Это не город и не деревня; не совсем советская эпоха и не эпоха наших дней" />

Страна под названием «Поничала»

Это не город и не деревня; не совсем советская эпоха и не эпоха наших дней

На Колхозной площади в Тбилиси в автобусе номер 44 мне учтиво уступает место азербайджанский мальчик. Сзади доносится армянская речь, а слева кто-то говорит на русском. Битком набитый маленький автобус медленно движется на юг, в один из отдаленных районов Тбилиси.

Поничала относится к Крцанисскому району Тбилиси. Его до сих пор воспринимают как сельское поселение. Раньше он был частью Гардабанского района, где люди выращивали овощи и занимались скотоводством. Позднее, параллельно со строительством руставской трассы, здесь заработали фабрики. В начале 70-х годов для поощрения рабочих в этой местности построили многоэтажные дома.

Сегодня ни одно крупное предприятие, будь то бывший электросварочный завод или рыбное хозяйство, не работает.

На их развалинах формируются мелкие предприятия. Некоторые приспособили превратившуюся в мусорную свалку территорию бывшего завода под мебельный цех, другие – под цех упаковки готовой продукции, а некоторые используют ее как пункт приема металлолома.

Таким образом Поничала, хоть и медленно, но рождается заново как промышленный район.

Кажется, что это отдельный мир, одинаково оторванный как от Тбилиси, так и от Гардабани.

Конечная остановка автобуса в верхнем Поничала является отправной точкой моего «путешествия». Отсюда недалеко до железнодорожной станции Поничала. Платформа функционирует, но былое здание станции, украшенное красивой резьбой, сейчас буквально дышит на ладан. Заспанный сотрудник станции сообщает мне, что здесь проходят районная «электричка» и поезд из Армении.

На протяжении многих лет в верхнем Поничала живут бок о бок грузины, греки, армяне и азербайджанцы. Греческий и армянский районы находятся возле железнодорожного вокзала.

Идущий по узкой дороге частного поселения пожилой житель Поничала Али Аджибеков рассказывает мне про былые времена. По его словам, греки покинули этот район в 1990-х.

«Вот здесь жили греки, — указывает он рукой, — они продали дома и разъехались. Мы хорошо ладили, никогда не ругались».

Али говорит, что Грузия — это страна тех, кто считает ее своей родиной, независимо от религии и вероисповедания.

В Поничала все корпуса похожи друг на друга, и это однообразие неосознанно возвращает в советскую эпоху.

Женщины в платках торгуют подержанной одеждой, развешанной на веревке возле детского сада. Вокруг выстроились в ряд многочисленные «будки», торгующие всякой всячиной и алкоголем, похожие на те, что были в Тбилиси в 90-х. Одна из них носит название «Бродвей».

Здесь же стоит закрытое на замок унылое здание банкетного зала. А в кафе с пластмассовым интерьером местные мужчины при виде незнакомой им женщины гневно рассматривают меня и интересуются, не из районной ли я администрации.

В 80-х и 90-х годах Поничала была настоящей гангстерской зоной. Здесь свободно продавались наркотики, а дела решались с помощью огнестрельного оружия.

Да и теперь все обстоит не так уж хорошо. Поничала редко попадает в новостные программы центральных телеканалов, да и то лишь в криминальную хронику.

«Нападение в Поничала — 47-летний мужчина получил множественные повреждения грудной клетки».

«Матери перерезали горло, ребенка сожгли – зверское убийство в Поничала».

«17-летняя Самира Байрамова была похищена из Поничала».

«В Поничала убит 23-летний Пикрат Ахмедов», — говорится в сообщениях на сайте телекомпании «Рустави-2» от 2016 года.

Местные жители говорят, что молодежь потеряла интерес к жизни, а государство забыло про них.

Нина овдовела в период августовской войны. Пенсии не хватало, поэтому она затеяла малый бизнес – торгует водкой в стопочках в полуразрушенном ларьке. Покупателей много. По ее словам, люди живут в крайней нищете и заглушают горечь бытия водкой.

Нина подробно и с большим энтузиазмом рассказывает, как она девятнадцать лет проработала на электросварочном заводе, как хороша была жизнь тогда, и как все это изменилось.

В Поничала буквально на каждом шагу ощущаешь депрессивное настроение от тяжелого быта — и в жилище проживающего на улице Сургуладзе 98-летнего Карло Зардиашвили, семья которого ежедневно питается в столовой для неимущих, и в играющих во дворе бедно одетых подростках, и в частных домах с фасадами цвета ржавчины.

Жители Поничала с раннего утра массово устремляются «в город». Многие работают на вещевых и продуктовых рынках. После восьми часов вечера общественный транспорт набит битком. Руставские маршрутки – это большое облегчение для населения. Они работают допоздна и проезжают в нижнем Поничала.

В верхнем Поничала меньше городского шума. Попав сюда впервые, возникает странное ощущение – будто находишься не в городе и не в деревне. Это ощущение подкрепляется видами участков и огородов, умело обустроенных в заасфальтированных двориках между корпусами. Здесь никто не удивится при виде вальяжно блуждающих по улицам коров или по-джигитски лихо гоняющего по дороге антикварного «Жигули».

Темнеет. Из Поничала возвращаюсь на руставской маршрутке. Пассажиры сидят в тишине. Веселая группа туристов на ухоженных улицах старого Тбилиси привлекает внимание прохожих, и почему-то контраст с окраиной Поничала становится вдвойне болезненным.

Впервые опубликовано 25.04.2016


Читайте также