Грузинское виноделие перенесло два тяжелых кризиса - развал Советского Союза и эмбарго России. Какое у него будущее?" />

Как выжило грузинское вино

Грузинское виноделие перенесло два тяжелых кризиса - развал Советского Союза и эмбарго России. Какое у него будущее?

10 w
Впервые опубликовано: 16.11.2016

Поздняя осень. В это время в Кахети обычно стоит теплая бархатная погода. Но октябрь 2016 неожиданно выдался холодным и дождливым. На сельской дороге из-за дождя целые пруды. Пожелтевшие листья еще не осыпались с деревьев, и пасмурный осенний пейзаж радует душу обилием оранжевого. Виноград уже собран и обрабатывается. На балконах висят чурчхелы и связки пока не готовых сухофруктов. До зимы еще много дел предстоит.

По информации министерства сельского хозяйства, в 2016 году в Грузии было переработано более 114 тысяч тонн винограда. Из них 113,5 тысячи тонн — в Кахети, а 513 тонн – в Рача-Лечхуми. Этот показатель уступает прошлогоднему примерно на 30 тысяч тонн.

В Кахети, в этом регионе восточной Грузии, главная статья заработка населения – виноград и вино, и поэтому каждая кисть важна. Кахетинские крестьяне жалуются, что в 2016 году часть урожая погибла – виноград одолела болезнь «милдью», она же «ложная мучнистая роса». Несмотря на все предпринятые меры, справиться с виноградной хворью не удалось. Поступившие медикаменты и химикаты оказались некачественными, говорят крестьяне, и уже размышляют о будущем сезоне – требуют от правительства качественных препаратов.

Кахети – это тот уголок Грузии, где ни на одном историческом этапе развития страны виноделие не прекращалось, поэтому болезнями лозы местных жителей не напугать.

В Грузии, древнем месте культивации лозы, виноделие — это не только одна из ведущих отраслей сельского хозяйства. В Кахети часто можно услышать, что Грузия является колыбелью мирового виноделия, что в мире всего два способа производства вина – европейский и кахетинский. Кахетинский подразумевает вызревание и хранение вина в зарытых в землю больших глиняных кувшинах – квеври.

6 w

Классический квеври в кахетинской деревне

Развитие виноделия в Грузии насчитывает несколько этапов. В истории грузинского вина одним из важнейших периодов считается 19 век. Именно тогда впервые начались «реформа» грузинского вина и сближение его с европейскими винами. Большой вклад в этот процесс внес грузинский поэт Александр Чавчавадзе, который и придал европейскую элегантность винам, изготовленным в Цинандали, его родной вотчине.

фото: www.tsinandali.com

Большинство известных сегодня наименований вин берет начало именно в 19 веке. Процесс европеизации приостановился после того, как Грузия стала частью Советского Союза. В стране «пятилеток» и «плановой экономики» было не до качества и европейского лоска.

В Советской Грузии в собственности государства находились огромные площади виноградников, тысячи гектаров земель. Были построены десятки винодельческих заводов, которые обеспечивали алкогольными напитками весь Союз – от Еревана до Владивостока.

Главной задачей виноградарства-виноделия Грузии стало выполнение составленного в центре плана. Для этого были необходимы сорта винограда повышенной урожайности, что поставило под угрозу вырождения уникальные сорта грузинских лоз.

Запертое в советские рамки грузинское виноделие окончательно отдалилось от западного мира, оторвалось от тенденций мирового рынка вина и превратилось в конвейер по розливу «алкогольной жидкости».

Люди старшего поколения помнят, что в Грузии того периода угощать гостей вином из магазина считалось постыдным. Поэтому во всех семьях имелось домашнее качественное кахетинское вино. Именно в советское время возникла проблема, которую пытаются решить современные грузинские виноделы – неумение производить в массовом порядке качественную продукцию.

Развал СССР нанес сильнейший удар по грузинским виноделам, избалованным бескрайним рынком Советского Союза. В 90-х страна, охваченная хаосом, боролась за выживание. Виноделие, не имевшее опыта независимого существования, осталось без государственных субсидий и помощи. К этому добавилось и то, что открылись границы, и люди узнали вкус французских, испанских, итальянских, аргентинских и других вин.

Перестроиться на новый лад и конкурировать с качественной продукцией грузинские виноделы тогда не могли – для этого не было ни денег, ни соответствующих знаний. И вместо этого в тот период невиданные масштабы приобрела фальсификация грузинского вина.

Большая часть грузинских вин, продававшихся на российском рынке, на самом деле никакого отношения к Кахети и близко не имела и бутилировалась в самой России.

Маленькие оазисы – предприятия, на которых изготавливалось качественное вино в небольших количествах, появились в Кахети  уже в конце 1990-х годов. Первые крупные новаторские винные компании — такие, как GWS, «Тбилвино», «Телавский винный погреб» понимали, что только на мифах и традициях долго не протянуть. Поэтому они напрочь отказались не только от фальсификаций, но и сумели избежать включения своей продукции в сегмент дешевых вин, чего не смогли добиться украинские и молдавские производители.

Но общий фон это все равно не могло изменить.

А потом наступил день, перевернувший все с ног на голову.

Большая часть экспертов по вопросам грузинского виноделия считает 27 марта 2006 года точкой отсчета и днем рождения отрасли. В этот день по решению главного санитарного врача РФ Геннадия Онищенко в России был введен полный запрет на импорт грузинского вина. Причиной было названо низкое качество продукции, в вине были еще и обнаружены пестициды.

Представьте себе, какой это был шок для страны, экспорт вина которой на 80 процентов приходился именно на российский рынок.

Политическая подоплека произошедшего с учетом ситуации сомнений не вызывала. Но бесспорно было и то, что большая часть забракованного Онищенко грузинского вина производилась на территории России.

Эмбарго обнажило те серьезные проблемы, которые испытывало грузинское виноделие. Зависящая от российского рынка и изгнанная оттуда Грузия была вынуждена «открыть» для себя, что, помимо российского рынка, в этом мире существует много других, на которых можно реализовать вино.

Наступили очень тяжелые, драматичные годы, которых многие не вынесли. Медиа передавала репортажи из Кахети, где крестьяне со слезами на глазах собственными руками вырубали виноградники, которые лелеяли и взращивали многие годы.

С 2006 по 2010 годы в Грузии площадь виноградников и производство винограда сократилось на 26 процентов.

Европейский рынок диктовал необходимость высокого качества, а это, в свою очередь, требовало большего труда, знаний и финансов. Кроме того, в отличие от постсоветского пространства, где грузинское вино являлось брэндом, в Европе о грузинском вине ничего не знали, и это значительно осложняло ситуацию.

Но несмотря на проблемы, в течение семи лет запрета на экспорт в Россию, грузинское виноделие не только выжило, но и вышло на новый этап развития.

Суммы, поступившие от экспорта вина в 2012 году, сравнялись с показателями экспорта в Россию в 2005 году. По данным Агентства вина, сегодня грузинское вино продается в пятидесяти странах.

По данным за январь-сентябрь 2016 года, Грузия экспортировала 32 421 418 бутылок вина, что на 35 процентов больше, чем в 2015 году.

Помимо европейского рынка, Грузия за этот период смогла выйти и на такой важный, как китайский. Сегодня Китай входит в пятерку крупнейших импортеров грузинского вина и занимает второе место, сменив на этой позиции Украину. Между тем 10 лет назад Поднебесная вообще не фигурировала в этом списке.

Данные за январь-сентябрь 2016 года говорят, что страны, в которые Грузия экспортирует вино, расположились таким образом: Россия (17056936 бутылок), Китай (3852245 бутылок), Украина (3457028 бутылок), Казахстан (2535163 бутылки), Польша (1633514 бутылок).

Да, Россия, которая в 2013 году открыла свой рынок для грузинского вина, вновь стала лидером. А Грузия опять оказалась на перепутье: знакомый, легкий, но в то же время политизированный и полный экономических рисков российский рынок — или новые, незнакомые и труднопокоримые высоты?

Грузинские эксперты в целом согласны в том, что повторная зависимость от российского рынка для грузинского виноделия может пагубна.

Однозначный позитив от российского эмбарго в том, что сегодня грузинские вина среднего сегмента ощутимо приблизились к международным стандартам, а также началось создание и вин премиум-класса.

Виноделы

 

8 w

Профессия винодела в Грузии всегда считалась престижной, а в последние годы приобрела особую популярность. Частыми стали истории о молодых людях, перебравшихся из столицы в деревню, разбивших виноградники и занявшихся производством вина.

Например, в некоторых грузинских кафе и ресторанах попадается вино «Ода». Его из уникального сорта винограда оджалеши в Западной Грузии производят тбилисцы, супруги Заза Гагуа и Кети Нинидзе.

Заза обустроил в Мартвили (Западная Грузия) доставшуюся от прабабушки оду — старый мегрельский дом, и со всей семьей перебрался туда. Дети ходят в мартвильский детский сад, Кети и Заза заняты бизнесом.

Раньше покупали виноград, а в нынешнем году впервые наполнят квеври вином из своего оджалеши. Их доход растет из года в год, но средства они вкладывают в расширение производства. В прошлом году они выпустили 2,000 бутылок, в нынешнем планируют 3,000.

Поставляют и на местный рынок, и на экспорт. В прошлом году 200 бутылок продали в Лондон, 50 – в Австралию. В последующие два года планируют снять со своего виноградника две-три тонны ягоды.

К делу относятся с огромной ответственностью. Кети в течение нескольких месяцев обучалась на курсах в Германии. Она планирует и винным туризмом заняться вплотную.

«Ода» предлагает туристам различные услуги. Помимо дегустации вина, туристы могут прямо во дворе сварить гоми (особую кукурузную кашу) и изготовить чурчхелу.

«Очень хочу придать этому делу и познавательную нагрузку. Подумываю открыть воскресную школу, где дети смогут получить различные навыки виноделия», — говорит Кети.

Заза рассуждает о значимости малых и средних винных компаний. В прошлом году «Ода» безуспешно попыталась добиться финансирования в рамках правительственной программы «Произведи в Грузии» [программа поддержки малого и среднего бизнеса, разработанная в 2014 году по инициативе премьер-министра Грузии].

«Написали в Фейсбуке, что отказали нам в финансировании. Случайно запись прочитал владелец одного винного бара и выразил желание профинансировать нас. Кто хорошо знаком с этой сферой, прекрасно понимает, как важно поддерживать именно малый и средний бизнес», — говорит Заза.

Грузинские эксперты и виноделы едины во мнении, что именно благодаря крестьянам и мелким предпринимателям традиции грузинского вина не были окончательно потеряны в советский период и в следующие сложные годы. Именно крестьян надо благодарить за то, что в Грузии и сегодня есть уникальные сорта лозы, и за сохранность уникальной технологии изготовления вина в квеври.

Илия Берианидзе, деревня Карденахи

На дороге, ведущей в Гурджаани из-за густого тумана с трудом удается разглядеть дорожный указатель — поворот на деревню Карденахи. По сельской узкой улочке идет, согнувшись, человек средних лет с бидонами воды. Увидев машину, останавливается.

«Вот иду вино переливать, если хотите – присоединяйтесь», — предлагает он, узнав, что мы журналисты и нас интересует все, связанное с ртвели (сбор винограда) и производством вина.

Илие Берианидзе 50 лет. Раньше жил в Тбилиси, работал мясником. Когда жить стало трудно, покинул столицу и со старыми родителями вернулся в родную деревню.

«Что меня здесь удержало бы, если б не виноградник», — говорит Илия, приглашая осмотреть свой марани.  

Но до того зовет на второй этаж дома, чтобы показать свой виноградник.

3

Дом Илии построен в 19 веке. Местами поврежден от старости. С балкона маленькой комнаты с голубыми стенами и деревянной скрипучей дверью видны расстилающиеся внизу земли с множеством разбитых виноградников. Илия смотрит на них и рассказывает:

«Экономил понемногу и купил полгектара земли. Два сорта винограда у меня – саперави и ркацители. Немного александроули. Вина уже распределил по бочкам. То, что осталось в квеври, пущу на чачу. В этом году урожай был неважный. Виноград болел, много испортилось. Что только не делал, но ничего не помогло. Химикаты были некачественные. Государство ваучер дало на 200 лари, чтобы лекарства купить для виноградника, но этого не хватило. Десять раз опрыскал виноградник, в 1200 лари обошлось».

«Бизнес? Нет, какой бизнес, шутите что ли? Пару копеек с виноградника заработать, семью прокормить. Немного вина здесь же соседям продал. Около 80 литров на «Тбилисоба» (праздник — День города Тбилиси) продал в этом году. Остальное раздал родственникам – все моего вина ждут. Другого варианта нет — грузинские традиции щедрости требуют. Не дашь ты, и тебе ничего не достанется. Поэтому на деньги от вина широко не проживешь – так, на пропитание», — говорит Илия и наливает в стакан красное вино.

Мы с удовольствием пробуем. Чувствуется, что вино чистое, без примесей. Тост произносит сам хозяин – за предков, от кого этот марани и достался.

Николоз и Тамари, деревня Карденахи 

41-летний Николоз с детства видел и знает, как делается вино – он из семьи виноделов. 20 лет назад около своего дома он соорудил маленький завод. У него два гектара земли. Взял ссуду в банке, чтобы за виноградником ухаживать, но надежды не оправдались – и его виноград заболел милдью. Чтобы покрыть часть ссуды, несколько дней назад продал полгектара земли за 8,300 долларов.

съемка и монтаж - Давид Пипиа

«Семь лет за виноградником как за ребенком ухаживал, но другого выхода не было, пришлось продать. В этом году из-за болезни виноград испортился. Некачественные медикаменты завезли. Большие убытки люди понесли», — говорит Николоз.

В центре двора разведен огонь. Николоз гонит чачу. Следит за процессом и успевает беседовать при этом. Говорит, чтобы получить хорошую чачу, требуется повышенное внимание.

Чача медленно вытекает из большого металлического котла. Рядом накрыт стол – шашлык, сыр, хлеб. Спрашиваем о семейном бизнесе, которым он занят с женой и старшим сыном.

«Очень трудоемкое дело, а доход — не очень, — говорит Тамро, жена Николоза. — Лучше самим вино изготовить, чем сдавать виноград по низкой цене. Чачу выгоним и сами продадим. Литр чачи если за три лари продать – уже хорошо. Сейчас цена низкая, поэтому ждем до весны, и весной продаем. И расходы при этом большие. На опрыскивание лозы в этом году 3000 лари понадобилось, во время ртвели каждому помощнику по 25 лари платим. И после такого труда немного денег остается, только семье на пропитание».

 

фото: Давид Пипиа

Читайте также