В этом случае он может стать лидером перемен" />

Малому бизнесу в Абхазии нужны не деньги, а реформы

В этом случае он может стать лидером перемен

Российская продукция как конкурент и неудачное законодательство 

Дауру Гунба 52 года. По образованию он историк. Десять лет  назад он решил открыть свое дело. Начал с изготовления футболок с изображениями абхазской символики. Но потом переключился на гончарное дело и производство нужных в хозяйстве вещей из дерева и стекла. Также занимается понемногу и издательским делом.

Всему этому Даур учился сам.

В мастерской «Артель». Фото: Дмитрий Статейнов, JAMnews

Сейчас в его студии «Артель» работают восемь человек. Маленькое предприятие располагается на одном из этажей бывшего советского военного завода «Сухумприбор». Больше половины этого здания сегодня занимает вещевой рынок.

• Абхазия запретила экспорт непереработанной рыбы в попытке помочь выжить местному бизнесу

• Россия стала главным рынком сбыта грузинского фундука — вместо Европы

«Лет десять назад я подумал: а почему мы ввозим продукцию с абхазской символикой из Турции и России, когда можем делать ее сами. Сначала купил трафаретный станок для обычной печати, затем — станок для печати на выпуклых поверхностях. Делал маркировку на футболках, зажигалках, брелках, мелких сувенирах», — рассказывает Гумба.

Через пять лет Даур решил расширить дело и открыл гончарный цех, который выпускает теперь винные кувшины, тарелки, стаканы, сувениры и многое другое. Даур за глиной ездит на своей Тойоте в села Яштуха и Отхара, а также в Ткуарчал, тамошняя глина больше всего подходит для гончарного дела.

По словам Даура, самый простой способ добычи глины — это кирка с лопатой:

«Наполнил мешок, положил на плечо и потащил в машину».

Есть два варианта, как делать изделия. Если нужно быстро и тонкостенно — то с использованием готовых форм. А ручная работа делается долго, но и результат соответствующий.

В «Артели» в работе с глиной используется 3D-принтер и лазер для резки и гравировки.

В гончарном цехе работает Сабина Ахиба. Ей 22 года. По образованию она графический дизайнер, в«Артель» пришла два года назад.

Сейчас за один рабочий день Сабина может уже сделать 30 тарелок.

Сабина Ахиба. Фото: Дмитрий Статейнов, JAMnews

По словам Даура, продукция его предприятия занимает на рынке Абхазии всего три-пять процентов, хотя ресурсы позволяют производить в 10-12 раз больше. Причина — конкурирующая российская продукция и законодательство, которое не защищает местных производителей.

«Если я напечатаю футболки с российской символикой и повезу их в Россию — меня там обложат таким налогом, что я больше не захочу их туда везти. Футболка станет золотой. Российские власти защищают своего производителя. У нас такого, к сожалению, нет», — говорит Даур.

Он считает, что абхазские власти должны ввести налог на ввозимый из России товар с абхазской символикой. Тем более, по его словам, ввозимая «абхазская продукция» очень часто является «бракованной».

«Раньше наша керамика продавалась в Гагре. Потом начались поставки из Украины. И, например, на кружке нарисован кто-то с чубом и в украинских шароварах — и написано «Абхазия».

И это еще полбеды. Качество плохое — керамика, например, ткань тоже плохого качества, грамматические ошибки в названиях. Вместо «Абхазия» могут написать «АбАзия», цвета флага могут быть тоже другими», — рассказывает Даур.

Он считает, что малые предприятия могут стать своеобразным фундаментом для развития экономики Абхазии. Но для этого должны быть созданы условия для предпринимателей.

«Китай с этого начинал, и Сингапур. С производства в сараях и подвалах. Откуда взяться экономике, если мы не создаем рабочие места? Вот у меня стоит человек и он режет дерево. Он занят делом, у нет него времени ходить на митинги. Вот тебе деньги и спокойствие в политике», — говорит он.

«Нужен потребитель с деньгами»

Единственный в Абхазии бизнес по производству лодок и небольших яхт принадлежит Леониду Черкезия.

Хотя он родился вдали от моря, в городке Ткуарчал, Леонид с детства мечтал строить лодки.

фото: Кирилл Базилевский, JAMnews

Несколько лет назад вместе с товарищем собрал первую лодку «Бриз-24». Следующей была лодка «Чижик». В 2015 году к проекту присоединились еще трое.

Небольшое предприятие выпустило уже несколько вариантов лодок — «Пеллу», «Бут-Тузик», «Forest Stream», «Эгоист», «Пеликан». Последние две модели Черкезия разработал сам на базе уже имеющихся проектов, но с применением других технологий.

«Мы также отремонтировали много старых лодок. Делали еще детали для автоприцепов. И сам прицеп тоже сделали, но это не наш профиль. Интересная была разработка дома-шара по нашей технологии», — рассказывает один из участников проекта Кирилл Базилевский.

Бизнесмены решили также создать в Сухуме современную детскую парусную школу. Уже купили несколько подержанных лодок, которые сейчас приводят в порядок.

«Есть сложности организационные и юридические, но можно с уверенностью сказать, что парусная школа в Сухуме будет», — утверждает Кирилл Базилевский.

Что касается производства лодок как бизнеса, то здесь главная проблема — высокая себестоимость продукции, поскольку практически все материалы (смолы, стеклоткань, фанера) завозятся из России, плюс транспортные расходы.

Другая проблема — невысокая покупательная способность населения.

«Не каждый желающий может позволить себе лодку за тысячу долларов. И в Абхазии нет стоянок для яхт. Без них развивать яхтинг сложно. Мы сами столкнулись с этим, когда один сезон пробовали заниматься экскурсиями по морю на нашей шестиметровой яхте «Алас», — рассказывает Базилевский.

По его словам, в Абхазии малый бизнес самостоятельно не может стать локомотивом экономики — нужны системные реформы и внешние инвестиции.

«Чтобы малый бизнес развивался, необходим потребитель с деньгами. Нужна полная модернизация инфраструктуры, в первую очередь, туристической. Нужно продлить курортный сезон хотя бы до восьми месяцев. Нужно строить современные небольшие отели, начинать сельскохозяйственные проекты.

Без всего этого не будет ни поступлений в бюджет, ни рабочих мест, ни повышения покупательной способности населения», — уверен Базилевский.

фото: Дмитрий Статейнов, JAMnews

 Самое важное — это официальная поддержка

Абхазия может производить качественную и экологически чистую продукцию, опираясь на малые предприятия, считает местный предприниматель Анна Калягина.

«Абхазия ориентируется на туризм — так ей тем более надо взять курс на развитие малых и средних предприятий. И это отличный выход для многих живущих в деревне — создавать небольшие фермы», — считает Калягина.

По ее мнению, продукция таких предприятий ценится и в России, и в Европе, и при правильном подходе она будет пользоваться спросом:

«Самое важное в этом деле — официальная поддержка. Упрощенные налоги, помощь с реализацией продукции, создание реальной службы сертификации. Также «дешевые» кредиты для покупки техники. Надеюсь, что обо всем этом задумаются, и будут разработаны программы в поддержку местного бизнеса».

Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также