Такого количества жителей-граждан разных государств нет, возможно, нигде на планете" />

Приднестровье — месторождение паспортов

Такого количества жителей-граждан разных государств нет, возможно, нигде на планете

Только на первый взгляд история Приднестровской Молдавской республики – это калька с Южной Осетии, Карабаха и Абхазии.

Заповедник

Независимым государством территория на левом берегу Днестра объявила себя в 1992 году, когда распался Советский Союз, и советская Молдавия превратилась в независимую Республику Молдову. Последовали короткие боевые действия, унесшие жизнь более тысячи человек с обеих сторон, в которые на стороне сторонников отделения от Молдовы вмешались расквартированные здесь российские войска.

Так появилась на свет Приднестровская Молдавская республика, никем в мире не признанная, название которой, согласно молдавскому закону, пишется только в кавычках.

На первый взгляд, это совершенно законсервированная территория, где все сохранилось так, как было двадцать пять лет назад – архитектура, названия улиц, памятник Ленину перед Домом Советов, мемориал павшим в войне…

Даже то, что из ворот правительственных зданий выползают не знаменитые советские черные «волги», а вполне современные мрачные «мерседесы», общего впечатления не меняет.

Тот человек, который решит развивать в Приднестровье туристический бизнес, только на первый взгляд обречен на провал. Просто маркетинговая идея для этого начинания могла бы звучать так: «Кто соскучился по Советскому Союзу?»

Тирасполь, май 2017 г., фото Давид Пипиа, JAMnews

На взгляд второй

Стоит, однако, присмотреться повнимательнее – и становятся заметны любопытные детали.

Тирасполь – столица Приднестровья – выглядит по-советски, а содержательно не так уж сильно отличается от враждебного Кишинева. Такие же кафе и рестораны, та же электроника в витринах, доступный повсюду интернет, неотличимая хипстерская молодежь —  юноши с серьгами и девушки в джинсах, на которых дырок больше, чем материи. И так же легко, как кишиневцы, они идут на контакт.

Как, например, жительница Тирасполя Елизавета, весело и открыто рассказавшая о своей главной мечте – уехать из этих мест.

И она, похоже, не одинока. По количеству паспортов самых разных государств – Приднестровья, России, Молдовы, Украины – на душу населения, эта территория, похоже, чемпион мира.

Излюбленная местная шутка — почему восемьдесят процентов жителей Приднестровья взяли молдавские биометрические паспорта, позволяющие свободно передвигаться по Европе? Потому что остальные двадцать взяли такие же украинские.

Тирасполь, май 2017 г., фото Давид Пипиа, JAMnews

Не всех на этом пути ждет успех. Но, например, жительница Бендер Алиса добилась того, чего хотела – стала телеведущей. И не где-нибудь, а на одном из молдавских телеканалов. Хотя на этом пути ей встретилось удивительное препятствие – государственный язык, который в Приднестровье изучают в школах как молдавский и на кириллице, а в Молдове – как румынский и на латинице. Алиса говорит о проблемах с русским языком в Молдове — из-за нового законодательства закрывается ее передача.  В то же время результатами введения безвизового режима для граждан Молдовы она довольна.

Главную причину такового массового толерантного отношения к гражданству формально враждебных государств объясняет политолог Игорь Единак – это отсутствие рабочих мест и, соответственно, перспектив для молодых людей. Местные жители, по его словам, с энтузиазмом восприняли новость о безвизовом режиме с ЕС для граждан Молдовы. Что, тем не менее, не мешает им так же с энтузиазмом и искренне отмечать здесь День России.

Подоплека 

Крайняя уязвимость приднестровской экономики и ее зависимость от России стали особенно заметны в последнее время. Причина – война на юго-востоке Украины.

Одной из ответных мер Украины после ее начала стало ужесточение режима на границе Украины и Приднестровья. Цель состояла в том, чтобы воспрепятствовать потоку «добровольцев» из России, добиравшихся этим маршрутом до Донбасса. Косвенной жертвой оказался приднестровский экспорт в Россию. Хотя в Приднестровье есть товары, пользующиеся спросом в Европе, львиная доля экспортных поставок отправлялась в Россию через украинскую территорию. Не стало этого маршрута – и экономика непризнанной республики мгновенно ощутила это на себе. Хотя формально речь идет о полноценном государстве, обладающим даже собственной валютой (хотя монеты – пластмассовые).

Тирасполь, май 2017 г., фото Давид Пипиа, JAMnews

Недавно общественные организации Приднестровья (читай – власти непризнанной республики) обратились к президенту России Путину с таким письмом:

«Мы обращаемся к Вам, уважаемый Владимир Владимирович, с призывом не допустить очередного витка напряженности вокруг Приднестровья, который выражается в планомерных блокадных действиях со стороны Молдовы и Украины при прямой поддержке Европейского союза, а также миссии ОБСЕ в Кишиневе»

По мнению авторов, ужесточение пропускного режима на границе Приднестровья и Украины грозит Тирасполю потерями в 40 миллионов долларов.

Как уживаются на этой территории такие, казалось бы несовместимые вещи, как местный патриотизм, официальная ориентация на Россию и, одновременно, готовность быть частью европейского пространства?

Тирасполь, май 2017 г., фото Давид Пипиа, JAMnews

Возможно, ответ – в монологе жителя Тирасполя Евгения, который стал обладателем паспорта одной из европейских стран давно, еще в начале девяностых, и заработал в Европе свой первый капитал. «Здесь проблем с этим нет»,  — говорит он, имея в виду свободное передвижение жителей ПМР.

А возможно, ответ предельно прост. Чем дальше от местных жителей советский опыт, чем больше входит в жизнь поколение, воспринимающее свободу передвижения и места жительства как нечто абсолютно естественнее, – тем ближе эта территория к Европе. Не на словах, а на деле.

И тем перспективнее, по-моему, становится идея использовать Приднестровье в качестве туристического кластера – заповедника Советского Союза.


Читайте также