Если есть убитые – значит, есть и убийцы. Писатель Рута Ванагайте назвала их по именам" />

Литовцы, которые убивали евреев. Книга про Холокост потрясла Литву

Если есть убитые – значит, есть и убийцы. Писатель Рута Ванагайте назвала их по именам

Гора Крестов – место паломничества в Литве. Расположена в 12 километрах от города Шяуляй. Несмотря на внешнее сходство, Гора Крестов не является кладбищем. По народному поверью, тому, кто оставит на Горе Крестов крест, будет способствовать удача. Предположительно, здесь одновременно находятся не менее 50 тысяч крестов

Литовский писатель Рута Ванагайте выпустила книгу под названием «Наши» — о той роли, которую сыграли литовцы в уничтожении еврейского населения Литвы в годы Второй мировой войны.

Книга мгновенно стала бестселлером. Но автор превратилась для многих во врага, дискредитирующего свою родину.

Теперь Рута Ванагайте живет в постоянном напряжении из-за поступающих в ее адрес угроз. От нее отвернулись даже старые друзья.

О том, как возникла идея книги «Наши», и не жалеет ли она, что написала ее, Рута Ванагайте рассказала в интервью российской «Новой газете». Выдержки из интервью.

— В школе говорят: «Гитлеровцы убили 200 тысяч литовских евреев», запятая, «некоторые выродки им поспособствовали», запятая, «но (!) многие литовцы евреев спасали» — и это все. Это за 45 минут преподается. Когда я училась — вместо «евреев» говорили: «советских граждан»… И мы продолжаем советскую традицию — в независимой Литве! — не знать правды и отказываться от нее.

— Когда советские войска оккупировали Литву., их было 150 тысяч солдат. Когда пришли немцы, Красная армия стала уходить на восток, и вся немецкая армия пошла за ней. А в Литве остались только шестьсот немцев. Шестьсот!

За три месяца были убиты 200 тысяч человек! 20 тысяч литовцев работали на немцев. Немцы даже не присутствовали на многих расстрелах. Но легче сваливать все на немцев.

— Я не представляю, как можно стрелять в голову другого человека. И все-таки я пыталась их понять: вот он сначала охраняет просто забор, потом синагогу, где евреев собрали, потом конвоирует их… а потом — он уже стоит у ямы, и ему дают ружье… И вот он стреляет. В их сознании это был уже не человек. Это или номер, или клоп… Ведь и антисемитизм был, и пропаганда была. Человек слаб. Он приспосабливается. У него основной инстинкт — выжить.

— Вот знаменитый режиссер Някрошюс, он мой самый близкий друг. Был. А сейчас уже не друг — из-за этой книги. Это было тяжело. Мы вместе учились, много прошли, дружили 40 лет. Но когда я сказала, что пишу эту книгу, он закричал: ты родину предаешь! И все. Мы прекратили отношения.

Я боялась, что на меня подадут в суд — я ведь называю в книге фамилии убийц.

— Но никто не подал. Я боялась физической расправы: приезжала домой на машине и фарами просвечивала лес, чтоб посмотреть — мало ли что… Я знала, что я себе жизнь испорчу этой книгой. Ну и что!

— Но были и другие. Вообще незнакомые. Подходили на улице. Благодарили. Говорили, что плакали, когда читали. Что ссорились со своими родителями. Те говорили, что я проплачена Путиным, а евреи получили то, что им нужно. А эти возмущались: «Как это — то, что нужно? Как можно людей убивать?» Литва действительно разделилась.

— 23 сентября в Литве — День геноцида евреев. И всегда политики едут в одно место — в Понары. Венок положили, что-то сказали, уехали. И все. Каждый год одно и то же.

А таких мест — 227. Многие из них даже найти трудно.  

— И в прошлом году я предложила через Фейсбук, чтобы люди поехали и нашли эти места рядом с собой, положили там камушек, зажгли свечку. За 20–30 минут каждый литовец может до такого места доехать.

— Отозвались люди из семи мест. Уже какое-то начало.

Рута Ванагайте на месте одного из захоронений. Здесь лежат 1767 человек, из них 551 ребенок. По периметру ямы — камни. Фото автора/Новая газета

Читайте также