Осужденный на пожизненный срок пишет письма тем, кто живет на свободе. Письмо семнадцатое " />

Письма из тюрьмы в Армении. «Гарантированная свобода»

Осужденный на пожизненный срок пишет письма тем, кто живет на свободе. Письмо семнадцатое

Рисунок Анастасии Логвиненко

Проект JAMnews «Письма из тюрьмы» начался с письма, которое пришло в редакцию от человека, осужденного на пожизненный срок. Юрий Саркисян уже двадцать пятый год в тюрьме. Он написал нам потому, что хотел высказаться, и считал, что обществу важно услышать живущих «по ту сторону». Мы согласились с ним — и так родился этот проект. Юрий Саркисян является также автором документального романа «Высшая мера наказания», опубликованного в 2016 году. 

Это семнадцатое письмо Юрия Саркисяна. Ссылки на все предыдущие письма  в конце страницы. 

Т 

рудно научиться верить в себя заново и вернуть доверие окружающих. Особенно после такой катастрофы, как убийство другого человека.

Легче сидеть и ждать, обвиняя всех вокруг. Но именно это и делает из осужденных пассивных иждивенцев. С перспективой превращения в жалких безвольных существ. В силу старости, физических или психических заболеваний и т.п. Да и просто в силу самого пребывания в тюрьме, в ограниченном пространстве, лишенном элементарных стимулов к жизни.

Суды Армении разблокированы – премьер призвал своих сторонников прекратить акцию против них

Совет Европы включится в процесс реформирования судебной системы Армении

Даже сидельцы с минимальным сроком, бывает, очень скоро после освобождения возвращаются обратно в «дом родной», оказавшись неподготовленными к жизни на воле. Им тоже требуется помощь в осознании своих потенциальных возможностей и обучении, как их правильно использовать.

Уголовный кодекс Армении определяет наказание как меру по восстановлению социальной справедливости, исправлению лица, подвергшегося наказанию, и предупреждению преступлений.

Достижение же этих целей возможно только в том случае, если свести к минимуму негативное давление на человека условий неволи, ослабляющих чувство личной ответственности и самоуважения, и помочь осужденным поверить, что наказание используется для их исправления и последующей реинтеграции в общество с полным набором социально приемлемых навыков.

Это сложно, но осуществимо. И иного пути нет.

Тысячи взрослых людей за решеткой это еще и тысячи детей, лишенных одного из родителей. Пенитенциарной системой проблемы этих мальчишек и девчонок в расчет не берутся. Как не учитываются и интересы представителей потерпевшей стороны.

К сожалению, так организовано содержание во всех тюрьмах Армении для всех категорий заключенных, что препятствует успешному продвижению к их реабилитации. Но если для одних это означает лишь «отмотать свой срок от звонка до звонка», то пожизненников, при таком раскладе, ждет верная смерть в неволе.

Да, смертная казнь была приостановлена в 1992 году. А спустя одиннадцать лет отменена. Сорок два приговоренных к расстрелу по милости президента стали бессменными арестантами якобы с правом условнодосрочного освобождения на горизонте после фактической двадцатилетней отсидки.

К 2011 году количество социальных мертвецов перевалило за сотню и на этом осуждение к пожизненной мере наказания прекратилось. За последние восемь лет судьи не вынесли ни одного приговора.

За двадцатисемилетний срок европеизации страны камеры практически обернулись могилой для нескольких десятков обитателей пятого этажа нубарашенской тюрьмы.

«Сбывшейся мечтой» стало то, что недавно двоих из нас освободили.

Первый, Согомон Кочарян, скончался на больничной койке, так и не вкусив свободы. Его жена умерла молодой задолго до этого, от тяжелой болезни. Девятнадцатилетняя дочь покончила жизнь самоубийством, отчаявшись увидеть отца свободным. Мать Согомона не намного пережила своего сына

Второй пожизненник удостоился воли в силу того, что его жертвами были мексиканцы, убитые на территории США.

Остальным же из года в год необоснованно отказывают.

О безнадежности положения твердили буквально все. Кроме нескольких энтузиастов, верящих, что тупиковых ситуаций не бывает. Ими и была создана общественная организация Liberation («Освобождение») для оказания помощи заключенным и их семьям, а также семьям потерпевших.

Эта первая ласточка не только для Армении, но и на всем постсоветском пространстве. Инициаторами стали моя жена и дочь. Их активно поддерживают другие пожизненники и их родные, некоторые правозащитники и люди, согласные с нашей идеей.

Сомнения в успехе высказывают многие. Мол, чем новая организация будет эффективнее десятков существующих

Но мы опираемся на международную прецедентную судебную практику, на приговор Большой палаты Европейского суда по правам человека по делу «Винтер и другие против Соединенного Королевства» от 9 июля 2013 года. Он утверждает, что лишение государством свободы без шанса обрести ее вновь несовместимо с человеческим достоинством и, следовательно, противоречит статье 3 Европейской конвенции о правах человека.

В основе нашей деятельности лежит идея не дать похоронить себя заживо, поддержать таких, как мы, и наших близких. Взять на себя полную ответственность за решение проблем, возникших вследствие преступления. И получить гарантированную возможность выхода из тюрьмы с дальнейшим достойным существованием вне ее стен.

Мы знаем, что далеко не все осужденные являются моральными уродами в арестантской робе, не подходящей им по размеру. Многие способны осознать, что за решеткой оказались не по злой прихоти служителей закона. А потому, что использовали свободу во вред другим, и отныне их дальнейшая судьба зависит от умения не злоупотреблять своими правами в будущем.

Однако знание собственных прав автоматически не порождает умения пользоваться ими. Этому нужно учить, объяснять, показывать. Утраченную когдато свободу теперь придется зарабатывать в поте лица.

Мы намерены обратиться за поддержкой к президенту и премьер-министру, к государственным,  международным и местным общественным правозащитным организациям, к благотворительным фондам и к частным лицам, неравнодушным к человеческим проблемам. И уверены, что совместными усилиями можно добиться гораздо больше, чем голодовками, вскрыванием вен и другими протестными акциями.

Предыдущие письма:

Первое письмо: воля, неволя и все, кто в доле 

Второе письмо: там, где сон предпочтительнее реальности

Третье письмо: будущее прекрасно, когда оно есть 

Четвертое письмо: последнее предупреждение  

Пятое письмо: человек всегда на распутье

Шестое письмо: горечь сладкой мечты

Седьмое письмо: Свобода – и скомканная жизнь

Восьмое письмо: опасное соседство

Девятое письмо: «Труба ада»

Десятое письмо: «В чем была моя ошибка?»

Одиннадцатое письмо: «Жертвы и палачи»

Двенадцатое письмо: «Воспоминания все еще кровоточат»

Тринадцатое письмо: «Дефицит позитивных впечатлений»

Четырнадцатое письмо: «Один на один с системой: ребенок под молотком правосудия»

Пятнадцатое письмо: «Когда нет надежды»

Шестнадцатое письмо: «Девятый круг»

Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам.

Читайте также