Политика грузинских властей недвусмысленна: главное - не разозлить Россию" />

Мудрость глупости, или встреча с прошлым

Политика грузинских властей недвусмысленна: главное - не разозлить Россию

Прошлое

В конце 1980-х годов в период расцвета национального движения в ответ на эмоциональные выступления молодых неформалов (так тогда называли гражданских активистов) от номенклатуры ЦК и творческой интеллигенции часто слышалась фраза: «Проявим мудрость».

Эта мудрость в реальности состояла в том, чтобы не разозлить Кремль излишним радикализмом. Партийная элита предлагала неформалам проявить конструктивный подход к сотрудничеству, поскольку этим путем якобы можно было достичь большего в решении различных вопросов. Они говорили, что лозунги неформалов типа «Долой Российскую Империю!» раздражают русских, и им, то есть грузинской партийной элите тяжело пробивать в Москве необходимые Грузии решения.

Сегодня это видится несерьезным и вызывает улыбку, хотя в то время все было в диковинку, и вся советская номенклатура от одних только митингов хваталась за сердце, не говоря уже о лозунгах, которые на них звучали.

Эта тенденция продлилась в 1990-х годах после военного переворота. Острая критика России стала неприемлемой даже с парламентской трибуны.

Помню, как Джаба Иоселиани, откровенно злясь, высказывался — мол, мы ведем переговоры с Россией, обещаем дачи на побережье, а в это время оппозиционеры выскакивают, браня Россию, и портят нам все дело. По мнению той власти и ее сторонников, поражение в Абхазии и экономические тяготы были следствием того, что мы в свое время не проявили мудрость и вместо того, чтобы умаслить Россию и что-то себе выгадать, схлестнулись с такой махиной и стали враждовать.

Беспочвенность подобной «мудрости» нам сама жизнь показала. Практика наглядно продемонстрировала конструктивные, дружеские,  верноподданнические жесты в отношении России не имеют никакого смысла. Это никак не отражается на агрессивном отношении Кремля к Грузии. Единственное средство против российской агрессии – четкий и бесповоротный курс на интеграцию в НАТО. Правда, чересчур агрессивная риторика времен Саакашвили в адрес России вызывала нарекания, но только по форме выражения и ее эмоциональному уровню, а не потому, что та власть Грузии не проявляла «мудрость»»по трактовке старой номенклатуры. По правде говоря, не думал, что эта старая «мудрость» когда-нибудь снова станет актуальной для Грузии, но, видимо, никогда не стоит говорить «никогда».

Настоящее

Арест в Украине грузинского военного, бывшего офицера войск спецназначения Гиоргия Церцвадзе вызвал в Грузии широкий резонанс. [Вчера, 26 января, суд Украины освободил Церцвадзе из заключения — JAMnews].

Хотя Церцвадзе был арестован по требованию России не грузинскими, а украинскими правоохранителями, это не отменяет серьезных претензий к грузинским властям по данному вопросу. Оказывается, грузинская сторона сотрудничала с российскими спецслужбами и передала им по линии Интерпола персональные данные Церцвадзе. После этого грузинские правоохранители не стали обременять себя проблемой: пропустили разыскиваемого по линии Интерпола офицера, не предупредив его об этом.

О перипетиях этого дела много был сказано и написано, поэтому продолжать не буду. Просто обращаю внимание на явную тенденцию, потребовавшую такой исторический экскурс.

Само собой разумеется, случай с Гиоргием Церцвадзе можно было бы посчитать ошибкой или объяснить неквалифицированными действиями конкретного силового ведомства, если бы не целая цепь фактов, которая ставит это дело в один ряд с другими и одновременно демонстрирует тенденцию политики грузинских властей. Приведу несколько.

  1. Никто из министерства обороны не посетил министериал, организованный в конце года НАТО, на котором рассматривались важнейшие для Грузии вопросы. Объяснили тем, что в министериале участвовали только члены НАТО, а грузинская делегация не была приглашена. Хотя тот, кто понимает политическую азбуку, должен знать, что, когда дело касается интересов твоей страны, то ты элементарно обязан использовать неофициальные каналы и формат двусторонних встреч.
  2. Несколько дней назад министерство энергетики согласилось с условиями «Газпрома» по монетизации грузинской части транскавказского газопровода. И это тогда, когда в прошлом году на аналогичное предложение оно же ответило отказом. И сейчас изменения условий транзита  целиком и полностью зависит от политической воли грузинских властей.
  3. В правительстве Грузии начались разговоры о продаже 25 процентов акций Грузинских железных дорог. О продаже акций говорят те, кто раньше, при власти Саакашвили, противились этой идее. Тогда говорилось, что в покупке заинтересована Россия, и при появлении акций на Лондонской бирже их с большой долей вероятности купит именно Россия. Сегодня о русских и о том, что они купят акции стратегического объекта Грузии, никто не говорит.
  4. Большинство парламента Грузии отказалось принять заявление, обвиняющее российскую армию в бомбардировке мирного населения Сирии.
  5. Представители «Грузинской мечты» в конституционной комиссии не соглашаются с предложением внести в Конституцию запись об устремлениях страны к евроатлантической интеграции.

Этот список можно продолжить, хотя, думаю, что и перечисленного достаточно.

Можно считать установленным фактом то, что власти Грузии всячески стараются не сделать ничего такого, что может вызвать недовольство страны-оккупанта, действующей против интересов Грузии.

Критические замечания в адрес российской политики не только от представителей грузинской власти, но и от активистов из числе ее сторонников не обнаружить ни при каких обстоятельствах. То есть, говоря языком 1980-90-х годов, ясно, что власти стараются «проявить мудрость» и «не вызвать раздражения России».

Случай Гиоргия Церцвадзе как нельзя лучше вписывается в этот ряд.

Будущая перспектива

Естественно, слышится вопрос — что именно демонстрирует такое отношение? (Что, повторю еще раз, можно принимать как факт).

«Национальное движение» с первого дня появления в политике Бидзины Иванишвили назвало его марионеткой Кремля, проводником российских интересов в Грузии. Для них случай с Церцвадзе стал еще одним проявлением предательской политики Иванишвили и его команды.

На мой взгляд, такое объяснение неверно. «Грузинская мечта» уже четыре года находится во власти. И если она в реальности является марионеточным режимом, то в течение этих лет уже бы состоялась грузино-российская коллаборация, и существовали бы двусторонние решения-соглашения. И уж тем более не существовало бы ни учебного центра НАТО в Грузии, ни много чего другого. А о необходимости как-то упорядочить отношения с Россией Иванишвили и члены его команды говорили и раньше. Хотя конструктивность – это одно, а марионеточность – совсем другое.

С другой стороны, именно эта конструктивность является проблемой. Этот подход очень напоминает взгляды номенклатуры 1980-х годов, фактически их повторяя. Я все ожидаю встречи с тем моментом из прошлого, когда кто-то из представителей власти произнесет сакральную фразу: «Проявим мудрость».

Мотивация подобного подхода может быть продиктована самыми благими намерениями. И кому-то действительно кажется, что сладкозвучность не только змею выманит из норы, но и северного медведя ублажит. Хотя и  дорога в ад вымощена благими намерениями – об этом тоже хорошо известно. Глядя на нашу 25-летнюю историю независимости даже камни могут возопить против такой «мудрости».

Тогда, что же это за прихоть такая в отношении к России — эта старономенклатурная конструктивность? Разве это каприз – желать, чтобы среди тех, кто принимает политические решения, кто-нибудь разбирался бы в исторических и политических закономерностях? Но политические решения в сегодняшней Грузии принимает только один человек. Все остальные -всего лишь исполнительные менеджеры, лишенные права принимать стратегические решения. Следовательно, все зависит от менталитета и квалификации этого единственного человека. Но как раз эти качества не слишком отличаются от взглядов интеллигенции и номенклатуры 1980-х годов.

Возможно, внутри самой власти и присутствует здравая мысль. И есть люди, которые догадываются, что вернувшаяся из прошлого «мудрость» не так-то уж мудра, но, как сказал классик, кто осмелится сказать льву, что он косой, даже если он даже одноглазый?

В условиях, когда решения принимаются единолично, и во власти нет никаких автономных организационно-политических субъектов, здравая идея конкретного чиновника останется его личным мнением.

С таким «реликтовым» подходом страна далеко не пойдет. Это яснее ясного. И, наверное, случаи, такие как с Церцвадзе, еще будут, и не раз, пока в корне не изменится сегодняшний стиль управления страной, что очень сложно представить в условиях нынешней власти.


Читайте также