В Азербайджане нет “собственного” фигурного катания, но могло бы быть по-другому" />

Девочка, лед, платье из парашюта — история Наргиз

В Азербайджане нет “собственного” фигурного катания, но могло бы быть по-другому

Н

аргиз пытается завязать шнурки на коньках, но они рвутся снова и снова. Этот повторяющийся сон снится ей много лет.

Ей 42 года, она живет в Стамбуле и преподает латиноамериканские танцы. Недалеко от ее дома есть любительский каток, но Наргиз не может заставить себя туда пойти. Фигурное катание для нее — все еще больная тема.

Нуца, на которую я похожа

Как простить отца

Женщины-фотографы – о себе и своей профессии

В

1990 году в Баку открылся новый спортивно-выставочный комплекс. А в нем – ледовый каток и секция фигурного катания. По меркам южного города, где температура почти никогда не опускается ниже нуля, это была настоящая диковинка.

Наргиз в эту секцию попала в 12 лет — случайно. Пришла из любопытства за компанию с подружкой. И сразу же влюбилась в лед.

“Я жила от тренировки до тренировки. Это было далеко не самое счастливое время, как я сейчас понимаю. Но тогда лед был для меня источником абсолютного счастья”.

Мальчишки-одноклассники дразнили ее: «Давай мы принесем тазик с замороженной водой, покажешь, что умеешь». Но Наргиз не обращала внимания — пусть дразнятся. Главное – дотерпеть до одиннадцати часов дня.

Ровно в одиннадцать она поспешит на автобусную остановку.

Наргиз еще слишком юная, чтобы понимать, что СССР распался, и в стране творится бардак. Но она знает, что транспорт ходит плохо, и автобусы почти всегда битком набиты. Хорошо, если удастся хоть наполовину впихнуться в него и ехать, повиснув на подножке. На одном плече – школьный рюкзак, на другом – сумка с коньками и тренировочной одеждой.

Скрипя и громыхая, автобус въезжает на Тбилисский проспект, и вот, наконец-то, впереди — здание спортивного комплекса, похожее на огромный серый барабан.

Тренировки длились до пяти-шести часов вечера. Сначала – разминка в зале, растяжка, уроки балета. После девочки выходили на лед, где их без особой радости встречал тренер Амир Касимович. Совсем молодой парень, ученик прославленного фигуриста Зайцева, он сам еще не успел «накататься», когда вынужден был отказаться от спортивной карьеры из-за травмы.

“Тогда я впервые поняла, что в спорте главное не талант, и не работоспособность, а удача. Амиру Касимовичу удача не улыбнулась, и это сказывалось на его отношении к нам. Он часто бывал с нами резок и даже груб. Но мы все равно любили его, потому что он нас учил. Тем более, что второй тренер, появившийся позже, был еще хуже – он ничего не объяснял, только орал на нас и требовал похудеть”.

На них вообще постоянно кричали, оскорбляли, ругали, на чем свет стоит, не делая никаких скидок на возраст. Но ничто на свете не могло бы заставить Наргиз добровольно пропустить тренировку.

Спортивный комплекс до ремонта, 2014 год. Фото: prezident.az

Н

астоящие красивые платья для фигурного катания купить было не на что, да и негде. Костюмы перешивались из старой одежды или любой более или менее подходящей ткани.

“У меня было даже платье из парашюта. Мой двоюродный дедушка, военный врач, принес однажды списанный парашют ярко-оранжевого цвета, и мне сшили из него платье. Ну а специальные чехлы, которые надеваются на коньки, чтобы пройти от раздевалки до катка, были роскошью, мало кому доступной. Вместо них я использовала куски резины — приматывала к конькам веревочкой. Папа одной подруги придумал”.

Н

аргиз было 14. После коротких летних каникул фигуристки вернулись в секцию и обнаружили, что катка больше нет.

“Я ждала до последнего, что зальют лед. Даже сама ходила разговаривать с директором. Не верила, что такое возможно, требовала показать мне тренировочный зал. Мне отпирали его, и я видела вместо нашего катка большую лужу. Это было ужасно. Я потеряла себя в тот момент”.

Спортивно-концертный комплекс имени Гейдара Алиева теперь. Фото с сайта министерства молодежи и спорта

Что же случилось?

Система охлаждения катка оказалась некачественной и вышла из строя. Спорткомплекс, который поначалу находился на балансе государства, перешел на самообеспечение. Содержать каток стало непозволительной роскошью.

Обо всем этом рассказал Рафик Бейбутов – тот самый директор, чей кабинет «штурмовала» когда-то четырнадцатилетняя Наргиз. Он до сих пор руководит спорткомплексом, который теперь называется «спортивно-концертный комплекс имени Гейдара Алиева». К 2015 году его капитально отремонтировали и сейчас здесь проводятся соревнования по разным видам спорта и крупные промышленные выставки.

Поговаривали и о восстановлении катка, но этого так и не произошло. Потому что содержать профессиональный ледовый каток – дело хлопотное и накладное, а фигурное катание – слишком несвойственный для Азербайджана вид спорта, чтобы ради него так стараться.

В итоге сейчас собственных фигуристов у Азербайджана нет, а на международных чемпионатах страну представляют легионеры. Хотя, по мнению Наргиз, все могло бы сложиться иначе:

“В нашей секции были очень талантливые девочки.  Возможно, из нас не получились бы звезды. Но мы могли бы стать хорошими тренерами и воспитать новое поколение своих фигуристов. Легионер никогда не будет так мотивирован, как спортсмен, выступающий за собственную страну”.

Иногда — очень редко — Наргиз снится, что она выходит на лед, легко и уверенно скользит по нему, делает сложные прыжки. И радуется, что за столько лет не разучилась кататься.

Facebook Comments

Читайте также