально-городская части эксперимента сильно не отличались. Женщины иногда задерживались взглядом на мне, пожилые — особенно неодобрительно, у молодых почему-то проскальзывает ироническая улыбка.
Мужчины стараются игнорировать и шорты, и меня.

В метро напротив сидел мужчина лет пятидесяти. Пару раз мне показалось, что он мне подмигнул. Но потом пришла к выводу, что не систематическое мигание — это просто нервный тик.

В городе отношение к коротким шортам более лояльное. Молодые девушки щеголяют и в одеяниях покороче. Молодым парням больше хочется, чтобы «низ» и «верх» сочетались — если девушка не слишком симпатичная, то короткие шорты или юбка вызовут осуждение; если она красива, то открытые ноги — что-то вроде дополнительного «бонуса».

В случае с хиджабом «подводный камень» — трудности при трудоустройстве. Но если девушку в хиджабе бизнесмен не хочет видеть у себя в офисе, то у девушки в шортах другая проблема — большинство азербайджанских парней не представляют ее в качестве матери своих детей. Можно спорить о том, сколько процентов населения считает девушек в шортах развратными, но существование такого стереотипа не вызывает никаких сомнений.

Возвращаясь к безопасности на улице, стереотип, что к девушке в коротком обязательно должны приставать, не оправдывается. Во-первых, в городе много туристок. Во-вторых, как я уже сказала выше, ярко выраженного осуждения я не заметила, меня, скорее, просто игнорировали.

Ощущения же от ношения шортов варьируются в зависимости от того, в каких обстоятельствах они носятся. Пережитки менталитета «восточной женщины» заставляли испытывать совсем небольшой дискомфорт при прохождении мимо мелких магазинчиков, в которых ежедневно покупаю овощи в более «пристойном» виде. В центре города ощущения дискомфорта нет вообще.

В целом — это же касается и ношения никаба — привыкнуть можно к абсолютно любой одежде. Если ходить с нервозным видом (да, в никабе это менее заметно), неуверенной походкой, постоянно одергивая на себе ту или иную деталь гардероба, это привлекает внимание и исподволь беспокоит людей. Если же ты спокоен и уверен в себе, именно это внутреннее ощущение и передается окружающим.

Подводя итоги, можно сказать, что провести опасный эксперимент с одеждой в Баку у вас не получится. Жители этого города ко всему привыкли, и они очень далеки от забивания камнями «странно одетого» человека. У нас есть стереотипы, связанные с гардеробом человека, но все же никто вам не помешает носить то, что вам нравится.

Опубликовано 21.09.2016


Читайте также