Экранизация культового для азербайджанцев романа: какими нас показали всему миру? " />

Али и Нино, или все, что от них осталось

Экранизация культового для азербайджанцев романа: какими нас показали всему миру?

Как я снималась в этом фильме

Туго затянутый корсет мешал дышать, и становилось понятно, почему в старину барышни так часто грохались в обморок. На дворе стоял февраль, в тонком вечернем платье было холодно, а от полсотни шпилек к вечеру уже нестерпимо болела голова. Зато вокруг снимается настоящее красивое костюмированное кино, царит безумно вкусная творческая атмосфера, и подруги завидуют тому, что ты видишь живую Марию Вальверде в уггах.

На съемки фильма «Али и Нино» я угодила случайно, в скромной роли статистки и, честно говоря, была удивлена размахом происходящего. Сцену бала в доме миллионщика Зейналабдина Тагиева снимали три дня с утра до ночи. Раз за разом охрипшие ассистенты режиссера переставляли местами массовку, а Али и Нино выходили исполнять восточный танец. Да и вообще, все было настолько круто, что в какой-то момент хотелось согласиться с Владимиром Ильичом Лениным, что важнейшим из искусств для нас является кино.

Ну и, разумеется, «после того, что между нами было», я просто не имела морального права не посмотреть этот фильм. И знаете, что я вам скажу, Владимир Ильич… Вы были неправы.

Кавказские Ромео и Джульетта

В основу фильма лёг одноименный роман азербайджанского писателя-эмигранта Курбана Саида. Написанный в 1937 году на немецком языке, он успел в своё время наделать много шума и, если верить статьям и книжным аннотациям, пришелся очень по душе западной публике. Да и почему бы, собственно, не прийтись – тут тебе и экзотическая восточная страна, и запретная страсть, и грандиозные исторические события.

В центре романа – любовь молодого хана Али Ширваншира и грузинской княжны Нино Кипиани. Он – мусульманин строгих правил, она – свободолюбивая и европеизированная христианка. А на дворе – начало 20 века, Баку, нефтяной бум, война, революция, борьба Азербайджана за независимость и споры о том, стоит ли ему оставаться азиатской страной или нужно «двигаться в Европу». Кстати, этот вопрос мы обсуждаем уже сто лет и тема еще открыта. По сути своей, «Али и Нино» – роман о противостоянии мусульманской и христианской, европейской и азиатской культур на примере отдельно взятой пары. А еще – о любви, которая сильнее всех этих противоречий.

Можно даже сказать, что «Али и Нино» — по-своему символическое произведение для всего Южного Кавказа. Во всяком случае, так, наверно, считала грузинский скульптор Тамара Квеситадзе, автор мобильной статуи Али и Нино, установленной на бульваре в Батуми.

Ну и, в свете всего сказанного, вполне понятно, что, когда роман решили экранизировать, всем в Азербайджане стало интересно, что же из этого выйдет.

Глас народа

Фильм был снят в 2015 году британской кинокомпанией PeaPie Film. Режиссером его стал Асиф Кападия, сценарий же написал Кристофер Хэмптон (которому, по идее, Курбан Саид теперь должен являться во сне и смотреть с укоризной до конца жизни).

В роли исполнительного продюсера картины выступила вице-президент Фонда Гейдара Алиева Лейла Алиева, а на роль главных героев были выбраны испанская актриса Мария Вальверде и британец арабского происхождения Адам Бакри.

Премьера фильма состоялась прошлой зимой на американском фестивале Sundance. Посмотрев его, критики и журналисты вовсе не потеряли дар речи от восхищения.

Так, кинопортал Little White Lies пишет, что «у Кападиа получилась, скорее, теледрама, годящаяся для того, чтоб скоротать вечерок с чашкой чая в руках, нежели фильм, способный претендовать на Оскар». Кроме того, сайт упрекает режиссера, например, в том, что многие сцены в фильме кажутся чистым фарсом.

Сайт The Hollywood Reporter, в свою очередь, считает, что у фильма были все шансы стать прекрасной исторической мелодрамой, если бы актеры более правдоподобно изображали любовь.

При этом оба ресурса (как и многие другие) сходятся во мнении, что самое лучшее в фильме – это пейзажи. The Hollywood Reporter даже нашел схожесть между окрестностями Баку и Техасом времен тамошнего нефтяного бума. Кажется, это был комплимент.

В Азербайджане фильм идёт с 6 октября и, разумеется, активно обсуждается в социальных сетях. И пока часть зрителей брезгливо воротит нос, другая часть не скрывает восторга.

Вот, например, один из пользователей Facebook проводит параллели с другой очень известной экранизацией: “Мне, в принципе, наплевать на Гражданскую войну в Америке. Но, благодаря «Унесенным ветром», эта тема и сейчас мне интересна. А будет ли интересна история нашей Республики миллионам зрителям за рубежом, благодаря этому фильму? Не уверен».

Совершенно иначе считает известный журналист Хадиджа Исмайлова. По её мнению, посыл фильма будет вполне ясен западному миру и возымеет желаемый Азербайджаном эффект.
«Я очень рада, что итоговая версия сценария не грешит против истины и правдиво описывает все кровавые события той поры и нашу борьбу за свободу», — пишет Хадиджа на своей странице, — «Конечно, фильм не идеален с точки зрения достоверности исторических фактов, но, тем не менее, он способен сказать миру то, что мы хотим».

«Фильм очень грубо сработан, на мой взгляд» — говорит еще один пользователь, — «В нём не хватает главного – чувств и эмоций. Даже в сцене, когда убивают одного из друзей Али, это не вызывает у зрителя никакого сочувствия».

А кому-то эмоций в фильме хватило с лихвой: «Мне очень понравилось. Я даже плакала в финале. Может, всё дело в моей сентиментальности, не знаю. И еще, очень зацепили виды старого Баку».

С места в карьер

Вообще-то, назвать фильм «Али и Нино» экранизацией язык не поворачивается. Сценарист весьма смело обошелся с оригиналом. Да и на монтажном столе, судя по всему, многие сцены отдали богу душу, как это часто бывает. И после всех манипуляций от произведения Курбана Саида мало что осталось.

Но давайте по порядку.

Если вы читали книгу, то в начале фильма трудно избавиться от ощущения, что вы это самое начало пропустили. То есть, фильм «стартует» примерно с 12-й главы романа. Если Курбан Саид довольно тщательно описывает знакомство и развитие отношений своих героев, то в фильме всё это остаётся за кадром. В кадре же – калейдоскоп коротеньких сцен с признаниями, поцелуями и переглядываниями. Кстати, та самая сцена с балом в фильме показана лишь фрагментарно, да и то, преимущественно, на фоне титров.

Возможно, именно из-за этого начала в стиле «с места в карьер», кинематографическая любовь Али и Нино кажется не слишком правдоподобной. А может, правы западные критики, в один голос твердящие об «отсутствии химии» между Бакри и Вельверде.

Но вот в чем уж точно фильму нельзя отказать – так это в динамике. Действие развивается так стремительно, что уследить за ним очень проблематично, даже заранее зная хронологию событий. Не успел молодой хан получить у отца благословение на женитьбу, как уже началась Первая Мировая Война. И вот уже четверо друзей спорят о том, стоит ли мусульманам идти на фронт или же эта «война неверных» их не касается.

Кстати, о друзьях. Их у Али трое, и по роману каждый обладает своим характером, достоинствами, недостатками и т.д. В фильме же эти персонажи (как, впрочем, и большинство остальных) практически лишены индивидуальности. Фанатичный мулла, самоотверженный молодой офицер, старик-консерватор – всё это не живые люди, а стикеры с надписями, приклеенные ко лбу актеров, как в игре «Угадай, кто».

Авторы фильма изрядно «подкорректировали» также и образ Мелика Нахараряна – армянского аристократа и по совместительству похитителя Нино. Во-первых, на роль толстого и антипатичного Нахараряна выбрали зеленоглазого красавчика Риккардо Скамарчио. А во-вторых, из близкого друга Али его зачем-то превратили в седьмую воду на киселе – партнера отца Нино. Драматизма от этой замены сильно поубавилось.

Впрочем, не пощадила «судьба» и главного героя – Али Ширваншира. В романе он внушает уважение, преимущественно, благодаря своей внутренней борьбе и попыткам найти баланс между любовью к европейке и приверженности к азиатским устоям, между своим пониманием морали и требованием времени. Но в фильме эта внутренняя борьба никак не отражена, и на долю Али не выпало ни грамма психологизма – лишь стрельба из пистолета и громкие фразы из серии «Я люблю свою родину!».

…А сеанс, между тем, продолжается, и пока вы рассуждаете об образе молодого хана, на экране, обгоняя друг друга, продолжают мелькать кадры. Красивые, кстати говоря, кадры. Даже очень красивые. Вот Али уже убил своего соперника, пытавшегося похитить Нино, и сбежал в Дагестан, чтобы не стать жертвой кровной мести. Вот к нему туда, аки жена декабриста, приехала Нино. Вот они на скорую руку поженились и зажили в полной идиллии. А тут как раз революция грянула, и в Азербайджане все перевернулось вверх дном, враги Али исчезли в неизвестном направлении, и ему можно возвращаться домой. Причём, отец Али, приехав навестить молодоженов в их ауле, сообщает им об этом судьбоносном событии часа этак через три после приезда, да и то как бы между прочим.

Альтернативная история

С этого момента, чтобы разобраться в происходящем на экране, нужно быть знатоком истории. А то вообще непонятно, кто с кем и почему воюет. Хотя, если вам прекрасно известно всё, что творилось в Азербайджане в период с 1917 по 1920 годы, вас ждёт другой подводный камень. Точнее, камни – многочисленные исторические ляпы.

Именно они больше всего возмутили наиболее образованную часть зрителей. Достаточно упомянуть самый яркий ляп – азербайджанский триколор, гордо развевающийся в момент провозглашения Азербайджанской демократической республики. Дело в том, что на тот момент (28 мая 1918 года) этого флага вообще не существовало, он появился лишь полгода спустя. К тому же, сама «церемония» объявления АДР в военном лагере где-то в степи производит довольно странное впечатление.

История АДР и вообще все события на Кавказе того периода – это, действительно, очень интересно и важно. И его можно и нужно было грамотно показать. Не получилось.

И, если рассматривать этот фильм как историческую ленту, призванную рассказать миру о становлении и крахе первой на Востоке демократической республики, эту миссию вполне можно назвать проваленной. Среднестатистический западный зритель, не обременённый специальными знаниями, поймёт чуть больше, чем ничего. Потому что, судя по фильму, АДР – это какая-то непонятная республика на Кавказе, которая появилась буквально в одночасье, на пустом месте, стараниями одного усатого мужика по фамилии Хойский. И управлялась она, получается, тоже исключительно им одним да еще парочкой молодых парней. Наиболее любознательные зрители, возможно, полезут после сеанса в Википедию. Остальные просто махнут рукой.

Слишком «толерантное» кино

О художественной ценности романа «Али и Нино» можно поспорить, но в нем, по крайней мере, есть две необходимые составляющие – логика и конфликт. В фильме же почти нет ни того, ни другого. Логика в действиях героев весьма сомнительная, а конфликт представлен разве что запутанным противостоянием Азербайджана и России, да еще вялым ворчанием родителей Нино в адрес её возлюбленного. А вот основной камень преткновения молодых людей – их религиозно-культурное различие – опущен. И это лишает всю историю львиной доли смысла.
Ясное дело, ислам нынче, скажем так, «не в моде». И, возможно, создателям фильма не хотелось лишний раз акцентировать внимание на строгих мусульманских законах и этой теме, в целом. Но, извините уж, из песни слова не выкинешь.

Эпилог

После фильма остаётся ощущение, что посмотрел полуторачасовой трейлер к какому-то сериалу. Или что приятель попытался наспех рассказать тебе историю своей жизни и сам же запутался.

Смотреть фильм, не прочитав предварительно роман, нет никакого смысла. Вы просто не поймёте, что к чему и кто все эти люди.

Но, с другой стороны, если вы еще не читали книгу, вот и подходящий повод сделать это. Не бойтесь, её вполне можно одолеть за один день. Проверено на себе.

Опубликовано 20.10.2016

Facebook Comments

Читайте также