Комментарий: убийства, взрывы, политические кульбиты и возродившийся театр" />

Приморская карма – что запомнилось из 2017 года в Абхазии

Комментарий: убийства, взрывы, политические кульбиты и возродившийся театр

фото: Дмитрий Статейнов, JAMnews

С

ело Приморское стало центром 2017 года в Абхазии, правда, в самом негативном смысле.

Еще недавно этот населенный пункт в Гудаутском районе назывался Арсаул. Однако в начале 2017 года по требованию местных жителей селу вернули его советское название — Приморское. Кстати, в те времена место славилось своими целебными водами.

Одним из главных аргументов переименования был такой: старое название привлечет туристов, ностальгирующих по советскому отдыху в этом селе.

И ребрендинг вышел резонансным именно в смысле туризма.  Наглое преступление, совершенное на пляже в Приморском 11 июля 2017, облетело все телеграфные агентства и до глубины души возмутило абхазскую общественность.

Два брата Джинджолия, оказавшихся жителями соседнего села взяли на пляже в заложники женщин и детей двух отдыхающих в селе семей. Одного из мужчин преступники убили, а другого отправили к ближайшему банкомату за деньгами.

Впоследствии, когда их задержали, выяснилось, что подобный промысел для них был делом привычным.

Преступление настолько шокировало местных жителей, что они вместе с милицией буквально прочесали всю близлежащую территорию в поисках виновных. Правительство пообещало выплатить беспрецедентное для местных реалий  вознаграждение в один миллион рублей [примерно $17 тысяч] за информацию о преступниках.

Но выплачивать вознаграждение не понадобилось. Одного из братьев обнаружила милиция, а другого вынудила сдаться властям родня.

Спустя три недели, второго августа, Приморское вновь дало о себе знать. На складе боеприпасов министерства обороны, расположенном непосредственно у села, произошла серия взрывов. И село на двое суток превратилось в зону, опасную для жизни.

Погибли две российские туристки, 60 человек получили ранения, несколько десятков домов стали непригодными для жилья. На близлежащих территориях до сих пор работают саперы.

А как все оптимистично начиналось.

фото: Дмитрий Статейнов

Выборы по хозяйству

А

бхазия прошла очередные парламентские выборы. Задолго до выборного дня президент говорил о необходимости изменить избирательную систему. Практически все политические организации тоже говорили, что нужно перейти на смешанную — мажоритарно-пропорциональную — систему выборов. Депутаты того парламента тоже были не против нововведения.

Однако в очередной раз внести изменения в законодательство не успели, и выборы прошли по старой, мажоритарной, модели, которую все так критиковали.

фото: Ибрагим Чкадуа

Борьбы идей и программ избиратель в Абхазии так и не увидел. Кандидаты, чтобы победить, ремонтировали прохудившийся водопровод – каждый на своем участке, ремонтировали дороги – тоже каждый на своем участке, вкручивали в подъездах лампочки, красили бордюры и устраивали субботники.

В итоге парламент Абхазии получил 35 «хороших парней» с навыками завхозов.

Но позитив от выборов все же остался. Они позволили в какой-то мере стабилизировать политическую ситуацию в стране. Местная оппозиция, которая с момента прихода к власти Рауля Хаджимбы призывала его к отставке, после избрания нового парламента перешла от баррикад к основательной подготовке к следующим президентским выборам.

Политический кульбит года

А

бхазский политический ландшафт начал неожиданное переформатирование. В 2019 году должны пройти выборы президента, и у некоторых ведущих игроков, оказалось, есть серьезные намерения прийти к выборам в новом формате. А именно — власть и оппозиция договариваются и выдвигают единого кандидата в президенты.

Первым эту идею высказал бывший президент Абхазии, а ныне оппозиционный депутат парламента Александр Анкваб. По этой формуле два доселе непримиримых политика — бывший президент Анкваб и ныне действующий Рауль Хаджимба — объединяются и к следующим президентским выборам подходят одной командой.

Хотя официально о новоиспеченном союзе еще не объявлено, многие эксперты считают, что это дело времени. Электорат в Абхазии живет в состоянии постоянной политической борьбы, и этот достаточно разношерстный союз может предложить ему реальную мотивацию — остановить раскол в обществе, происходящий от выборов к выборам, и прийти к общественному согласию. По крайней мере, так считает сам Александр Анкваб.

Театральное перерождение

Е

сли в социально-экономической сфере этот год не стал для Абхазии особенно успешным, то в плане культуры 2017-й запомнится многим надолго. И все благодаря новоиспеченному директору государственного русского театра имени Фазиля Искандера Ираклию Хинтбе.

 

 

Хинтба был заместителем министра иностранных дел, потом – главным политическим советником президента Хаджимбы. Когда он перешел на эту совершенно не профильную для него работу — вначале это вызвало легкие насмешки завсегдатаев сухумских кофеен.

 

Однако скоро выяснилось, что Ираклий Хинтба — не только хороший дипломат и политолог, но и весьма эффективный театральный менеджер. Он не только реанимировал умирающий театр, но и сделал его эпицентром культурной жизни Абхазии.

Теперь практически каждый спектакль проходит при аншлаге — ходить в РУСДРАМу, как его называют в Сухуме, стало модным.

Ираклию Хинтбе удалось не только привлечь зрителей в театр, но и сломать стереотип, по которому финансовые вложения в культуру якобы не имеют никакого результата. В 2017 году театр Ираклия Хинтбы заработал 11 миллионов рублей [примерно $190 тысяч].

Сам руководитель РУСДРАМа говорит, что тут нет никакого «секрета успеха». Нужно просто любить театр и работать круглые сутки. Иногда, когда рабочих рук не хватало, Ираклий Хинтба сам расклеивал по городу афиши и продавал в кассе билеты. И уже стало традицией, что перед каждым спектаклем у входа в театр зрителей встречает директор лично.

Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также