Этот вопрос теперь будет постоянно маячить перед УЕФА" />

Почему Косово можно иметь футбольную сборную, а Абхазии нельзя?

Этот вопрос теперь будет постоянно маячить перед УЕФА

В минувший вторник случилось то, что рано или поздно должно было случиться. Прошедший в Будапеште Конгресс УЕФА принял Футбольный союз Косово в состав своей организации.

И хотя косовары решили свой вопрос со скрипом — почти половина членов УЕФА не особо желала видеть себя равными футболистам с самоопределившейся территории (28 «за», 24 «против», еще две ассоциации воздержались при голосовании) – тем не менее о жарких дебатах вокруг членства Косово забудут даже раньше, чем сборная этой страны сыграет своей первый официальный матч в новом статусе.

Как любят говорить сторонники прагматичного футбола, «игра забудется, а результат останется».

Хотя я себя числю больше ценителем прекрасного, нежели прагматичным созерцателем цифр на табло, тем не менее в вопросе, связанном с Косово, меня прельщает именно результат. Так как все что произошло в Будапеште, имеет весьма емкое определение для УЕФА и тех, кто туда стремится — «создан прецедент».

Не буду говорить за других, они сами о себе наверняка заявят, но то, что мне как абхазу этот прецедент согрел душу и показал абхазскому футболу свет в конце тоннеля, это факт.

Почему Косово можно, а Абхазии нельзя? Этот вопрос теперь будет постоянно маячить перед УЕФА.

Раньше спорт, и футбол в том числе, который любил бравировать своей аполитичностью, так или иначе создавал различного рода барьеры политического характера. Исключительно этим можно объяснить существующий в том же уставе УЕФА пункт об условиях членства в этой организации:

«Членство в УЕФА открыто для национальных ассоциаций футбола, находящихся на европейском континенте, в странах, которые признаны Организацией Объединенных Наций в качестве независимых государств, и отвечающих за организацию и имплементацию вопросов, связанных с футболом на территории своих стран».

Оставим в стороне федерации футбола Шотландии, Северной Ирландии и Уэльса. Их как одних из родоначальников самой популярной игры понятным образом оставили вне правил.

Не будем вспоминать Швейцарию, хотя она вступила в ООН лишь в 2002 году, а клубы и сборная играют под международной эгидой не один десяток лет. Но ведь в этой стране не только хранятся деньги сильных мира сего, но и находятся штаб-квартиры УЕФА и ФИФА.

Но Косово — в ООН ведь не входит. Эта страна не может похвастаться внушающей доверие опять же сильным мира сего, банковской системой. На территории Косово нет, да и вряд ли на нашем веку появится, хотя бы одной штаб-квартиры даже самой захудалой международной спортивной организации (хотя цены на местную недвижимость в разы ниже, чем в скучной, но жутко дорогой Швейцарии). Ну и, наконец, про исторический вклад косоваров в историю футбола я вообще не буду говорить, ибо и сами косовары об этом не шибко распространяются.

Но при всем при этом косовары безмерно любят футбол и хотят, чтобы их футболисты выступали ни за сборную враждебной им Сербии, ни за дружину единокровной Албании, а именно под стягом вымученной чередой огромных страданий в борьбе за собственную единичность – страны Косово.

В общем, у Федерации футбола Абхазии появился шанс.

 

Фото на обложке: информационный сайт Косово инфо

Мнения, высказанные в статье, передают терминологию и взгляды авторa и не обязательно отражают позицию редакции.

Опубликован: 10.05.2016


Читайте также