В Северной Осетии бунтуют пострадавшие в теракте 2004 года" />

«Путин — палач Беслана»

В Северной Осетии бунтуют пострадавшие в теракте 2004 года

Трагедия 186 детей, убитых в школе в североосетинском Беслане в 2004 году, снова на первых полосах российских медиа. Теперь в Беслане арестовывают и избивают матерей этих детей.

В се резко обострилось первого сентября 2016 года, когда пять женщин во главе с председателем организации «Голос Беслана» Эллой Кесаевой вошли в тот самый спортзал, где в 2004 году произошла одна из самых ужасных драм на конфликтном Кавказе.

Тогда группа террористов захватила школу прямо во время праздничной линейки 1 сентября, в которой участвовали в том или ином статусе 1128 человек. Потом почти все они удерживались в школе без еды и воды три дня, после чего российские спецслужбы начали штурм. В результате 334 человека погибли, в том числе 186 детей. 783 человека были ранены.

«Путин — палач Беслана»

Дочь Эллы Кесаевой Зарина вышла из той школы в 2004 году живой. Как пишет автор портала «Медуза» Илья Азар, «возможно, поэтому у Кесаевой хватает сил и энергии, чтобы возглавлять общественную организацию «Голос Беслана».

Первого сентября этого года она и четыре другие женщины вошли в зал прямо во время традиционного в этот день траурного мероприятия — и сняли куртки, под которыми оказались белые майки с надписями: «Путин — палач Беслана».

Женщин задержали, при этом одну из них ударили по спине с такой силой, что ее вырвало. В тот же день, а, вернее, в ночь с первого на второе сентября все пятеро получили приговор — общественные работы и штраф в 20 тысяч рублей [примерно $300].

Там же задержали двух московских журналисток — Елену Костюченко, корреспондента «Новой газеты», и Диану Хачатрян, сотрудницу сайта «Такие дела». Их вскоре отпустили. Но  через два дня на них напали люди в майках «Антитеррор», Костюченко при этом облили зеленкой.

Видео «Кавказского узла»

Все задержанные вернулись домой, но только что история получила новое продолжение.

Как пишет «Кавказский узел», 14 сентября к дому Эллы Кесаевой подъехали три машины, откуда вышли 15 мужчин в полицейской форме и гражданской одежде.

Они не представились, не сообщили, зачем приехали, но категорически потребовали, чтобы к ним вышла Кесаева. Один из них в это время вел видеосъемку.

Родственник Кесаевой сообщил, что ее нет дома, и закрыл перед пришедшими дверь.

Лидер организации «Голос Беслана» Элла Кесаева теперь намерена жаловаться руководству МВД по Северной Осетии.

Молебен в здании спортзала бесланской школы №1. 5 сентября 2016 года. Фото: Илья Азар, «Медуза»

Чего хотят матери погибших и пострадавших детей

«Мы хотели поднять тему Беслана, потому что о нем стали забывать», — объяснила в интервью «Медузе» смысл акции первого сентября одна из ее участниц, Светлана Маргиева. В сентябре 2004 года ее вместе с дочерью удерживали в том же спортзале террористы.

«Путин укрепил свою власть кровью наших детей. У меня дочка на руках погибла, а пока она была жива, говорила: «Путин нам поможет, мама?» И другие дети так говорили. Мы надеялись на Путина, а он не пошевелил ни одним волоском, чтобы спасти детей», — говорит Маргиева. 

«Мы знаем, что президент, он же Верховный главнокомандующий, виноват. Его ни разу не допросили, несмотря на наши заявления. Он вне закона по Беслану», — добавляет Элла Кесаева.

Женщины из этой организации уверены, что российские силовики не только ничего не сделали, чтобы предотвратить теракт первого сентября 2004 года, но и сами виновны в смерти детей.

Их уверенность базируется не только на личном опыте очевидцев, но и на результатах некоторых независимых расследований. Официального государственного расследования матери погибших так и не дождались — уголовное дело формально не закрыто, но никаких признаков работы по нему нет. Уже 12 лет.

«Г олос Беслана» — не единственная общественная организация пострадавших от теракта и их родственников и даже не самая многочисленная. Есть еще организация «Матери Беслана», и отношения у них напряженные.

Активистки «Голоса Беслана» обвиняют лично Владимира Путина и российское руководство в убийстве детей в 2004 году. А «Матери Беслана» считают, что власти главным образом виноваты в том, что допустили захват заложников.

«Мы требуем объективного расследования уже 12 лет. Мы делаем это законными методами, встречаемся с руководителями структур, с депутатами. Мы потихонечку [продвигаемся], ведь вода точит камень. Мы ждем осознания у президента или депутатского корпуса, что нужно извлекать уроки и делать работу над ошибками», — сказала «Медузе» председатель комитета «Матерей» Сусанна Дудиева.

«Матери Беслана» осудили нынешнюю акцию женщин из «Голоса Беслана» и вообще подозревают группу Кесаевой в политических мотивах.

«Это место скорби, и перекрывать сейчас стоны и боль выкриками — это подло, — сказала Дудиева «Медузе». — Любое мнение можно выразить за периметром этого здания, не нарушая его ауру».

«…Это методы, выгодные российским и зарубежным оппозиционным организациям. Где-то в Москве, в Америке, в Европе этому все порадовались. Многие потерли руки и сказали: «Ага! Вот так ему!», — считает Дудиева.

Участницы акции, со своей стороны, категорически отвергают политические мотивы, в том числе и домыслы о якобы привязке акции к грядущим парламентским выборам.

А позицию группы Дудиевой они объясняют так: «Матерям Беслана» есть что терять, поскольку все они работают при министерствах («Медуза»).

Мемориал в память о погибших в бывшем спортзале школы №1 в Беслане. Фото: Илья Азар, “Медуза”

Что думают о происходящем жители Беслана?

Корреспондент «Медузы» опросил несколько чиновников в Беслане и пишет, что практически все они отзывались об акции в майках с надписью «Путин — палач Беслана» как о «неуместной провокации». С обвинениями матерей погибших детей в адрес российских властей они не согласны.

Как показал опрос «Медузы», примерно так же думают и многие горожане — что тут есть политические мотивы, и что акция была спонсирована некими оппозиционерами.

Элла Кесаева сказала «Медузе», что люди рассуждают так потому, что, во-первых, боятся откровенничать, а во-вторых, находятся под влиянием пропаганды.

«В школе детей агитируют, что спецназ герой,— рассказала она «Медузе». — … Но у нас и обычные мужчины спасали детей в одних футболках, а к ним ноль внимания».

Женщины из «Голоса Беслана» уверены, что многие в городе на самом деле с ними солидарны, но эти люди пока не готовы выступать публично. 

Как сказала «Медузе» одна из участниц акции Светлана Маргиева: «Многие нас хотели защитить первого сентября, но их не допускали к нам. Зато мы слышали, как люди кричали: «Отпустите их! Вы менты или террористы?»

Въезд в Беслан, 4 сентября 2016 года. Фото: Илья Азар, «Медуза»

Опубликовано: 17.09.2016


Читайте также