В Минске обоим сделали одну из самых сложных операций в современной медицине - пересадку сердца " />

Новое сердце: две истории о жителях Грузии, пути которых сошлись в Беларуси

В Минске обоим сделали одну из самых сложных операций в современной медицине - пересадку сердца

Материал Еврорадио 

Не говорите детям

Георгий Талахадзе, будущий оперный певец, поет даже в больничной палате. Соседи в восторге

Гиорги Талахадзе, 19 лет, с новым сердцем живет два года:

“Я не знал, что нужна пересадка, родители скрывали. До последнего думал, что просто будет какая-то операция, и все. Мне повезло: донор нашелся уже через 18 дней после приезда. Не знаю, прошло бы все так спокойно, будь я в курсе этой ситуации.

Учусь я в Тбилисской консерватории по классу классического вокала и фортепиано. Пою громко. Сердце не болит. По вечерам еще по шесть часов в ресторанах выступаю. Мечтаю работать в оперном театре.

Собираюсь жениться — по возвращении из Минска попрошу руки у своей девушки. Уже и кольцо купил.

Знаю, что в трансплантации сердца нуждаются около 60 человек из Грузии. Семеро уже вернулись из Беларуси домой с новым сердцем. Среди них — 14-летняя Кети

Детям нельзя говорить, что у них серьезные проблемы со здоровьем, и что им пересадят чужое сердце. Это их сильно травмирует. Жаль, что Кети об этом сказали, она сильно переживала. Тогда мы с Гиорги и еще одним парнем пришли к ней, задрали футболки, показали шрамы на груди и сказали: «Мы такие же, как ты, но мы бегаем, ездим на велосипедах, плаваем, живем, как обычные люди». И это помогло”.

Гарантия на сердце

Гиорги Саркисов, 34 года, с новым сердцем живет четыре года:

“У меня была девушка, она работала в грузинском парламенте. Это она начала собирать деньги мне на операцию. В парламенте строгий дресс-код, а она ходила в майке с моим портретом и надписью: «Ему нужны деньги». Ее ругали, но она все равно так ходила.  Ей удалось собрать 65 тысяч долларов, государство дало еще 70 тысяч.

Я был против того, чтобы мне собирали деньги на операцию. Но все говорили, что это не стыдно.

Я был в депрессии, месяц не вставал с постели. Потом пришел мой священник, отец Серафим. Поговорил, положил мне в руку сто долларов и пообещал назавтра приехать и исповедовать меня. Мол, готовься к операции. Через два часа я встал, пошел в ванную, побрился и перестал думать, о том, что со мной будет.

Когда я приехал в Минск, сердце работало на семь процентов. Донор нашелся на второй день — им стал байкер, который разбился на мотоцикле в свой день рождения.

Ему было 38 лет. Предлагали показать фото, я отказался.

После операции вернулся домой, смотрел на себя со стороны, и мне казалось, что это не я. У меня изменился характер — друзья говорят то же самое.

Я помогаю грузинам, которым нужна пересадка. В каждой клинике есть мой номер телефона, врачи дают его всем, кто нуждается в трансплантации. Я помогаю отправить анализы в Минск, помогаю общаться с врачами. Делаю это бесплатно. Как я могу брать деньги, ведь мне самому так помогли люди?

У меня в Грузии есть дом. Собираюсь его продать, чтобы купить жилье в Минске.

Хочу получить вид на жительство в Беларуси и бесплатно сделать следующую пересадку.  Я не знаю, когда она понадобится, гарантия на сердце — до 25 лет».

 

Facebook Comments

Читайте также