Армянское село, где живут беженцы из Азербайджана, становится моделью развития для других общин страны" />

Калаван — искусство жить

Армянское село, где живут беженцы из Азербайджана, становится моделью развития для других общин страны

Калаван — небольшое село в регионе Гегаркуник в Армении, которое раньше называлось Амирхер, и где компактно проживали азербайджанцы. С началом карабахского конфликта жители села обменялись своими домами с армянами из Азербайджана. Известность Калаван приобрел в последние годы благодаря его жителю Роберту Гукасяну. Разработанная им и его единомышленниками десятилетняя программа развития села включает различные компоненты — от органического сельского хозяйства до археологического туризма. Но главное, что предлагает туристам и местным жителям Роберт, — научиться в Калаване искусству наслаждаться жизнью.

Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян
Село Калаван, Армения, 2017. Фотограф - Гаянэ Мирзоян

Первое, что узнаешь о Калаване, приехав сюда, — плохие дороги. Добираться в деревню нужно на внедорожнике. С Робертом Гукасяном, основавшим научно-образовательный фонд Time Land, начать разговор можно было бы именно с этого. Однако сам он не видит в этом проблему, скорее, наоборот.

“Дело в том, что мы часто фокусируемся на том, чего нет. У нас плохие дороги, нет магазинов, и т.д. Тогда мы решили: либо надо превратить наши недостатки в преимущество, либо не обращать внимания на негативные стороны”, — говорит он. Так, плохие дороги стали частью романтики приключенческого туризма, а отсутствие привычных удобств — возможностью слиться с первозданной красотой природы. Впрочем, экология — не единственное богатство села, находящегося на высоте 1600 метров над уровнем моря. Стоянки и памятники каменного века, пещеры и другие археологические достопримечательности делают это место привлекательным как для профессионалов, так и для любителей раскопок.

Археология — давняя страсть Роберта. Он освоил ее, так же как и зоологию, практически занимаясь самообразованием, участвовал во многих международных археологических экспедициях. Однако чувство, что он может сделать что-то полезное для развития своего села, не покидало его. В 2013 году Роберт с друзьями основал фонд Time Land, и уже три года спустя его усилия дали первые плоды. В 2016 году село посетили 2500 туристов, многие из которых приезжали с собственными палатками. География гостей невероятно разнообразна — от Чили до Израиля. Между тем, по словам Гукасяна, организация до сих пор не прилагала особых усилий по привлечению туристов.

В сентябре 2016 года Роберт в качестве одного из основных докладчиков представил проект развития Калавана на международном саммите по приключенческому туризму, который проходил на Аляске. В нем принимали участие порядка 800 делегаций из 80 стран. Чтобы отправиться в далекое путешествие, семье пришлось продать домашнюю скотину. Однако участие в этом форуме позволило Роберту получить новый опыт и завязать новые контакты.

Калаван, по задумке Роберта, может производить экологически чистую сельскохозяйственную продукцию, а также развивать различные туристические направления — такие, как приключенческий туризм, экотуризм, а также археологические туры. В Калаване есть все возможности для изучения животного и растительного мира Армении. Здесь также можно попробовать пожить жизнью древнего человека — высечь огонь в пещере, построить хижину так же, как наши предки строили жилища в этих местах.

Однако для того, чтобы двигаться дальше, необходимо помочь сельчанам обустроить у себя гостевые дома. Для этого фонд взял паузу, туристов тут ждут уже в 2018 году.

“Люди должны поспевать за развитием общины. У нас пока этого не произошло. Сегодня мы можем разместить в девяти гостевых домах всего семнадцать человек, а спрос составляет шестьдесят”, — признается Роберт.

Конкурентные преимущества стали искать и среди сельчан. Ведь человеческие ресурсы — это не только опыт работы и образование, но и, например, некие скрытые таланты, считает Роберт.

“Бывает, что человеку кажется — если он не учился в университете, то и полезен быть не может. Сначала мы доказали им самим — то, что они знают — очень важно. А потом стали искать в каждом из них уникальные знания. Например, кто-то знает все виды растений, произрастающие в местных лесах, кто-то распознает виды птиц по их пению и т.д.”, — поясняет Роберт.

У Самвела Есаянца талант вполне проявленный. На старом колоритном УАЗе он возит туристов по калаванскому бездорожью. Говорит, несмотря на то, что, кроме русского, никакими другими иностранными языками не владеет, общий язык с туристами найти удается всегда.

“Я изучал английский в школе, но если честно, не говорю на нем. Но с туристами кое-как объясняемся. Их у нас сейчас много, и каждый из сельчан хочет построить у себя гостевые дома”, — признается Самвел.

Жена Роберта, Астхик, занимается обустройством лесной кухни. Такая идея возникла после того, как выяснилось, что местные женщины очень хорошо разбираются в лесных растениях, ягодах и фруктах. На основе даров леса здесь готовят около 120 блюд, каждое из которых имеет свою уникальную историю.

“Мы изучили старинные рецепты, поговорили с бабушками о забытых растениях, которые раньше употребляли в пищу. Это очень важно не только с точки зрения здорового питания, но и сохранения древних рецептов”, — говорит Астхик Гукасян. Лесная кухня — это дополнительные рабочие места для поваров, официантов и собирателей трав.

Село Калаван в недавнем прошлом было азербайджанским и называлось Амирхер. Мусульмане в этих местах стали селиться с начала 19 века. В советские годы население села достигло 700 человек. В конце 1980-х с началом конфликта в Нагорном Карабахе азербайджанцы обменялись своими домами с беженцами из Шамхора (Шамкира), Кировабада (Гянджи), Сумгаита, села Барсум и др. Сегодня население Калавана составляет 113 человек (26 семей), большинство из которых беженцы. Где-то восемь семей переехали сюда в последние годы.

Семья Роберта — беженцы из Сумгаита. Его родители переехали туда в поисках работы из села Чартар Мартунинского района Нагорного Карабаха. Со временем удалось наладить жизнь, здесь же родился и Роберт. Через несколько лет ожиданий Гукасяны получили собственную квартиру, в которой семья успела пожить всего два месяца.

Во время Сумгаитского погрома Роберту было восемь лет. Среди обрывочных воспоминаний детства — первая школа, уничтожение армянского кладбища, а также соседка-азербайджанка, которая, рискуя жизнью, прятала у себя армянскую семью.

“Ненависти к азербайджанцам у меня нет, все мы люди, вопрос здесь, конечно, политический. Нас спасли соседи-азербайджанцы. Мне кажется, что при других условиях мы были бы хорошими соседями”, — считает Роберт.

Дом в Калаване был выбран практически вслепую. Да и выбирать особо не приходилось. После того, как семья временно перебралась из Сумгаита в Баку, отец Роберта обменял квартиру в Сумгаите на дом в селе, которого он никогда не видел. Главное для семьи было обрести жилье в Армении, где они чувствовали бы себя в безопасности.

Гукасяны переехали в Калаван год спустя, в 1989-м. И снова надо было привыкать к новым условиям. Два года дети села пешком ходили школу в соседнюю деревню в семи-восьми километрах от Калавана.

В условиях нехватки педагогов, школу в Калаване организовали родители. Мама Роберта, Юля Гукасян, уже 30 лет преподает географию. Высшее образование по специальности она, как и многие другие учителя, получила уже в Армении. Сегодня в этой школе учится 17 детей. Роберт гордится своей школой и считает, что свое главное образование он получил именно здесь. “Я был единственным учеником с восьмого по десятый класс, и все внимание учителей было направлено на меня”, — говорит он.

Первые успехи Калавана уже привлекают интерес окружающих. Желание помочь выразили губернатор Гегаркуника, представители различных организаций. Роберт рад всем, кроме инвесторов, которые видят в проекте лишь коммерческий интерес.

“Село отвергает любых инвесторов, которые намерены развивать здесь индивидуальный бизнес без учета интересов сельчан. Потому что это наша община, у нас есть мечта и есть десятилетний план, который предполагает равномерное развитие всего села”, — говорит Роберт.

Артур Григорян — один из тех, кого Роберт заразил своей идеей и отношением к жизни. Юрист по специальности, а в прошлом экоактивист, Артур приобрел здесь дом и прописался в селе. Он занимается органическим сельским хозяйством, а также заинтересован и в экотуризме.

“Благодаря такой модели развития сельчане не просто отрабатывают на чужом предприятии, а сами становятся бизнесменами, сами развивают свое дело”, — говорит Артур.

Историю Калавана изучают организации, занимающиеся развитием общин, пытаясь применить эту модель к другим сельским общинам Армении. По мнению же Роберта, секрет успеха прост: “Мы просто живем, наслаждаемся жизнью, и это становится заразительным”.

Проект «Неуслышанные голоса» является частью работы организации International Alert по нагорно-карабахскому конфликту. Это результат работы с журналистами из сообществ, затронутых конфликтом, и их совместных усилий рассказать о том, как конфликт влияет на повседневную жизнь людей, находящихся в состоянии «ни войны, ни мира». Этот проект дает возможность услышать голоса этих людей как в свое  обществе, так и в обществе на «другой стороне», позволяя читателю увидеть реальные лица, скрытые за образом врага.

 

Проект осуществляется благодаря помощи Европейского Союза в рамках Европейского партнерства с целью мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха (EPNK).

 

Материалы, выставленные на этой странице, подготовлены под ответственностью журналистов и не обязательно отражают точку зрения организации International Alert и доноров. Все журналисты, участвующие в проекте, придерживаются этического кодекса, который находится здесь.

 


Читайте также