Рассказываем о том, как в Армении пытаются решать вопрос трудоустройства людей с инвалидностью " />

«У меня есть право на достойную жизнь»

Рассказываем о том, как в Армении пытаются решать вопрос трудоустройства людей с инвалидностью

По данным на конец 2018 года, в Армении проживают 193 тысячи человек с инвалидностью. Более 60 процентов из них – трудоспособного возраста, им от 18 до 63 лет.

Однако работают немногие из них – примерно девять процентов.

Эта цифра очень приблизительна, так как есть работодатели, которые оформляют не всех своих работников – для того, чтобы избежать налоговых выплат. К тому же, многие при поступлении на работу скрывают от работодателя свою инвалидность.

Гурген

Гурген Махатчян родился в 1983 году в Ереване. Сразу после его рождения врачи сообщили матери, что у ребенка церебральный паралич и посоветовали отказаться от него.

Гурген знает по рассказам домашних: мама его поседела в ту ночь. Но утром она потребовала принести сына и заявила, что не собирается от него отказываться.

В три-четыре года проблемы стали заметнее. Началась долгая и упорная борьба за здоровье сына.

Сегодня Гургену 36 лет, у него вторая группа инвалидности. И уже три года у него есть любимая работа.

Работа в театре

В 2016 году Гурген обратился в Государственную службу занятости, которая в числе других проектов реализует также программу по трудоустройству людей с инвалидностью. Через несколько месяцев ему предложили сразу три вакансии.

«Мне предложили работу в министерстве чрезвычайных ситуаций, в ереванской мэрии и Государственном академическом театре имени Габриела Сундукяна.

Я сразу выбрал театр. С 13 лет я постоянно ходил вместе с другом в театр Элбакяна – помогали там за кулисами.

После этого окончил государственную Академию телевидения и радио и почти сразу получил работу на телевидении. Долго работал на телевидении, но все равно мое – это театр, запах кулис, сценическое волнение в воздухе», — говорит Гурген.

По этой программе государственная служба занятости предоставляет работодателям сумму для оборудования, чтобы адаптировать рабочее место сотрудника с инвалидностью к его нуждам.

В театре были созданы для Гургена все необходимые условия. Он уже три года работает здесь в качестве оператора – снимает спектакли. В его обязанности входит и архивация этих видеоматериалов.

Программы занятости

Государство осуществляет ряд программ для трудоустройства людей с инвалидностью. В частности, работодателю предоставляются:

• финансовая помощь для адаптации рабочего места к нуждам сотрудника,

• единовременная компенсация возможных затрат,

• возмещается зарплата сотрудника с инвалидностью.

Людям с инвалидностью предоставляется возможность получить профессию и приобрести опыт работы по уже имеющейся профессии.

Компенсация

Решением правительства Армении, за каждого сотрудника с инвалидностью работодатель получает компенсацию в размере 50 процентов от ежемесячной зарплаты. При этом выплачиваемая сумма не должна превышать минимальную зарплату.

Компенсация зарплаты людей с инвалидностью первой или второй групп предоставляется в течение двух лет.

Цифры

По данным на первое февраля 2019 года, в региональных центрах занятости было зарегистрировано 2500 человек. С начала года на работу были устроены 234 человека, 58 из них – в рамках государственных программ занятости.

Центры занятости могли бы добиться более весомых результатов. Но есть осложняющие их работу обстоятельства. Это недостаток информации и стереотипы.

Дело в том, что в Армении нет ни одного правового акта, который бы обязывал работодателя публиковать информацию о наличии вакансий. В основном работодатели сами решают, как поступать. Полная информация о вакансиях позволила бы центрам занятости работать продуктивнее.

Кроме того, мешают стереотипы, укоренившиеся среди работодателей. У многих из них есть опасения, что сотрудник с инвалидностью может стать обузой и создать лишнюю головную боль.

О молодежи

Исследование института молодежных исследований показало, что на рынке труда в Армении в отношении молодых людей с инвалидностью в 17,9 процента была проявлена дискриминация, а в 11,1 процента — недоверие к их трудоспособности.

Мариам

Для 42-летней Мариам Меликян поиск работы стал настоящим испытанием. Проблема молодой, активной и привлекательной женщины – отсутствие слуха.

После развода с мужем Мариам осталась одна с дочерью и стала искать работу – любую. Поиск длился годы.

«Я никогда не боялась работы. Я трудолюбивая, хорошо готовлю, чистоплотная. Я много чего умею. Но как только работодатели узнают о том, что у меня проблемы со слухом, они сразу отказываются брать меня. Все считают, что это помешает мне в работе.

Я сама знаю о своей проблеме и, естественно, не претендую на работу в отделе обслуживания клиентов. Но я же могу быть поваром, убирать и делать много чего другого», — говорит Мариам.

В конце концов Мариам случайно попала в компанию, которая занималась уборкой помещений одного из мобильных операторов Армении. Подруга попросила месяц подменить ее. И Мариам повезло — ее приняли здесь на постоянную работу.

«Сначала люди не представляли, как будут общаться со мной, пытались писать на бумаге. Но потом поняли, что я и так могу их понять. Скоро и они стали понимать меня.

Но и сейчас бывают смешные моменты, когда, например, клиенты пытаются что-то спросить у меня, я показываю, что не слышу, а они подходят ближе, чтобы сказать мне на ухо», — рассказывает Мариам.

Против течения

Первым государственным учреждением, которое пошло против течения, стало министерство чрезвычайных ситуаций. В 2012 году в министерстве появились первые сотрудники с инвалидностью. Для них создали все необходимые условия – пандусы, лифты для колясок, обеспечили соответствующим транспортом.

Через полгода в министерстве работали 15 человек с инвалидностью, а сегодня их уже 38.

О квотах

Чтобы решить проблему трудоустройства людей с инвалидностью по всей стране, были введены квоты.

С 1 января 2015 года вступили в силу поправки в закон «О занятости». Они касались государственных организаций, имеющих более ста сотрудников. Люди с инвалидностью должны были составлять как минимум три процента сотрудников организации.

Но в 2017 году правительство решило приостановить квотирование. Объяснили это решение «возникновением множества препятствий».

На самом деле причиной отмены квот стало осознание их фиктивности. После анализа итогов квот за два года, выяснилось, что эта законодательная инициатива ничего не дает. Подсчеты показали — чтобы она реально сработала — трехпроцентный порог должен возрасти минимум в десять раз.

Таким образом, людям с инвалидностью остается надеяться на корпоративную ответственность частных компаний или на программы занятости, которые осуществляют общественные и международные организации.

«Я научился любить себя»

У Гургена Махатчяна иная точка зрения относительно трудоустройства и других проблем людей с инвалидностью. По его мнению, они недостаточно требовательны.

«Люди, у которых есть проблемы, боятся общества. Я сам для себя решил, что у меня есть право на достойную жизнь, и государство обязано мне его обеспечить. Да, у меня есть проблема, но это не значит, что у меня меньше прав.

Я принял свою проблему, принял себя. Я научился любить и уважать себя. Это единственный путь, ведущий вперед, к развитию».

Гурген считает, что работа — один из важнейших факторов для формирования самодостаточности и реальной самооценки. Она дает возможность избавиться от психологических проблем и получить финансовую независимость.

Сегодня Гурген ищет подработку параллельно своей основной работе. Говорит, кровь кипит, хочется работать.

Facebook Comments

Читайте также