Политические силы Армении совместно разработали и приняли Избирательный кодекс" />

Во имя консенсуса

Политические силы Армении совместно разработали и приняли Избирательный кодекс

Избирательный кодекс, который месяцами обсуждался, вызывая жаркие споры и пламенные выступления, стал свершившимся фактом. В конце октября Национальное собрание приняло его. Достигнутый консенсус и оппозиция, и власти назвали историческим.

Армянское политическое поле с марта 2016 года работало над реформированием Избирательного кодекса Армении. Работа проходила в формате «4+4+4» с вовлечением четырех представителей от власти, оппозиции и гражданского общества. Необходимость в реформировании была продиктована изменениями в Конституции, принятыми по итогам референдума.  

Оппозиция выдвинула, а власть частично или полностью удовлетворила те требования оппозиции, которые посчитала разумными и уместными.

Принятие Избирательного кодекса имело ключевое значение не только для армянского внутриполитического поля, но и для ряда европейских структур, в частности, Венецианской комиссии Совета Европы и ОБСЕ/БДИПЧ.

Европейские эксперты приветствовали изменения и нововведения, внесенные в проект. Но и высказали свои соображения. В частности, высказались о пункте «публикация уже подписанных списков избирателей». По мнению Венецианской комиссии, это нарушает право людей на конфиденциальность персональной информации, в связи с чем европейцы призвали пересмотреть данное положение.

Однако для достижения исторического консенсуса с оппозицией власти не откликнулись на призыв европейцев и позволили, чтобы подписанные избирателями списки стали всем доступны после голосования.

Карикатура: газета «Айоц ашхар»

 

Позиция властей

Член правящей Республиканской партии Армении Ваграм Мкртчян изначально был против обнародования списков, о чем заявлял неоднократно:

«Да, по сути, это считается частью тайны голосования. Теперь, говорит ли об этом Венецианская комиссия или другая структура, – несущественно. Важно то, что участие или неучастие – тоже тайна, так как это решение человека, хочет он объявлять об этом или нет. Я бы не видел в этом проблемы, если бы это было закреплено как обязанность. Но сегодня мы в результате политического соглашения пришли к общему знаменателю, что списки должны публиковаться.

Высказывания Венецианской комиссии имеют рекомендательный характер, и если в результате политического консенсуса мы обнародуем списки, я не вижу здесь никаких препятствий. И я приветствую нашу политическую волю, что, несмотря на отрицательное мнение Венецианской комиссии, мы сумели прийти к соглашению. Оппозиция долго фокусировалась на данном вопросе, и если для оппозиции это так важно, то мы даем им это положение. Хотя я уверен, что и без этого выборы пройдут очень честно и прозрачно».

Подход оппозиции

Подписанные списки будут обнародованы не в результате проявления доброй воли властей, а благодаря активному политическому диалогу и работе. Это мнение руководителя партии «Процветающая Армения» Наиры Зограбян:

«Не то чтобы они совершили беспрецедентный героический поступок и, несмотря на мнение Венецианской комиссии, приняли это положение. Нет. Я лично в Страсбурге говорила с экспертами комиссии, и в глобальном смысле, продолжая придерживаться своего мнения относительно избирательных списков, члены комиссии не имеют возражений против закрепления в Избирательном кодексе положения об избирательных списках.

Их формулировка такова — мы не приветствуем, но если ваша выборная культура диктует, предполагает такую необходимость, то мы не имеем возражений. Так что, я уверена, во время каких-либо выборов данный вопрос, естественно, не мог вызвать никаких затруднений, поскольку все, в частности, и ОБСЕ/БДИПЧ, прекрасно разбираются в тонкостях армянских выборов.

У нас может быть самый совершенный Избирательный кодекс, но если у власти нет соответствующей политической воли, она опять сделает все необходимое, чтобы обеспечить свое воспроизведение.

Позиция гражданского общества

Представитель гражданского общества, консультант антикоррупционного центра «Транспаренси интернейшнл» Эрикназ Тигранян, не участвовавшая в обсуждениях в формате «4+4+4», считает, что пункт о публикации подписанных списков, скорее, стал поводом для множества вопросов, а не для радости. Она отмечает, что вначале у них была эйфория, что власти пошли навстречу оппозиции, но потом встал вопрос — почему вдруг было проигнорировано мнение авторитетной структуры:

«Не было сомнений, что в резерве властей был другой шаг взамен публикации списков. И выяснилось, что это криминализация голосования за других, и мы однозначно высказались против этого. Если ложные сообщения о голосовании за других криминализируются, то никто не осмелится сообщить о подобных случаях или будет крайне осторожен».

По мнению эксперта, положение об обнародовании персональных данных избирателей принято не от хорошей жизни и не от позитивного опыта. Это следствие недоверия. И если европейским странам публикация персональных данных может показаться неразумной для обеспечения выборного процесса, то для Армении это единственный способ, благодаря которому результаты выборов станут контролируемыми. Словом, для государства приоритетными являются интересы не гражданина и избирателя, а выборов.

Мнение эксперта

По мнению политического аналитика Вигена Акопяна, если в Европе обнародование подписанных списков может рассматриваться как контроль над тем, участвовал ли человек в голосовании, то в Армении это будет иметь совершенно иной эффект:

«Я считаю, что это полезный инструмент. Вопрос обнародования списков был актуален особенно последние 10 дет, и всегда был актуален, но власти отклоняли его, приводя в качестве отговорки подход определенных международных структур. Если бы мы были Швейцарией, мы могли бы учесть и тонкости, о которых говорит Венецианская комиссия. Но я думаю, сейчас для нас приоритетом является обеспечение прозрачности выборных процессов, чтобы мы могли сформировать доверие к ним».

 Опубликовано: 08.11.2016


Читайте также