Общественное мнение" />

Кто важнее в абхазской церкви?

Общественное мнение

Кто за кого?

Среди многочисленных внутриполитических противоречий происходящий в абхазской церкви конфликт стоит особняком. Он вовсе не проекция всей общественно-политической ситуации в Абхазии, где все уже давно, как в черно-белом телевизоре, жестко поделено на своих и чужих.

Единой позиции нет, что во власти, что в стане оппозиции, относительно того кого поддержать: свободолюбивую до строптивости Митрополию во главе с архимандритом Дорофеем — или всемерно поддерживаемого Русской православной церковью (читай Кремлем) отца Виссариона.

Кремлевский фактор безусловно дает о себе знать.

И это воскресное утро в Новоафонском монастыре только казалось будничным. В полдень должно было начать свою работу второе церковно-народное собрание бунтарской Священной митрополии Абхазии.

Однако особой суеты, как-то отличающей это воскресенье от других воскресных дней, не наблюдалось. Единственное исключение – на входе в саму обитель расставленные в два ряда столы, за которыми молодые девушки в косынках со школярской аккуратностью заполняли анкеты прибывающих на форум делегатов.

За полтора часа до начало мероприятия народу во дворе монастыря было не густо.
Входящий в Совет митрополии от мирян художник Темур Дзидзария успокаивает:

— Все нормально, по-абхазски собираются. Основная масса придет впритык либо немного опоздает.

История вопроса 

 

Ровно пять лет назад, когда Священная митрополия проводила свое первое собрание, Рауль Хаджимба, тогда еще лидер оппозиции, был одним из главных политических сторонников отца Дорофея, даже выступал с пламенной речью перед священнослужителями и мирянами.

Но нынче у него статус совсем иной – президент Абхазии. И априори он здесь быть не может. Даже молчаливым намеком поддержать Метрополию Хаджимба не в состоянии.

Москва — в лице Российской православной церкви – положила глаз на Новоафонский монастырь и ей сильно не нравится отец Дорофей. И поэтому в этом вопросе ее раздражает нейтральная линия поведения государевых мужей. И настолько раздражает, что как говорят в кулуарах власти, кремлевские политики все более акцентировано начинают увязывать дальнейшую финансовую помощь Абхазии с решением церковного конфликта.

Решить по-московски – это значит выставить Дорофея и остальную взбунтовавшуюся братью из монастыря. Если не получится увещеванием, то силой.

Пару месяцев назад Хаджимба, казалось, уже был готов пойти на крайние меры. Но к нему пришла сразу группа депутатов парламента первого созыва, и главную скрипку там играли Станислав и Олег Лакоба, активно поддерживающие курс на независимость абхазской церкви.

Пыл президента они несколько охладили. Силовой вариант был отменен – или скорее, отложен до лучших времен. Но через свою пресс-службу президент Хаджимба все же выразил свое отношение к собранию Священной Метрополии: «Проведение собрания граждан в Новоафонском монастыре может негативно сказаться на перспективах преодоления внутрицерковного раскола … и войти в противоречие с интересами всей православной общины Абхазии». 

Политиков, изъявивших принять участие в форуме, несмотря на широту представленного спектра, не так уж и много, намного меньше, чем в предыдущий раз.

От властных кругов в Новый Афон приехали поддержать Священную митрополию два ближайших соратника президента — депутаты парламента Аслан Кобахиа и Ахра Бжаниа, а также помощник президента Дамей Квициния и глава миграционной службы Алексей Аджинджал.

Представительство на политическом уровне объединенной оппозиции было еще более скромным – только лишь руководитель организации «Женщины в политике» Ирина Агрба и лидер «Кяраза» Дмитрий Дбара.

Нейтральная сторона – те, кто не присоединились ни к одному лагерю – были представлены активистом партии «Айнар» Алмасом Джапуа и бывшим министром внутренних дел Раулем Лолуа.

Афонцы имеют свое мнение

 

Зато на церковный сход пришли практически все жители Нового Афона, в том числе глава местной администрации. Они – это, пожалуй, главный оплот Священной Метрополии. На мнение этих людей не влияет политическая конъюнктура.

«Мы пытались несколько раз уладить конфликт. Усаживали за один стол Дорофея и Виссариона. Однако ничего не получилось. Отец Виссарион требует полного раскаяния и поездки в Москву, а там, мол, они будут решать. Дорофея такой сценарий, естественно, не устраивает, так как не считает себя клириком Русской православной церкви. Кроме того, речь-то идет не о его персональной судьбе, а об абхазской автокефалии», — говорит заместитель директора Новоафонской пещеры Мирон Чалмаз.

К полудню именно афонцы составили костяк присутствующих на церковном собрании мирян.

Что делать

 

 

Отец Дорофей считает, что абхазская церковная проблема должна решиться через «поэтапное воссоздание института автокефальной Поместной Православной церкви на территории современной Республики Абхазия, которая будет находиться в каноническом общении с 14 общепризнанными Поместными Православными церквями».

«Делегация Грузинской православной церкви во главе с католикосом-патриархом Илией, носящим титул в том числе митрополита Пицунды и Сухумо-Абхазского, не имеет права представлять православную паству Абхазии», — заявил отец Дорофей, выступая на собрании.

Он призвал присутствующих обратиться к председателю Святого и Великого Всеправославного собора, который пройдет в июне этого года на острове Крит, в Греции.

Что не делать

Манифест главы Священной Митрополии описывает и те подводные камни, столкновения с которыми на пути к поставленной цели необходимо избежать.

• Во-первых, нельзя пытаться создавать «собственной национальной Церкви», так как православное учение не знает национальных и абсолютно независимых Церквей. Для православных существует только Единая соборная (Кафолическая) и Апостольская Церковь.

• Во-вторых, следует избегать самообмана: необходимо четко осознавать, что согласно церковно-правовым нормам, образование нового полноценного церковного института в Абхазии возможно только при участии всего православного сообщества во главе с Вселенским Патриархом.

• И в-третьих, быть готовым к длительной и трудной борьбе. «В мае 1917 года, после распада Российской империи и абхазское, и грузинское духовенство имели почти одинаковую стартовую площадку. Но грузинское духовенство пошло по более тяжелому пути. Их отлучили от Церкви, саму Церковь считали раскольнической до 1943 года, и окончательное признание Грузинская православная церковь получила лишь в 1990 году. Однако сегодня Грузинская православная церковь является полноправным членом православного сообщества, и будет принимать участие в Святом и Великом Всеправославном соборе. Абхазское же духовенство, полагаясь на обещания Святейшего Синода Всероссийской церкви, пошло по другому пути, который привел в конечном итоге к насильственному включению абхазской паствы в состав Грузинской православной церкви».

Несколько лет назад между Священной Метрополией и Вселенским патриархом Варфоломеем началось обсуждение абхазского вопроса. Как утверждают новоафонские монахи, патриарх выставил определенные условия, только при соблюдении которых процесс решения вопроса сдвинется с мертвой точки. Как говорит секретарь Священной Митрополии Абхазии Герман Маршания:

• Первое – необходимо выслушать мнение народа о желании или нежелании оставаться в составе Грузинской православной церкви.

• Второе – выслушать мнение духовенства на территории Абхазии по этому вопросу.

• И третье – необходимо официальное обращение главы государства для начала восстановления института церкви, для легитимации этой деятельности со стороны Вселенской патриархии.

Пока условия соблюдены на две трети — собрано более 70 тысяч подписей за воссоздание автокефалии Абхазской православной церкви, а в мае 2014 года в кабинете президента Абхазии все духовенство, независимо от того, к какой организации оно принадлежит, подписало обращение к Собранию глав Поместных церквей с просьбой о восстановлении института Абхазской православной церкви.

Третье условие – официальное обращение президента Абхазии, несмотря на то, что временный консенсус между священнослужителями был достигнут именно в кабинете тогдашнего руководителя Абхазии Александра Анкваба, пока не выполнено. Президент не решился его подписать.

Не сделал этого и досрочно сменивший его на этом посту Рауль Хаджимба в ситуации, когда внутрицерковный худой мир вновь сменился большой ссорой.

Конфликтующие стороны выглядят неравновесно.

Отца Виссариона активно поддерживает Кремль, патриарх Кирилл, добрая дюжина не самых последних абхазских политиков, а также примкнувший к ним президент Хаджимба (хотя на фоне остальных он выглядит относительно пассивно).

Его оппонента, отца Дорофея, поддерживают жители Нового Афона и несколько политиков, имеющих имя, но не столь необходимые в наше время ресурсы.

Поэтому итог противоборства выглядит совсем не очевидным.

Реалии современной Абхазии таковы, что ни один серьезный внутриабхазский конфликт априори не имеет своего разрешения, в отсутствие общественного консенсуса. Можно конечно выгнать монахов из монастыря, тем более, их там немного, и поставить в этой истории, как кому-то со стороны кажется, жирную точку.

Однако, даже президент понимает, что силовым способом проблему не решить. Придется договариваться.

 

 

 

 

Мнения, высказанные в статье, передают терминологию и взгляды авторa и не обязательно отражают позицию редакции.

Опубликовано: 18.05.2016


Читайте также