Фотограф Даро Сулакаури снимает такие свадьбы, чтобы привлечь внимание к проблеме ранних браков  " />

Как в Грузии выдают замуж несовершеннолетних

Фотограф Даро Сулакаури снимает такие свадьбы, чтобы привлечь внимание к проблеме ранних браков  

Даро Сулакаури — грузинский фотограф, ей 31год. Она родилась в Тбилиси изучала фотожурналистику в Международном центре фотографии в Нью-Йорке. Публиковалась в Forbes, Mother Jones, Sunday Times, The New York Times, Saveur, The Economist, Vision, Bloomberg, Liberali и многих других изданиях.

Instagram Twitter

Эта история — о ранних браках в Грузии. Я рассказываю ее, показывая места, где происходят свадьбы, обряды, а также юных невест и членов их семей, которые допускают брак своих детей в несовершеннолетнем возрасте.

В Грузинском центре психологической и медицинской помощи жертвам насилия я случайно узнала о том, что в Грузии выдают замуж несовершеннолетних. Я была слегка шокирована, так как никогда не слышала об этом раньше. Мне захотелось исследовать это явление и рассказать о нем миру — так я решила создать фотопроект.

Я нашла семью из деревни в Кахетии, в которой готовились к свадьбе 17-летней девчонки. Я познакомилась с женихом, он пригласил меня на свадьбу и разрешил снимать. Ему было 22 года. Девочка впервые увидела своего будущего мужа в день их помолвки.

С помощью этого проекта я хотела привлечь внимание к не признанной государством проблеме ранних браков.

Грузия — страна с одним из самых высоких показателей ранних замужеств, что очень ярко проявляется среди этнических меньшинств.

Девочка выходит замуж, совершенно не понимая, что такое брак. Она покидает не только родительский дом, но и школу. И после свадьбы, скорее всего, так и не продолжит обучение.

Министерство образования Грузии сообщает, что более семи тысяч девочек в возрасте от 13 до 15 лет по всей стране не заканчивают обучение в школе.

В грузинских деревнях всего несколько подростков получают полное школьное образование и поступают в вузы.

Ранние браки противоречат правам человека и ребенка. Они увеличивают пропасть между культурным наследием и нормами современного общества.

Я хотела призвать мир к диалогу об этой проблеме. Я верю, что дискуссия — отличный инструмент, способный привести к важным изменениям.

 

 


Читайте также